3

3

И еще вопрос: а какой, собственно, Сталину прок от «коллективной безопасности»? Неужели он рассчитывал на братскую помощь Бельгии или Люксембурга в случае нападения Гитлера на Советский Союз?

А кто, кроме Гитлера, мог на нас напасть? Эстония? Латвия? Не верю. Польша? Венгрия? Финляндия? Румыния? Каковы их шансы победно дойти до Владивостока и Магадана?

Даже Тухачевский и тот понимал, что наш народ надо пугать реальным врагом. Но на западных границах СССР до заключения Московского пакта 1939 года не было государств, способных успешно вести наступательную войну против Советского Союза. Поэтому Тухачевский еще в начале 1920-х годов выдумал польско-германскую коалицию, которая якобы была готова в любой момент вцепиться в горло Советскому Союзу.

Об этой мифической польско-германской коалиции Тухачевский писал начиная с Гражданской войны и до самого своего ареста. И после ареста, в ежовском застенке, Тухачевский написал трактат о польско-германском агрессивном блоке, который готовит нападение на СССР. Фантастический вариант Тухачевского не стоит того, чтобы на нем останавливаться даже бегло.

В годы, когда Сталин и его верные соратники вели героическую борьбу за «коллективную безопасность», у Советского Союза не было общих границ с Германией. Страна была отгорожена от мощных держав Европы барьером нейтральных государств, поэтому внезапное нападение на СССР в Европе было исключено. Кроме того, у Сталина была территория, которую завоевать невозможно. А если и удалось бы кому завоевать, то контролировать ее не удалось бы никому. Так зачем же ему «коллективная безопасность»?

Война могла возникнуть между Францией и Германией. Или между Польшей и Германией. Но нападение Германии на Польшу автоматически вовлекало в войну Францию и Британию.

В любом случае Советский Союз мог стать жертвой агрессии в самую последнюю очередь. Отчего же Сталин заботился о «коллективной безопасности» больше других?

У товарища Сталина в стране массовое истребление людей и голод с людоедством. Ему ли беспокоиться о благополучии сытой Дании и распутной Голландии? В 1930-х годах в империи Сталина, как мы помним, выпускалось больше танков, пушек, самолетов и подводных лодок, чем во всех остальных странах мира, вместе взятых. И вот товарищ Сталин «коллективной безопасностью» Европы озаботился: как бы где война не вспыхнула, как бы страданий кому не причинила, как бы польских и норвежских буржуинов от тягот войны уберечь.

В Советском Союзе предприниматели были истреблены поголовно и полностью. Купцы, банкиры, промышленники – все, кто не успел убежать, уничтожены. Потому как буржуй – враг пролетариата. Мало было Сталину крупных буржуев. Он за мелких принялся. Раз имеешь две коровы, значит, кулак. Кулак – мелкая буржуазия. Таких в тайгу и тундру слать! На смерть! Раз у тебя две коровы, значит, может появиться и третья. А от трех коров до многомиллиардного состояния рукой подать. Потому кулака в зародыше душить! Уничтожить как класс!

И в то же время товарищ Сталин ночами не спит. Все думает, как бы парижских и лондонских миллиардеров от Гитлера уберечь, как бы обеспечить им безопасность, как бы сохранить для них мир и покой.

Объясните мне доходчиво, зачем Сталину безопасность буржуинскую хранить.

На вопрос сей никто ответа пока не придумал. Потому нам рассказывают, что вовсе и не Сталин «коллективную безопасность» выдумал. Не его, мол, рук это дело, не его ума. Рассказывают, что «коллективная безопасность» – дело верного ленинца наркома иностранных дел товарища Литвинова Максима Максимовича. Якобы это он за дело мира боролся вопреки злодею Сталину.

Сталин членов ЦК, маршалов и командармов целыми батальонами изводил, а член сталинского ЦК товарищ Литвинов в это время, якобы не обращая внимания на кровавого Сталина, гнул свою линию на всеобщее и полное разоружение, на установление добрососедских отношений в Европе и во всем мире. Такой уж хороший товарищ в Кремле отыскался.

А по моему понятию, если бы товарищ Литвинов хоть словечко вопреки сталинской воле молвил, то не сидеть ему в кресле наркома иностранных дел ни одной минутки после того словечка, а гореть ярким пламенем в крематории Донского кладбища вместе с товарищем Тухачевским и другими товарищами.

Без Сталина никакие инициативы товарища Литвинова, в том числе и «коллективная безопасность», не могли быть не только официально провозглашены, но и не могли быть обсуждены в самом тесном кругу руководителей Народного комиссариата иностранных дел. Ибо их всех тут же обвинили бы в право-левацком уклоне и перестреляли бы, как зайчиков на полянке.

А вопрос так и остался без ответа: зачем Сталину буржуйский покой беречь?

Поделитесь на страничке

Следующая глава >