Гребень

Гребень

Орудие для расчесывания шерсти, пряжи и прядения; женский символ, а еще атрибут многих мифологических персонажей (богинок, русалок).

В семейных обрядах гребень был символом женской судьбы. Новорожденному мальчику пуповину отрезали на топоре, девочке – на гребне, чтобы умела хорошо прясть. На крестинах бабка-пупорезка передавала куму девочку через гребень.

Гребень использовали как оберег от нечисти, болезней, сглаза. Его клали в колыбель, чтобы ребенок спал спокойно. Зубья от гребня клали возле больного. Когда болел скот, гребень подсаживали на несколько дней на грушу, после чего мыли и опять брали в дом.

Гребень также клали в мешок с семенами, или помешивали им семена, чтобы рожь уродилась густой, как зубья. Гребнем чесали овец, а вычесанную шерсть и сломанный гребень бросали в загон, чтоб у овец было больше шерсти.

На Рождество, на Масленицу, на Пасху гребень «не работал» – прясть и чесать запрещалось (табу). Гребень одевали, как девушку, надевали платок, плахту, запаску, украшали, ставили на покутье и обращались с просьбами и пожеланиями. Потом женщины несли гребень в шинок и там «пропивали». На следующий день выкупали и забирали домой. Такой ритуал назывался по-разному: «дядины», «водение гребня», «тягание прядки» и т. п.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Гребень с камеей

Из книги Повседневная жизнь дворянства пушкинской поры. Приметы и суеверия. автора Лаврентьева Елена Владимировна


Глава 3. Золотой гребень

Из книги Победа в Арктике автора Смит Питер

Глава 3. Золотой гребень IТеперь конвою предстояло выдержать самое суровое испытание. Было известно, что Люфтваффе постоянно наращивают численность своих торпедоносцев в Норвегии, но все-таки никто не ожидал, что их окажется так много. Никто не предполагал столь резкого


Распутинский гребень

Из книги Венценосные супруги. Между любовью и властью. Тайны великих союзов автора Солнон Жан-Франсуа

Распутинский гребень Медики высказались категорично: болезнь царевича – неизлечима. Этот вердикт поверг Александру и Николая в отчаяние. К горю матери из-за больного ребенка у царицы примешивалось чувство вины: гемофилией страдали в ее роду, и именно она передала ее