2. Дуэль… Будем стреляться – сквозь Фату Моргану

2. Дуэль… Будем стреляться – сквозь Фату Моргану

Однажды поэт Максимилиан Волошин создал, на базе творчества молодой поэтессы Елизаветы Ивановны Дмитриевой, как ныне выражаются, проект « Черубина де Габриак». Свою роль «продюсера» выполнил «под ключ», придумав кроме звучного псевдонима несколько установочных биографических штрихов: красавица, католичка, талантливейшая поэтесса, таинственная, не желающая показываться в тусовке. Обеспечил начальную рекламу, написал предисловие к первой подборке стихов Черубины в журнале «Аполлона» № 2 за 1909 год.

Бурный успех. Страстно влюбившемуся в «католическую поэтессу» Маковскому, редактору «Аполлона», нужно было предъявить хоть что-то, и он получает: Её Голос. Черубина периодически звонит ему, определителей номера ещё не придумали…

Дальнейшие черты образа Прекрасной Незнакомки прорывались в прессу уже помимо воли «продюсера» Волошина: «графиня, воспитывалась в католическом монастыре, огненно-рыжая, редкой красоты, рано потеряла мать, полностью предана своему исповеднику, полна мистической, почти кощунственной любви к Христу, мечтает посвятить ему жизнь».

Это практически чистый конденсат ожиданий тогдашнего общества, его среднеарифметических представлений о красоте, романтике, «обо всём изячном»

Художник Николай Врангель встречает поезда, на которых, как сообщали, она приезжает в Петербург, и бросается в ноги уже десятой рыжеволосой девушке. Константин Сомов объявил, что готов для сохранения тайны поехать с завязанными глазами к Черубине и рисовать её портрет.

Её точно видели на балу у княгини такой-то. Главный Дон Жуан «тусовки» Николай Гумилёв почти уже отбил Черубину у Маковского.

Потом… какая-то интрига с участием Михаила Кузмина, получившего и передавшего редактору её номер телефона. Дрожащий (наверно) Маковский снимает трубку, диктует цифры барышне-телефонистке и слышит голос: «Елизавета Ивановна слушает».

На неизбежном теперь личном свидании Черубина показалась Маковскому очень некрасивой (Дмитриева хромала и болела чахоткой), совершенно неромантичной, и, что характерно, стихи её (теперь) были такими же унылыми. Публикации прекратились. У оскорблённого «почти покорителя красавицы Черубины» Гумилёва произошла дуэль с «продюсером» Волошиным, по счастью, бескровная.

Что красивее: Черубина де Габриак или, например, Лада Дэнс, Крис Кельми (ещё один современный рок-музыкант, в миру Толя Калинкин) – это оставим на усмотрение читателя, важнее – известные принципы поэтов-символистов: «Жизнь поэта должна быть продолжением творчества» и «Поэт должен сам творить свою жизнь, как и свои стихи». То есть: биография поэта столь же важна, как и стихи. И – пресса им в помощь! – начиная с 1900-х, в отличие от тех годов дальних, глухих, когда в сердцах царили сон и мгла, в Мельхиоровом веке каждый божий день полон сенсациями, скандалами, интригами, расследованиями.

И чем это принципиально отличается от нынешней тусовки с сергезверевым, никасафроновым, пугачёво-киркорьем? Кое-чем всё же отличается, и признать необходимо следующее. Многие поэты и художники были очень талантливы, но большинство из них по-настоящему реализовало свой талант вне эстетических и хронологических рамок Серебряного века. Последние протянулись аж до 1940-х годов, до кончины главных представителей эпохи, но это, по-моему, полный сбой систематизаторства. Или умышленное подыгрывание мельхиоровцам, расширение сферы их достижений. Пушкин не был в 1835 году «Сверчком» арзамасского кружка. Достоевский в 1880 году не был петрашевцем, и то собрание говорунов 1848 года не имеет права приписать себе шедевры последующих эпох, например, «Братьев Карамазовых» и «Россию и Европу» (Николай Данилевский тоже посещал петрашевские пятницы). Лучшие из мельхиоровцев, переживших трагедию 1917 года, показали пример Преодоления. Когда-то в них словно ткнули пальцем: «Вы будете называться Серебряный век, “соловьёвцы” (высший эпитет для Блока, Вяч. Иванова) », сделав индивидуально талантливых коллективно бездарными. Но вне этой «тусовки», кто в Воронеже, кто в Праге, кто в очереди к лубянковскому окошку приёма передач, они мучительно преодолевали и преодолели ту серебряновековую эпидемию.

Пусть для этого должен был прекратить существование их журнал «Весы», закрыться сотня газет – пусть и вместе с Госдумой, быть разогнанной тусовка – пусть и вместе с Учредительным собранием… И хотя главный редактор «Весов» Валерий Брюсов говорил читающей публике преимущественно о себе, любимом, в остальном как-то поддерживая среднедекадентский уровень, должна была закончиться целая эпоха, страна, чтобы новое, гораздо более плодотворное объединение «Русский авангард» «переформатировало» уцелевших, доказав, сколь бездарным было их предыдущее «залиговывание». Характерно, что наибольшие успехи «Русского авангарда» были в 1920-е годы. (А дягилевские сезоны это всё же гениальный тюнинг классического балета, надоедавшего ещё Евгению Онегину.)

«Русский авангард» продвигали уже преимущественно футуристы, хотя и записанные в «каталоге» Серебряного века в одном ряду, через запятую со старшими и младшими символистами, акмеистами, имажинистами, но выросшие на эстетической ненависти к символистам. Футуристическая «Пощёчина общественному вкусу» , вышедшая под новый, 1913 год, и сборник «Смена вех» (1922) закрывали «проект» Соловьёва и Бердяева и показали пример Преодоления.

Из манифеста «Пощёчина общественному вкусу».

«Кто же, доверчивый, обратит последнюю Любовь к парфюмерному блуду Бальмонта? В ней ли отражение мужественной души сегодняшнего дня? Кто же, трусливый, устрашится стащить бумажные латы с чёрного фрака воина Брюсова? Или на них зори неведомых красот?

Вымойте ваши руки, прикасавшиеся к грязной слизи книг, написанных этими бесчисленными Леонидами Андреевыми.

Всем этим Максимам Горьким, Куприным, Блокам, Сологубам, Аверченко, Чёрным, Кузминым, Буниным и проч. – нужна лишь дача на реке. Такую награду даёт судьба портным.

С высоты небоскрёбов мы взираем на их ничтожество!» 

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Мы будем летчиками

Из книги Как мы спасали челюскинцев автора Молоков Василий

Мы будем летчиками Осенью, вернувшись в школу, я рассказал об этом Вячеславу, и мы тут же решили свою судьбу: будем летчиками!В последний год учения уездный комитет комсомола направил меня и Вячеслава на приемочную комиссию в воздушный флот. Мы поехали с риском — в путевке


1. «Будем верить…»

Из книги Чрезвычайные происшествия на советском флоте автора Черкашин Николай Андреевич

1. «Будем верить…» — Господи, как я не хотела, чтобы он уходил в этот поход!..Ей было двадцать четыре — до сообщения о гибели лодки. Сколько же ей сейчас? После всего пережитого?— Обычно я всегда его провожала. А тут не получилось: у Саши умерла мама. И он попросил меня уехать


Часть 1. Все умирать будем

Из книги Человек перед лицом смерти автора Арьес Филипп

Часть 1. Все умирать будем Посвящается Примроз, во всех обстоятельствах


9. «Что ж, с Богом, будем продолжать»

Из книги Полтава. Рассказ о гибели одной армии автора Энглунд Петер

9. «Что ж, с Богом, будем продолжать» В одной из палаток в лагере конногвардейцев остался секретарь командира полка, он лежал и спал. Абрахам Седерхольм, 29 лет, проспал выступление в поход. Рядом с ним перед походом был его старший брат Ханс, корнет в том же полку. Но


Мы будем жить теперь по-новому

Из книги Сталин против Троцкого автора Щербаков Алексей Юрьевич

Мы будем жить теперь по-новому После смерти Ленина пошли совсем иные дела. Раньше Владимир Ильич являлся высшим авторитетом в партии. Теперь его не стало. Однако… Новая религия Ленин и теперь живее всех живых. Наше знанье – сила и оружие. (Владимир Маяковский) Смерть


Будем жить, ребята!

Из книги Позорная история Америки. «Грязное белье» США автора Вершинин Лев Рэмович

Будем жить, ребята! Вот это уже был, действительно, удар. Но далеко не финал, что все прекрасно понимали. Сразу после «победы» Нокс направил Шепарду в Спрингфилд крайне неспокойное послание, требуя максимально усилить охрану арсенала, а Линкольн поставил перед


Будем бить!

Из книги Позорная история Америки. «Грязное белье» США автора Вершинин Лев Рэмович

Будем бить! Узнав об этом от шпионов, м-р Джонсон сделал все, чтобы предотвратить взрыв. После подавления небольшого мятежа чероки, он, посоветовав Амхерсту усилить гарнизоны, но не зверствовать, в 1761-м пригласил в Детройт бывших «братьев Лилии», красиво их принял, посулил


Как Россию возрождать будем?

Из книги Идолы власти от Хеопса до Путина автора Матвеев Андрей Александрович

Как Россию возрождать будем? Героизация посредственного входит в состав культа дешевизны. Теодор Адорно Возвращаясь к России, надо отметить, что у нас нет основного лекарства от цезаризма. Страны, где люди наивно и сильно верят в Господа, будь то шиитский Иран или


Где будем искать? Здесь

Из книги Славяне: от Эльбы до Волги автора Денисов Юрий Николаевич

Где будем искать? Здесь Прежде чем начать поиск, определим минимальный перечень первоисточников, охватывающих период от V в. до н. э. по XII в. н. э. Этот перечень греческих и латинских авторов и их произведений почти непрерывен, за исключением авторов III в. н. э. В конце II в.


«Партия жива, с ней и будем жить»

Из книги Памятное. Книга 1. Новые горизонты автора Громыко Андрей Андреевич

«Партия жива, с ней и будем жить» Что касается общего взгляда на мир, на духовную жизнь человека, то до тех пор, пока в мои руки не стала попадать революционная литература, выпущенная после 1917–1918 годов, стройных воззрений в голове не было. Но какие-то их ростки созревали.


«Будем мочить их в сортире!»

Из книги Почему «поставили» именно Путина автора Мороз Олег Павлович

«Будем мочить их в сортире!» С середины сентября глава российского правительства стал прямо утверждать, что хасавюртовские соглашения по Чечне были «ошибкой» и высказался за их пересмотр.Здесь его охотно поддержали и Дума, и Совет Федерации.Но что собой представляли


Будем бальзамировать!

Из книги Мифы и загадки нашей истории автора Малышев Владимир

Будем бальзамировать! И тогда Ленина решили забальзамировать. За дело взялись предприимчивый химик Борис Збарский и анатом из Харькова Владимир Воробьев. Они опирались на исследования русского ученого Николая Мельникова-Разведенкова, который еще в 1896 году предложил


«Вместе мы будем сильнее…»

Из книги Сосредоточение России. Битва за русский мир автора Нарочницкая Наталия Алексеевна

«Вместе мы будем сильнее…» В минувшие выходные главы внешнеполитических ведомств России и США составили план решения проблемы уничтожения химического оружия в Сирии. На его основе будет выработана резолюция Совбеза ООН по главе 7 Устава ООН, которая предполагает


4. «Будем делать новый танк!»

Из книги Конструкторы автора Вишняков Василий Алексеевич

4. «Будем делать новый танк!» До поздней ночи светились окна в небольшом, примыкавшем к опытному цеху, здании КБ. Здесь в тесных комнатах второго этажа, соединённых, как отсеки в общем вагоне, сквозным проходом без дверей, началась напряжённая работа. Каждое утро первым


«Нарисуем — будем жить…»

Из книги Алгоритмы истории [Прощание с Марксом] автора Вильчек Всеволод Михайлович

«Нарисуем — будем жить…»    Воспользуемся методом «опорных символов» донецкого учителя В. Шаталина. Начертим две параллельные линии, а еще лучше — луча, расчленим их четырьмя вертикалями: получится пять клеточек. Первую и последнюю оставим пустыми, позже объясним —