3

3

Отказ Польши пропустить войска Красной Армии через свою территорию стал для кремлевской пропаганды универсальным аргументом всесокрушающей мощи. На вопрос о том, зачем был заключен пакт с Гитлером, следует немедленный ответ: так ведь Польша отказалась нам коридоры предоставить! Мы были готовы ее защищать, а она не захотела.

Логика в прямом смысле убийственная: пусти меня в свой дом, я тебя буду защищать. А не пустишь – разорву на части.

Товарищ Ворошилов, из-за спины которого торчали сталинские усы, вопрос поставил так: или Польское государство пускает Красную Армию на свою землю, или Красная Армия вместе с Гитлером уничтожает Польское государство.

Это типично мафиозный расклад: мы берем ваш ресторан под защиту, под свое теплое крыло. Не согласны? Тогда силой возьмем или сожжем.

Глядя на те события из нового тысячелетия, мы вынуждены признать, что решение польского правительства не пускать красных на свою землю было, безусловно, правильным.

Начнем с чисто этической стороны.

Если Советский Союз был намерен защищать Польшу от германской агрессии, то переговоры следовало вести не с Великобританией и Францией, а с Польшей. Если стоял вопрос о безопасности Польши и Советского Союза, то при чем тут Великобритания и Франция?

У Великобритании и Франции свои интересы, которые с интересами Советского Союза могли совпадать, а могли и не совпадать. А интересы Польши в данном вопросе на все сто совпадали с интересами Советского Союза: не пустить Германию на восток!

Так что если уж речь зашла о том, чтобы остановить движение Германии на восток, то первым делом следовало Польшу пригласить за стол переговоров. Но до этого товарищ Ворошилов не додумался. За него думал товарищ Сталин и рассудил по-сталински: Польшу не приглашать, решать вопросы польской безопасности за ее спиной, требовать ответы на жизненно важные для поляков вопросы не у правительства Польши, а у британцев и французов. И требовать немедленного ответа!

Проще говоря, вопросы безопасности Польши решались без ее участия, как будто она не являлась суверенным государством, как будто уже списана со счетов, как будто не в Варшаве, а в Париже и Лондоне должен решаться вопрос, пускать Красную Армию на польскую землю или не пускать.

Нужно с сожалением признать, что делегации Великобритании и Франции были укомплектованы людьми не самыми умными. Как только Ворошилов поставил вопрос о коридорах через Польшу, представители Великобритании и Франции должны были немедленно, дружно и резко ответить: мы не вправе решать этот вопрос, мы не уполномочены его обсуждать. Но британские и французские мудрецы попали в сталинский капкан и втянулись в дискуссию.

Расчет Сталина был точным. Ставить на обсуждение проблему, которая касалась суверенитета Польши, без приглашения польской делегации на переговоры означало преднамеренное открытое и наглое дипломатическое оскорбление. Если бы правительство Польши ответило положительно на поставленный вопрос, то это стало бы позором для страны и национальным унижением.

Представьте себе, что какие-то люди за закрытой дверью между собой решают, пускать в ваш дом посторонних или не пускать. Вас они в свою компанию не зовут. Договорившись между собой, высовывают головы из-за двери: эй, мужик, ну ты как, согласен?

Я бы таких мудрецов послал подальше. И правительство Польши поступило именно так. Иначе оно поступить не могло, и права такого не имело! В любом случае принципиальная политика является единственно верной. Правительство Польши в данном случае проявило глубокую принципиальность. Честь и хвала!

Последующие события полностью подтвердили правильность решения правительства Польши. Через несколько месяцев Эстония, Литва и Латвия разрешили разместить на своей территории гарнизоны Красной Армии. Понятно, что размещали эти части ради «обеспечения безопасности от германской агрессии». Никакой безопасности странам Балтии Красная Армия обеспечить не смогла. Летом 1941 года Гитлер вышиб советских «защитников» из Прибалтики за пару недель.

Зато такое «обеспечение безопасности» уже летом 1940 года обернулось «восстанием народных масс», свержением законных правительств, «добровольным вступлением в братскую семью народов», коллективизацией, массовым уничтожением людей и оккупацией, которая замышлялась на веки вечные.

Если бы в 1939 году правительство Польши дало согласие пустить Красную Армию на свою территорию, то через весьма короткое время в Варшаве произошла бы «социалистическая революция».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >