5

5

Можно ли после всего вышеизложенного сказать доброе слово про американские легкие танки? Можно. И нужно.

Ради этого перенесемся в 1812 год. Обратимся к тактике донских казаков. Прет Бонапарт на Москву. Армия непобедимая. Сотни тысяч. Рядом, тенью, правее и левее большими и малыми отрядами – казачишки. Именно – тенью. Ты к ним, они – от тебя. Ты от них, они – следом. Боя не принимают. От боя уклоняются. Кони у них резвые, оружие легкое. Никаких таких кирас на них сияющих. Идут они рядышком. Чуть дальше ружейного выстрела. Идут легкой рысью. Как волки.

В армии бонапартовой победный дух. Да только у каждого мягенько так милые кошечки по сердцу скребут: прихватит дизентерия, великая армия тебя ждать не будет, а казачишки добьют. Души их черствые в те славные времена вовсе не были развращены словесами про гуманность.

В Бородинском сражении казаки ту же линию гнули. Две великие армии сшиблись в смертельной рубке, а казаки Уварова и Платова широким маневром вокруг сражающихся масс понеслись туда, где у Бонапарта обозы. Ход конем. В чистом виде. Буквой «Г». До своих обозов Бонапарт их не допустил, однако и самую лучшую часть своей армии в битву вводить поостерегся. Бросишь старую гвардию в сражение – казачишки беззащитные тылы разграбят…

Вошел Бонапарт в Москву, а казачки вокруг рыщут. Если какой курьер из Москвы в Париж с победной реляцией поскакал, так его по дороге и прихватят, разденут догола, да на березке и повесят. А куда его девать? С собой возить? Обременительно. Лишний груз. Маневренность сковывает. Вроде как чугунная болванка на американском танке.

Тем временем Бонапарт во все стороны фуражиров рассылал. Лошадей у него тьма, а чем их кормить, если Белокаменная ярким пламенем объята? Да и солдатикам тоже кушать хочется. У тех фуражиров судьба незавидная. У них и сапоги диковинные, и штаны. Казачкам тряпки заграничные ужасно нравились. Торговали они ими, как фарцовщики с Крещатика. А голых фуражиров куда девать? Опять же – на березки. Гирляндами.

Главное в том, что крови французикам казаки попортили по высшей мере, а потери у них – по низшей планочке. Потому как в драку казаки сдуру не лезли.

Без фуража и продовольствия куда Бонапарту деваться? Говорят, что мороз и зима его сгубили. Это не так. Мороз и зима добили. Но побежал Бонапарт из Москвы еще до снега, до холодов, до мороза. Голод не тетка. Кушать хочется, а тут еще Кутузов с регулярной армией над всеми путями нависает.

Так что уходить Бонапарту пришлось. А уж казачки – снова следом и снова рядом. Уж тут они вволю повеселились. Чуть было самого Бонапарта живьем не прихватили, да позарились на добро, обоз бонапартов ринулись дербанить. От Бонапарта захваченного что толку, а добро – вот оно!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >