6

6

На фоне этих примеров каждый сам может себе представить, что творится в других областях российской военно-исторической науки. Например, в вопросе о людских потерях в войне. Легко посчитать, сколько было дивизий в Красной Армии накануне войны. Сегодня любой школьник, используя открытые источники, способен сам составить список всех дивизий с указанием имени командира, места дислокации, подчиненности, боевого состава. А министр обороны, его заместители, главнокомандующие и все нижестоящие структуры, в руках которых находятся все секретные и совершенно секретные архивы, на это не способны. Они не знают количество дивизий Красной Армии на 22 июня 1941 года даже приблизительно.

Они даже отдаленно не представляют, сколько и какого оружия имела армия накануне германского вторжения и сколько получила в ходе войны. И было бы простительно, если бы они держались одной какой-то линии. Тогда было бы ясно – люди ошибаются и заблуждаются. Так нет же. Наши стратеги называют одновременно самые разные цифры.

Легко посчитать, сколько танков, пушек, самолетов промышленность произвела до войны и в ходе войны. Ибо не все военные архивы еще сожжены. Ибо по приказу Сталина начиная с октября 1938 года каждый вечер каждый директор военного завода лично отчитывался перед Москвой за выполнение дневного плана. За обман – расстрел. Обмануть нельзя, ибо был заказчик – армия. Промышленность, например, отчиталась за сдачу сотни танков, а армия получила девяносто. Где остальные? Так вот: имея все статистические данные, Министерство обороны РФ все еще с полной уверенностью оперирует в один и тот же день данными о том, что армия получила 300 тысяч орудий и одновременно – «почти два миллиона орудий». Прикиньте, что творится в области подсчета людских потерь, где счет идет на десятки миллионов, где статистика запутанна, противоречива, недостоверна, а то и вовсе не велась в ходе боев?

Парадокс вот в чем: наши генералы не способны согласовать даже между собой самые основные статистические сведения о состоянии Красной Армии 1941 года. Но самая яростная борьба за правду истории ведется у нас.

Этими самыми генералами.

А история войны на каждом новом историческом этапе предстает в совершенно новом, непохожем, но всегда обольстительном виде.

* * *

Удивительная вещь: против «Ледокола» написана куча книг, защищено множество докторских диссертаций. И в чем меня только не уличали и к чему только не придирались. Но почему-то никто не желает замечать бронебойно-зубодробительного невежества наших генералов, помноженного на безалаберность мегатонного класса.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >