6

6

Коммунистические идеологи настаивают: у нас не было выбора – либо мы защищаем Польшу как сестру родную, либо вместе с Гитлером ее убиваем и рвем на части. Иного не дано.

А мы обратим внимание на близость дат.

Вопрос о коридорах для пропуска частей Красной Армии через территорию Польши был впервые поднят Ворошиловым 14 августа 1939 года, а уже 19 августа Молотов дал окончательное согласие на визит Риббентропа в Москву для раздела Польши.

Проще говоря, кремлевские борцы за коллективную безопасность вопрос о коридорах ставили так, что на него мог последовать только отрицательный ответ. Кроме того, времени на размышления не дали никакого.

Если бы правительство Польши вопреки здравому смыслу и национальным интересам страны все-таки изменило свое решение и разрешило проход частей Красной Армии через свою территорию, то ситуацию изменить было бы все равно невозможно: в Кремле уже летели пробки в потолок за братскую дружбу Сталина и Гитлера.

А товарищ Ворошилов объявил: «СССР заключил пакт о ненападении с Германией в результате, между прочим, того обстоятельства, что переговоры с Францией и Англией зашли в тупик в силу непреодолимых разногласий» («Известия», 27 августа 1939 г.).

Логика потрясающая. Великобритания и Франция не хотят нападать на Германию в случае «косвенной агрессии» с ее стороны, поэтому мы становимся не «косвенными», а прямыми и настоящими агрессорами, убийцами и людоедами, мы становимся союзником Гитлера, будем снабжать его всем необходимым для сокрушения Европы и вместе с ним будем Европу терзать.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >