2

2

Итак, 12 августа 1939 года в Москве начались переговоры военных миссий СССР, Великобритании и Франции. На виду у всех глава советской военной делегации нарком обороны Маршал Советского Союза Ворошилов разглагольствовал о том, как бы «обуздать Гитлера». А в тени происходило совсем другое.

11 августа, т.е. еще до начала переговоров с делегациями Великобритании и Франции, Сталин принял решение начать переговоры с Германией о разделе Польши. Это решение было оформлено в виде телеграммы Молотова поверенному в делах СССР в Германии Георгию Астахову. Телеграмма была получена последним в субботу 12 августа. В этот же день в 17.30 содержание телеграммы было передано Гитлеру, который в тот момент вел переговоры с министром иностранных дел Италии графом Чиано. После некоторого раздумья Гитлер сообщил своему собеседнику о телеграмме Молотова следующими словами: «Русские согласны с направлением в Москву германского представителя для политических переговоров».

Чиано оставил по этому поводу такую запись: «Русско-германские контакты протекают очень благоприятно, и именно в эти дни поступило русское предложение с приглашением направить германского полномочного представителя в Москву для переговоров о пакте дружбы» (И. Фляйшхауэр. Пакт. Гитлер, Сталин и инициатива германской дипломатии. 1938–1939. М., 1990. С. 237–238; Г.Л. Розанов. Сталин – Гитлер. Документальный очерк советско-германских дипломатических отношений 1939–1941 гг. М., 1991. С. 84–86).

Сталин, открыто демонстрируя всему миру решимость остановить гитлеровскую агрессию, в то же время (и даже раньше) тайно протягивал Гитлеру руку дружбы и помощи.

Этими маневрами Сталин обезопасил себя от неудачи при любом развитии событий. Назревал конфликт между Великобританией и Францией с одной стороны и Германией – с другой. Сталин поддерживал (явно или тайно) дружественные отношения со всеми участниками грядущего конфликта и всех подстрекал к более активным действиям.

14 августа 1939 года в ходе переговоров маршал Ворошилов поставил вопрос о том, готово ли правительство Польши предоставить коридоры для пропуска частей Красной Армии через польскую территорию в случае возникновения конфликта с Германией.

На этот вопрос был получен отрицательный ответ.

– Ах так! – сказали кремлевские товарищи. – Тогда мы заключаем пакт с Гитлером и вместе с ним делим Польшу на части.

И заключили. И разделили.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >