3

3

Уже одной только попытки нарисовать на карте возможные аэродромы базирования советской авиации и системы их боевого обеспечения, охраны и обороны достаточно для понимания того, что Сталин хитрил, требуя коридоры. Только разрешился бы вопрос с коридорами, возник бы вопрос с аэродромами. Нельзя же вывести в чужую страну миллионы своих солдат и оставить их без авиационной поддержки и авиационной разведки!

Но нельзя же авиацию разместить без аэродромов!

А можно ли аэродромы оставить без подъездных путей, без зенитного прикрытия, без складов и хранилищ, без узлов связи и командных пунктов, без авиационных госпиталей и ремонтных баз, без двух-трех цепей постов наблюдения за воздушной обстановкой, без охраны и обороны? То-то.

Теперь попробуем разместить бомбардировочную авиацию так, чтобы до границ было хотя бы 200 км. Покрутим циркулем и присвистнем. Для базирования бомбардировочной авиации не подходит район Варшавы, ведь тут чуть больше ста километров от границ Восточной Пруссии. Тут мы истребители свои посадим, а бомбардировщики оттянем. Для них не подходят районы ни Кракова, ни Познани, ни Лодзи, ни Львова, ни Тарнополя. Аэродромы для бомбардировочной авиации пришлось бы строить в районе Бреста, Ровно, Луцка, Ковеля.

Если же нам надо было иметь несколько аэродромов, удаленных на 300 км от границ с Германией и оккупированной ею Чехословакией, то мы могли найти такой кусочек в районе города Сарны у самой советской границы.

Когда в суть не вникаешь, то при упоминаниях о коридорах через Польшу воображение рисует картины похода советских войск на запад к границам Германии. Но стоит поразмыслить, как коридоры тут же превращаются в постоянные гарнизоны советских войск по всей стране – от самых границ Советского Союза до границ Германии.

Вопросов с размещением авиации возникает множество. Вот один из них: самостоятельно Красная Армия польских мужиков с земли сгонять намеревалась или во взаимодействии с властями Польши?

Если во взаимодействии, то с установления этого взаимодействия и надо было начинать. С польским правительством переговоры следовало вести. Отнюдь не с британским и французским.

Так ведь еще и танки. 9 тысяч или 10. Кто-нибудь задумывался над тем, как такую уйму боевой техники можно разместить в чужой стране? С Монголией не было проблем. Монголия была в полной зависимости от Москвы. Что советские товарищи хотели, то в Монголии и творили. Сверх того, между Советским Союзом и Монголией был подписан договор, в соответствии с которым Красная Армия принимала на себя обязанность защищать Монголию от агрессии.

Но ведь Польша была суверенным государством. Ну дали бы поляки коридоры. Дальше-то что? Так бы в коридорах советские дивизии и замерли бы в колоннах, ожидая начала войны? Не о коридорах речь следовало вести, а о том, была ли возможность на чужой земле в 700–800 километрах от советских границ и в 170 километрах от Берлина разместить миллионные массы войск, да так, чтобы не оставить их в полях на осень и зиму вместе со многими тысячами единиц боевой техники и стратегическими запасами в миллионы тонн.

Не в Лондоне и не в Париже ответы на все эти вопросы искать следовало, а в Варшаве. Но Москва не делала никаких попыток даже поставить все эти вопросы перед правительством Польши.

Перед военными делегациями Великобритании и Франции вопросы о коридорах через Польшу ставились советской делегацией так, как будто никакого правительства в Польше уже нет. Как будто это пустая земля, на которой никто не живет, которая никем не управляется.

И кто-то будет после этого доказывать, что помыслы Сталина в 1939 году были чистыми, как лесной ручеек?

Поделитесь на страничке

Следующая глава >