Культ «великого Кобзаря»

Культ «великого Кобзаря»

«Мы знаем действия многих причин, но не знаем причины многих действий», — заметил еще в ХVIII веке американский мыслитель Калеб Колтон. В своей заметке «К поэту по-научному» (Киевский телеграф. 2003. № 36), поданной как отклик на мою статью «Копытца ангела» (КТ. № 16 того же года), Евгений Турчин попытался докопаться до причин существующего в нашей стране культа Тараса Григорьевича Шевченко. Он считает, что «Шевченко — это своеобразная компенсация невостребованных желаний безгосударственной нации. Почему в России Пушкин только поэт? Да потому, что россияне имели свое государство, а вместе с ним свои национальные символы — своих царей и своих императоров, своего патриарха как предстоятеля православной церкви, своих ученых, свой герб и другие государственные регалии. У украинцев всего этого не было, но было сильное желание как великой европейской нации иметь все это. Спрашивается, кто, кроме Шевченко, в окраине мог временно компенсировать эти желания?»

Можно согласиться с пояснением Турчина, но с одной существенной поправкой: не об украинской нации должна тут идти речь. До 1917 года огромное большинство украинцев (малороссов) в национальном отношении не отделяло себя от великороссов. «Всякую украинофильскую пропаганду мы отвергаем, ибо никогда не считали и не считаем себя нерусскими; и с какой бы хитростью ни старались услужливые господа Милюковы вселить в нас сознание розни с великороссами, им это не удастся. Мы, малороссы, как и великороссы, суть люди русские», — говорил на заседании Государственной думы депутат от Подольской губернии крестьянин Андрийчук в ответ на попытку лидера российских либералов Павла Милюкова вбить клин между велико- и малороссиянами.

Соответственно и русское государство украинцы воспринимали как свое («Малорусы никогда не были покорены и присоединены к России, а издревле составляли одну из стихий, из которых складывалось русское государственное тело», — отмечал Николай Костомаров). Русский монарх в представлении украинских крестьян являлся таким же отцом народа, как и в представлении крестьян-великороссов. Государственный герб был общим («Орле наш двоглавий», — называл его тот же Костомаров в одном из написанных на украинском языке стихотворений). Не делили по племенному признаку и ученых, писателей, деятелей искусства. И уж тем более не делили православную церковь. Что касается патриархов, то их с петровских времен и до революции в России просто не было. Церковью управлял Святейший синод, первенствующее положение в котором занимал митрополит Киевский (то есть и с этой стороны украинцы не чувствовали себя ущемленными). Таким образом, говорить о культе Шевченко как о «компенсации невостребованных желаний безгосударственной нации» не приходится. Не было нужды у украинцев в такой компенсации.

Иное дело — украинофилы, деятели так называемого украинского движения. Руководствуясь политическими соображениями, они объявили русскую культуру чужой Украине. Проблема, однако, состояла в том, что русская культура (как и русский литературный язык) была общерусской, общей для всей исторической Руси. В ее развитии украинцы принимали участие наравне с великороссами. Отрекаясь от этой культуры, приходилось отрекаться и от украинского вклада в нее, отрекаться от писавших на русском языке украинских писателей. Здесь действительно возникала потребность в компенсации. Украинофилам предстояло убедить украинское общество, что общерусское культурное наследие можно заменить чем-то не менее ценным. Так на литературном небосклоне стала восходить звезда Тараса Шевченко.

Одаренный, но все-таки не гениальный, Тарас Григорьевич не смог, в отличие, скажем, от Николая Гоголя, занять место в общерусской литературе (хотя очень к этому стремился и поэтому писал по-русски свои повести и «Дневник»). Он так и остался провинциальным поэтом. Но эта провинциальность, необщерусскость как раз и устраивала украинофилов. Шевченко принялись возводить на пьедестал мирового гения, пытались поставить его вровень с Шекспиром, Гете, Пушкиным и нисколько не заботились о том, что такие попытки выглядят по меньшей мере комично. Забегая вперед, надо сказать, что нынешние разговоры об украинском происхождении Иисуса Христа, объявление украинцев изобретателями письменности, отождествление древней Трои с Троещиной и т. п. — явления того же порядка.

Возвращаясь же к «великому Кобзарю», следует отметить, что до Октябрьской революции не только в мире, но и на Украине он был мало известен (несмотря на все старания украинофилов). «На вопрос: «Чья это могила?» — всякий ответит вам: Тарасова! «Хто ж такий був той Тарас?» — «А хто його знає!.. Мабуть, який чиновник важний»[51], — вспоминал смотритель могилы поэта Василий Гнилосыров. Когда, незадолго до сотой годовщины со дня рождения Шевченко, украинофилы пошли по крестьянским хатам с целью собрать средства на памятник юбиляру, их встретили с недоумением. «В каждой хате приходилось рассказывать про Шевченко и читать его биографию, потому что к кому ни зайдут — каждый спрашивает: «Кто ж он такой был, этот Шевченко?» — писала украинофильская газета «Дніпрові хвилі». Миф о всенародном поклонении «батьке Тарасу», начавшемся будто бы сразу после его смерти, получил распространение позднее.

Не пользовался Тарас Григорьевич популярностью и среди интеллигенции. На организованных в Киеве после Февральской революции курсах украиноведения для учителей начальных школ выяснилось, что многие педагоги никогда не читали произведений поэта. Признание пришло к Шевченко только после установления советской власти. Возвеличивание пострадавшего при царском режиме выходца из народных низов вполне укладывалось в рамки большевистской идеологии. Культ Тараса вышел за пределы украинофильских кружков и расцвел пышным цветом. Уже в 1920 году, при праздновании очередной шевченковской годовщины, поэта именовали «красным пророком», а его «Кобзарь» — «красным евангелием». В дальнейшем подобные эпитеты вышли из моды, но сам культ продолжали усиленно насаждать. Именем Шевченко называли населенные пункты, улицы, научные и культурно-просветительные учреждения. Ему возводили памятники, открывали музеи. Его произведения ввели в школьные программы.

В то же время на Западной Украине, где советской власти не было, Тарас Григорьевич оставался малоизвестным. В издаваемом Иваном Огиенко журнале «Рідна мова» еще в 1939 году с сожалением констатировалось, что «великого поэта» в Галичине не знают и знать не хотят. «У нас мало читают Шевченко или вообще не читают его. Пройдите все села и города. Едва ли есть один «Кобзарь» в библиотеке. А стоит он обычно присыпанный пылью, заплесневелый». С приходом большевиков положение выправилось и там.

Результат советского кумиротворчества хорошо виден сегодня. Любое высказывание о Шевченко, не приправленное бурным восторгом, воспринимается многими как оскорбление украинского народа. Между тем следует помнить, откуда берет начало культ «великого Кобзаря». Даже терминология, употребляемая сегодняшними тарасопоклонниками, заимствована из эпохи пролетарской революции и лишь слегка модернизирована в духе времени. Вместо красного пророка поэта именуют пророком национальным. Постулат «“Кобзарь” — красное евангелие» заменили на «“Кобзарь” — евангелие украинцев». В остальном — то же безудержное возвеличивание и революционная нетерпимость к тем, кто имеет о Тарасе Григорьевиче собственное мнение.

Хотелось бы быть понятым правильно. Желание отыскать в своем прошлом выдающихся людей, которыми можно было бы гордиться перед всем миром, присуще каждой стране. Это совершенно нормальное желание. Нет никаких оснований отказываться от его реализации и нам. Но те ли возводятся у нас в ранг великих? Не так давно в России был издан биографический словарь русских писателей ХІХ — начала ХХ века. Из около трехсот упомянутых там литераторов более сорока — украинцы. Но на Украине признают своими только двоих — Евгения Гребенку и Григория Квитку-Основьяненко. Да еще великороссиянку Марию Вилинскую (Марко Вовчок). Остальные — как бы и не наши. А среди отвергнутых — писатели с мировым именем: Николай Гоголь, Анна Ахматова (Горенко) и другие. Вместо них нам навязывают примитивный культ «батька Тараса». Правильно ли это? Стоит задуматься.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Культ «Высшего существа» и Культ Разума

Из книги Всемирная история без цензуры. В циничных фактах и щекотливых мифах автора Баганова Мария

Культ «Высшего существа» и Культ Разума Упразднив христианские службы и закрыв монастыри, революционеры ввели новую религию — «Культ Разума». Собор Парижской Богоматери был переименован в «Храм Разума» и 10 ноября 1793 года там состоялось грандиозное представление:


Заключение. БЕЗ ВЕЛИКОГО ПРОШЛОГО — НЕТ ВЕЛИКОГО БУДУЩЕГО

Из книги Мифы о Беларуси автора Деружинский Вадим Владимирович

Заключение. БЕЗ ВЕЛИКОГО ПРОШЛОГО — НЕТ ВЕЛИКОГО БУДУЩЕГО Как формируются представления современного человека? Школа, телевидение, кино, газеты, журналы и книги, непосредственный круг общения — таковы главные «модераторы», создающие стереотипы отношения к тем или иным


Культ «великого Кобзаря»

Из книги Русь нерусская (Как рождалась «рiдна мова») автора Каревин Александр Семёнович

Культ «великого Кобзаря» «Мы знаем действия многих причин, но не знаем причины многих действий»,— заметил еще в XVIII веке американский мыслитель Калеб Колтон. В своей заметке «К поэту по-научному» («КТ», № 36), поданной как отклик на мою статью «Копытца ангела» («КТ», № 16),


♦ Домашний культ, общественный культ

Из книги Средневековая Исландия автора Буайе Режи

? Домашний культ, общественный культ О домашнем культе мы уже говорили не раз: напомним, что к нему прибегали при необходимости совершения обрядов перехода (см. Этапы жизни и обряды перехода, глава 4); он касался лишь конкретного человека или ограниченного сообщества


Культ

Из книги Зороастрийцы. Верования и обычаи автора Бойс Мэри

Культ Культ, как правило, более стоек, чем религиозные Представления; и действительно, основные объекты зороастрийского культа и ныне те же, что и у пастухов каменного века, а именно вода и огонь. делала жизнь в степях возможной (предполагают, что до V тысячелетия до н.э.


4. Как проходили завоевания Карла Великого? В чем причины распада империи Карла Великого?

Из книги Всеобщая история в вопросах и ответах [litres] автора Ткаченко Ирина Валерьевна

4. Как проходили завоевания Карла Великого? В чем причины распада империи Карла Великого? Наибольшего могущества Франкское государство достигло при Карле Великом (768?814 гг.).Он проводил завоевательную политику с целью создания мировой империи. В 774 г. он совершил поход в


VI. Новия статьи, котория по Указу Великого Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великия, и Малыя, и Белия России Самодержца, постановлены свсрх прежних статей:

Из книги История Малороссии - 3 автора Маркевич Николай Андреевич

VI. Новия статьи, котория по Указу Великого Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великия, и Малыя, и Белия России Самодержца, постановлены свсрх прежних статей: 1.По Указу и по повелению Великого Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея


Век Константина Великого. От второй тетрархии к единоличной власти Константина Великого

Из книги История времен римских императоров от Августа до Константина. Том 2. автора Крист Карл

Век Константина Великого. От второй тетрархии к единоличной власти Константина Великого Как и у большинства солдатских императоров, так и у Константина Великого начало жизни покрыто мраком неизвестности. На основании целого ряда заключений можно только предполагать,


Вихід «Кобзаря»

Из книги 100 ключових подій української історії автора Журавльов Д. В.

Вихід «Кобзаря» Дата і місце13–20 квітня 1840 р., друкарня Є. Фішера, місто Санкт-Петербург.Дійові особиТарас Григорович Шевченко (1814–1861; найвідоміший український поет усіх часів, талановитий прозаїк, драматург, художник, мислитель, разом із І. Котляревським співзасновник і


Погребальный культ и культ предков

Из книги Всеобщая история религий мира автора Карамазов Вольдемар Данилович

Погребальный культ и культ предков Довольно долго у славян сохранялся патриархально-родовой строй. По свидетельству византийских историков, славяне жили племенами и родами, состоявшими из больших семей. Роды и семьи возглавлялись старейшинами. Поэтому у славян


Культ личности или культ великой идеи?

Из книги Будущее России. Алгоритм переворота автора Бобраков Олег Александрович

Культ личности или культ великой идеи? В описанных условиях и речи быть не может о борьбе с коррупцией. Победить ее можно, только свергнув власть финансовой экономики, «денежного мешка». И нашей стране удалось этого добиться. Впервые во всемирной истории. Почему же