3.3. Охрана и оборона важных объектов

3.3. Охрана и оборона важных объектов

В отличие от пограничных и оперативных войск НКВД СССР, деятельность которых в ходе войны была непосредственно связана с оперативной обстановкой в прифронтовой полосе, части НКВД по охране железнодорожных сооружений и особо важных предприятий промышленности продолжали выполнять обязанности в соответствии с существующими до военного времени ведомственными Уставами, наставлениями и инструкциями. Исключением являлась организация и сама деятельность подразделений и частей, охраняющих объекты, оказавшихся в прифронтовой полосе.

Многолетний опыт выполнения задач охранной службы в условиях военного времени России в Первой мировой и Гражданской войнах в полной мере был использован в период Великой Отечественной войны. Но первая проба сил по охране важных объектов в начале существования Советской власти осуществлялась ведомственными военизированными отрядами. Такие формирования с функциями сторожевого охранения были созданы Народным комиссариатом путей сообщения (НКПС), Наркомпродом, Главсахаром, Центртекстилем и другими ведомствами. В последующие годы охрана важных народнохозяйственных объектов непрерывно совершенствовалась, менялась организационная структура воинских формирований, стал использоваться опыт выполнения задач охраны важных объектов в дореволюционной России. Постановлением Совета Народных Комиссаров от 4 декабря 1931 года стрелковая охрана НКПС и военизированная охрана промышленных объектов ВСНХ были переданы в ведение Объединенного государственного политического управления (ОГПУ) и переформированы в воинские части, охраняющие железнодорожные сооружения и особо важные предприятия промышленности. С 1934 года воинские части вошли в состав НКВД СССР. Общее руководство их деятельностью стало осуществлять Главное управление пограничных и внутренних войск НКВД СССР.

Вследствие увеличения количества воинских частей по охране важных объектов, их специализации по видам службы, совершенствования служебной деятельности и усложнения руководством личным составом, разбросанным по всей территории Советского Союза, постановлением СНК СССР от 2 февраля 1939 года внутренняя и пограничная охраны получили наименование «войска». На основании этого же постановления приказом НКВД СССР от 8 марта 1939 года были образованы Управления войск по охране железнодорожных сооружений и по охране особо важных предприятий промышленности[136].

Войска НКВД по охране железнодорожных сооружений получили задачу охранять железнодорожные мосты, тоннели, насосные станции, водокачки, путепроводы, эстакады и другие важные объекты. Для выполнения задач войскам были утверждены штаты в составе семи дивизий и пяти бригад. Объекты, подлежащие охране, определялись НКВД совместно с НКПС и Генеральным штабом Красной Армии[137]. Организация и несение службы осуществлялись согласно Уставу службы по охране железнодорожных сооружений 1939 года караулами или различными видами войсковых нарядов: КПП, секреты, посты наблюдения, засады.

Войска НКВД по охране особо важных предприятий промышленности несли службу на объектах различных наркоматов и ведомств по номенклатуре, утвержденной СНК СССР. Организация и порядок несения службы на объектах определялись Уставом войск НКВД по охране особо важных предприятий промышленности 1940 года. В зависимости от расположения объекта и его значимости охрана могла осуществляться путем выставления постов часовых по периметру или жизненным центрам, а также тем и другим способами одновременно. Охрана по периметру исполнялась часовыми и различными нарядами, преграждающими доступ на объект всем лицам и транспортным средствам вне КПП. Часовые могли выставляться с внешней и внутренней сторон основного ограждения объекта. Охрана объекта по жизненным центрам могла осуществляться подвижными и неподвижными видами нарядов или часовыми, выставленными у наиболее важных цехов, производств, от работы которых зависела жизнедеятельность всего предприятия. В этих случаях часовые, КПП, другие наряды могли выставляться как перед входом на объект, так и внутри помещения.

Пропускной и внутриобъектовый режимы являлись важнейшим элементом всей системы надежности охраны. Их смысл заключался в том, чтобы не допустить проникновения на объект посторонних лиц, выноса или вывоза материальных средств за пределы периметра или вноса запрещенных предметов на территорию предприятия. Для обеспечения пропускного режима оборудовались объектовые и цеховые контрольно-проходные и контрольно-проездные пункты, устанавливалась особая система специальных пропусков на территорию предприятия, в тот или иной цех, на отдельные производства, определялся строгий порядок прохода и проезда на объект, выхода и выезда за его периметр.

Казалось бы, каждое Управление войск приобрело организационную самостоятельность, появился опыт управления подчиненными частями и соединениями, сформировалась система служебной, специальной и боевой подготовки личного состава. Однако такое положение просуществовало недолго. Приказом НКВД СССР от 26 февраля 1941 года Управления войск по охране железнодорожных сооружений и охране особо важных предприятий промышленности были объединены в единое Главное управление внутренних войск. После этого длительное время во вновь созданном Главке шли перестройка работы, переформирование отделов и направлений службы, которые в полной мере не была завершены до начала войны.

В принципе, формы, методы и сама служба войск НКВД по охране важных объектов в тылу страны с началом войны не претерпели особых изменений. Усложнилась работа штабов частей и соединений, вызванная тем, что в соответствии с мобилизационными планами с началом войны во всех частях увеличилось количество охраняемых объектов, в полках было проведено формирование третьих батальонов и переформированы существующие подразделения по штатам военного времени. Наиболее подготовленная часть личного состава была передана в резерв Красной Армии, днем и ночью велось обучение не знакомых со службой вновь прибывших по мобилизации бойцов и командиров.

В прифронтовой полосе забот прибавилось еще больше. В первую очередь возникла необходимость немедленно провести работы по полному затемнению охраняемых объектов, усилить пропускной и внутриобъектовый режимы. Быстрое приближение фронта боевых действий, постоянная угроза нападения бомбардировщиков противника, диверсионных групп, националистических формирований диктовали, кроме того, необходимость возводить дополнительные оборонительные сооружения на подступах к охраняемым объектам и внутри периметров. В короткие сроки, не считаясь со временем, личный состав подразделений, охраняющих заводы, фабрики, комбинаты, с помощью рабочих и служащих предприятий сумел подготовить на объектах и подступах к ним узлы сопротивления. Инженерные сооружения полевого типа включали разного рода объекты, в том числе окопы полного профиля, окопы для часовых, щели для личного состава караулов, площадки для установки пулеметов, ходы сообщений; строились дерево-земляные огневые точки (ДЗОТы), устанавливались проволочные заграждения. Система огня подразделений охраны непосредственно на объектах готовилась, как правило, для круговой обороны. На территории объектов с этой целью были отрыты окопы для стрельбы с колена на случай внезапного нападения противника, а также щели для укрытия личного состава от воздушных атак противника. Щели для укрытия рабочей смены предприятия на случай бомбежки готовились отдельно с учетом расположения как можно ближе к рабочим местам.

Для совершенствования противовоздушной обороны штабами подразделений и частей была налажена и постоянно поддерживалась связь с зенитными подразделениями ПВО, прикрывающими объект. Своими силами личный состав подразделений создавал огневые точки со спаренными и счетверенными пулеметными установками для отражения нападений вражеских самолетов[138]. А таких нападений было множество. Так, только 174-й полк НКВД по охране железнодорожных сооружений в первом полугодии войны отражал нападения воздушного противника 21 раз.

Прифронтовая обстановка усложнила организацию службы (стала именоваться служебно-боевой). Караулы и войсковые наряды должны были выдвигаться к месту выполнения задач и нести службу скрыто. Для их передвижения на открытых участках внутри периметра и за его пределами были отрыты узкие щели. Простые инженерные сооружения помогали, кроме того, надежно поддерживать связь с нарядами, позволяли более оперативно маневрировать силами и средствами на случай нападения диверсионных групп и десантов противника. Стало системой положение, когда командование частей и подразделений начало принимать непосредственное участие в подготовке личного состава караулов и войсковых нарядов к выполнению служебно-боевых задач, в осуществлении повседневного контроля службы. В частях и подразделениях были увеличены плотность построения охраны внутри периметра, на наиболее угрожаемых направлениях велось непрерывное наблюдение за окружающей местностью; вокруг периметров, в зависимости от обстановки, несли службу патрульные группы, выставлялись засады, секреты. На каждом предприятии были отработаны планы подготовки объекта как к обороне, так и к уничтожению.

Таким образом, войска по охране особо важных предприятий промышленности уже в первые месяцы войны в достаточной мере перестроили служебно-боевую деятельность в соответствии с условиями крайне обостренной оперативной обстановки в прифронтовой полосе. Частями и подразделениями были осуществлены ряд мероприятий оборонительного характера, налажено взаимодействие с командованием армейских частей и подразделений, прикрывающих охраняемые объекты от воздушного и наземного противника. Потому можно утверждать: личный состав за короткие сроки сумел перестроить всю систему службы по охране и обороне объектов на военный лад. Однако такое положение дел отмечалось только в звене полк – батальон – рота. В деятельности вышестоящих штабов по вопросам управления подчиненными частями и подразделениями и связи с руководством НКВД СССР заметных успехов не наблюдалось. Несогласованность действий Управления войск по охране особо важных предприятий промышленности с командованием дивизий и полков нередко приводили к непоправимым последствиям. Через Управление части и подразделения получали особой важности приказы об уничтожении охраняемого объекта или о прекращении службы и его обороны. В условиях отступающих фронтов и значительного расстояния от охраняемых объектов командование соединений и частей не всегда знало реальную обстановку, сложившуюся на данный момент на объекте, и не могло осуществлять оперативное руководство подчиненными. В результате отдельные объекты были оставлены врагу не уничтоженными, в других случаях они уничтожались ошибочно. Так, 19 августа 1941 года был уничтожен мост через р. Волхов при следующих обстоятельствах. В гарнизон прибыл младший политрук со взводом красноармейцев и сообщил начальнику гарнизона, что он имеет задачу уничтожить мост, предъявил предписание на его взрыв, подписанный командиром 18-го отдельного батальона Красной Армии. Как потом выяснилось, как таковой 18-й батальон не существовал, младший политрук на службе не состоял, армейский штаб на этом участке фронта никому разрешения на взрыв не давал.

В то же время в ряде случаев караулы обороняли объекты, когда их служба уже не имела смысла, личный состав нес напрасные потери, попадал в окружение, пополнял ряды «без вести пропавших»[139].

Сама оборона объектов с первых дней войны имела свои особенности:

– велась в исключительно сложных условиях военной обстановки, чаще совместно с подразделениями Красной Армии или отходящими частями войск НКВД. Боевые действия личным составом велись в соответствии с приказами армейского командования, и, как правило, на дальних подступах к объекту. Были случаи, когда гарнизоны войск по охране железнодорожных сооружений вели бой с противником непосредственно на охраняемых объектах. В этих случаях бой характеризовался как боевые действия подразделений войск НКВД в условиях нападения на охраняемый объект численно превосходящих сил противника;

– наступление на объект осуществлялось неизменно превосходящими силами противника, чаще механизированных войск, для борьбы с которыми подразделения охраны не имели собственных огневых средств. Оборона приобретала смысл, если гарнизоны получали средства усиления от командования отступающих частей Красной Армии;

– по мере приближения линии фронта распоряжение о прекращении выполнения задачи по охране объекта или о его взрыве командиры подразделений получали от армейского командования. В соответствии с тем же приказанием личный состав переходил в подчинение командованию частей Красной Армии, ведущих оборонительные действия по сдерживанию продвижения противника в направлении охраняемого объекта.

Характерным примером обороны крупного объекта военного значения могут послужить боевые действия в Тульской области 115-го отдельного батальона 69-й бригады войск по охране особо важных предприятий промышленности в октябре 1941 года. Перед личным составом стояла задача до подхода частей Красной Армии оборонять своими силами один из объектов Наркомата боеприпасов СССР. По приказу командования отступающей 49-й армии Центрального фронта батальон получил приказ занять оборону на дальних подступах к охраняемому объекту на участке: ст. Средняя, выс. 217, 5, населенные пункты Зайцево, Петровское и на нескольких промежуточных рубежах. Батальону были приданы две гаубичные батареи и одна противотанковая батарея, подразделение поддерживал огнем бронепоезд. После выхода на указанный рубеж командованием батальона были организованы разведка местности и противника, работа по возведению оборонительных позиций. Враг не заставил себя долго ждать. 16 октября 1941 г. в 16:30 переодетая в гражданскую одежду группа противника обстреляла из автоматов боевое охранение батальона. Личный состав открыл ответный огонь, обозначив тем самым свой передний край обороны. Уже вскоре появились наступающие цепи и танки немцев. Батальон с приданными огневыми средствами в течение нескольких дней отражал атаку за атакой противника, давая возможность руководству объекта осуществлять эвакуацию и вывоз ценностей охраняемого объекта.

113-й отдельный батальон войск НКВД по охране особо важных предприятий промышленности в ночь 14 октября 1941 г. приказом Военного совета Южного фронта после вывоза материальных ценностей был освобожден от охраны завода № 31 в г. Таганрог. Совместно с частями Красной Армии уже утром следующего дня подразделение заняло оборону на западной окраине ст. Марцево с задачей не допустить продвижение противника в направлении г. Таганрог.

В г. Фастов охрану и оборону водокачки, плотины и шоссейного моста осуществлял гарнизон 56-го полка по охране железнодорожных сооружений в количестве 16 человек. По мере приближения фронта гарнизон был усилен взводом железнодорожных войск и личным составом батальона Красной Армии в составе 45 человек. 19 июля 1941 года передовые подразделения немцев пехотой и танками без особой подготовки попытались с ходу захватить мост и водокачку. Однако одну за другой защитники объекта отбили вражеские атаки огнем стрелкового оружия и бутылками с зажигательной смесью. В этом бою противник потерял убитыми около двадцати солдат и офицеров, 5 танков были сожжены. На следующий день район обороны гарнизона в течение 8 часов подвергался интенсивному обстрелу орудий и минометов, затем враг вновь предпринял атаку, но, потеряв у водокачки убитыми еще до 40 пехотинцев, прекратил наступление. Рано утром 21 июля, после того как остатки моста и водокачки были сожжены, гарнизон с приданным личным составом отошел на оборонительные позиции 6-го стрелкового полка Красной Армии, в составе которого благополучно вышел потом из окружения.

Только своими силами гарнизон войск по охране железнодорожных сооружений в составе 21 человека оборонял железнодорожный мост на 101-м километре через р. Иржа на подходах к Киеву. Превосходящими силами противник неоднократно пытался захватить мост, но всякий раз с потерями вынужден был отходить. После взрыва моста гарнизон сумел успешно выйти из окружения[140].

Период относительно стабильного положения фронтов с декабря 1941 по январь 1942 годов для войск НКВД по охране важных предприятий промышленности был временем подведения итогов служебно-боевой деятельности в первом полугодии войны, периодом дальнейшего повышения качества охраны и возведения новых и совершенствования подготовлены ранее оборонительных сооружений. Опыт первых месяцев войны показал, что имелись случаи, когда ближайшие подступы к охраняемым объектам использовались диверсионными группами противника, националистическими формированиями для скрытого сосредоточения с последующим внезапным нападением на предприятие. В условиях отсутствия разведывательных подразделений в частях разведка прилегающей к объектам местности велась только наблюдателями и часовыми по периметру.

В это время в войсках проводилась большая работа по созданию бригад содействия на охраняемых объектах. До войны непосредственно деятельностью добровольных помощников из активной части рабочих и служащих данного предприятия занимались штабы частей и подразделений. Выделенный для этих целей командный состав проводил с членами бригад содействия занятия, беседы на правовые темы, организовывал совместное патрулирование на объектах. Члены БС вели наблюдение за порядком на производственных участках, за поддержанием пропускного и внутриобъектового режимов. В связи с мобилизацией мужчин в армию и эвакуацией оборудования для налаживания производства продукции в дальних от фронта районах страны состав рабочих и служащих на предприятиях существенно изменился. Взамен выбывших на работу принималось большое количество женщин, рабочих-мужчин старших возрастов, подростков. В то же время командный состав, занятый выполнением мобилизационных планов и подготовкой прибывшего из военкоматов пополнения к выполнению служебных обязанностей по охране объекта, ослабил внимание к связям с бригадами содействия. В этой связи на большинстве охраняемых объектов члены БС прекратили свою работу, группы добровольных помощников распались.

Последствия не замедлили сказаться на результатах службы. Возросло количество разного рода нарушений пропускного и внутриобъектового режимов, правил пребывания на объекте лиц, ведущих различные работы на производствах, участились случаи хищений. Уже осенью 1941 года в частях НКВД по охране особо важных предприятий промышленности вновь берется курс на создание бригад содействия на производствах и объектах. О целесообразности и своевременности проводимых мероприятий свидетельствует тот факт, что уже к концу года штабы частей и соединений ежемесячно получали от членов бригад содействия десятки заявлений о возможных или совершившихся на объекте случаях хищений или нарушениях трудовой дисциплины рабочими и служащими. Только в ноябре 1941 года штабом 29-й бригады от членов бригад содействия было получено более шестидесяти заявлений о случаях воровства, нарушений трудовой дисциплины и внутриобъектового режимов[141]. К концу 1941 года бригады содействия начали создаваться и на предприятиях, восстанавливающих производство вследствие улучшения военной обстановке на фронтах. Добровольные помощники уже вскоре начали давать важную информацию. С их помощью 15 декабря 1941 года на станции Воронеж среди ожидавших пассажиров был задержан неизвестный гражданин, который был разоблачен как вражеский агент. Он находился на оборонительных работах, имел задание устанавливать место расположения крупных войсковых частей Красной Армии, мест базирования складов с горюче-смазочными материалами, а также вести пропагандистскую работу среди местного населения и красноармейцев о гуманности Германских вооруженных сил. Днем раньше в г. Купянск был задержан диверсант, имевший задание давать целеуказания важных военных объектов ночным бомбардировщикам с помощью сигнальных ракет.

Большим событием в деятельности войск НКВД по охране железнодорожных сооружений стала передача в их ведение всех объектов НКПС СССР. При этом сразу же возникли организационные трудности в руководстве личным составом, осуществляющим охрану железнодорожных объектов, как в системе НКПС, так и в НКВД. Проблемы возникали вследствие того, что на одних объектах предприятия службу несли подразделения войск НКВД, на других – стрелковая охрана НКПС. При этом личный состав и того и другого ведомств не был подчинен друг другу ни в ведомственном, ни в оперативном отношении. В целях приведения охраны железнодорожных сооружений в соответствие с условиями военного времени решением Государственного Комитета Обороны от 14 декабря 1941 года военизированная стрелковая охрана НКПС была упразднена. На основании решения ГКО СССР 25 декабря 1941 года был подписан приказ НКВД СССР и НКПС СССР, которым на войска НКВД, охраняющие железнодорожные сооружения, была возложена задача взять под свою опеку станционные и линейные сооружения, грузы в их границах, денежные кассы, а также сопровождать вагоны с большими ценностями[142]. В связи с расширением обязанностей количество объектов, охраняемых частями НКВД, резко возросло. Если на 1 января 1942 года охранялись 2623 объекта, то после того, как были взяты под охрану новые, их общее количество возросло на 65 %. Решением ГКО СССР на войска, кроме того, была возложена задача охранять на подведомственных территориях правительственную линию связи ВЧ, хотя дополнительные штаты для выполнения задач не предусматривались[143]. Вследствие успешного наступления Красной Армии зимой в 1941 и 1942 годах количество принятых под охрану объектов тоже увеличилось.

В целях более оперативного решения возросших задач дальнейшего совершенствования служебно-боевой деятельности на основании решения ГКО СССР приказом НКВД СССР от 19 января 1942 г. было вновь проведено разделение на ведомственные войска по охране особо важных предприятий промышленности и войска по охране железнодорожных сооружений, с подчинением еще раз созданным своим Управлениям. При этом численность личного состава в войсках была увеличена, и Управления смогли сформировать ряд новых соединений и частей.

На основании совместного приказа НКВД СССР и НКПС СССР от 15 февраля 1942 года частям по охране железнодорожных сооружений было вменено в обязанность охранять и сопровождать грузы по железным дорогам. Для выполнения задачи из личного состава подразделений формировались наряды местного и дальнего сопровождения. Первые сопровождали грузы при прохождении или в процессе их перемещения в пределах периметра объекта, вторые – в процессе следования за его пределами. При этом наряд исчислялся из расчета одного суточного трехсменного поста на 6–7 вагонов.

Приказами вновь сформированных Управлений на подчиненные соединения и части войск по охране и обороне важных объектов и железнодорожных сооружений были возложены задачи немедленно брать под охрану объекты на освобожденных от оккупантов территориях, не дожидаясь на то особых распоряжений. В случае необходимости командиры всех степеней обязывались осуществлять охрану места работ по восстановлению разрушенных объектов[144].

Перестройка служебно-боевой деятельности в начале 1942 года

Накопленный за первое полугодие войны опыт показал, что в системе охраны и обороны особо важных объектов имеется ряд существенных недостатков. Охрана предприятий промышленности, как и до войны, осуществлялась караулами, которые менялись ежедневно, причем личный состав подразделений располагался, как правило, на значительном расстоянии от места несения службы. При этом за каждым подразделением неизменно закреплялось определенное количество постов на объекте. Все это приводило к обезличке в охране объектов, к ослаблению их обороноспособности, нерациональному использованию личного состава. Передвижение караулов от мест дислокации к охраняемым объектам, смена часовых по табелю постов проводились открыто в одно и то же время.

Аналогичные недостатки имели место в войсках по охране железнодорожных сооружений, где службу несли гарнизоны, обычно состоящие из целых подразделений, что приводило в одних случаях к недостатку людей, в других – к излишку. Гарнизоны в большинстве случаев возглавлялись младшими командирами срочной службы, не имеющими достаточного опыта в руководстве подчиненными. При этом средний и старший командный состав подразделений, частей и соединений выполнял в основном контрольные функции. Личный состав, как правило, размещался вне объекта, что не способствовало принятию своевременных мер оборонительного характера в случае внезапного нападения диверсионных групп или десантов противника.

Такая организация службы в условиях расширения и возросшей активности агентуры противника в прифронтовой полосе, которая была отмечена в начале 1942 года, явно не соответствовала требованию времени. К тому же расширение задач по охране и обороне объектов в условиях войны и потребность наркоматов в установлении войсковой охраны на ряде новых предприятий без дополнительной штатной численности войск диктовало необходимость более рационально использовать личный состав. С другой стороны, сложная оперативная обстановка настоятельно требовала повышения надежности охраны, исключающей всякую возможность проникновения агентуры противника на территорию объекта. Перед войсками была поставлена задача перестроить службу применительно к принципам, принятым в пограничных войсках[145]:

– охрана объектов осуществляется гарнизонами, расположенными непосредственно на объектах или вблизи них;

– в гарнизонах на выполнение задач службы ежедневно привлекается весь личный состав;

– каждый боец ежесуточно несет службу на объекте в течении 8 часов в два приема – по 3–4 часа, 3–4 часа занимается боевой подготовкой при непременном обеспечении ему семичасового непрерывного отдыха. В зависимости от обстановки могут применяться иные варианты;

– часовые выставляются только на тех постах, которые связаны с проверкой пропусков у жизненных центров объектов и хранилищ, другие точки берутся под охрану различными видами подвижных и неподвижных войсковых нарядов;

– систематическое и непосредственное участие начальствующего состава в службе отдельных видов нарядов и регулярная проверка качества несения службы;

– распорядок дня в гарнизонах должен соответствовать задачам и условиям служебно-боевой деятельности по охране и обороне, определяться для каждого объекта в отдельности;

– постановка задачи на службу всем видам нарядов производится начальником гарнизона, его помощником или политруком.

Руководствуясь принципами службы пограничных войск, в Управлениях войск НКВД по охране особо важных предприятий промышленности и по охране железнодорожных сооружений были разработаны типовые штаты частей и гарнизонов, уточнены задачи для каждого из них. По новым штатам, объявленным приказом НКВД СССР в начале 1942 года, части по охране особо важных объектов должны были состоять из линейных и резервных подразделений. В каждом полку создавались резервные роты и определенное количество гарнизонов, типы которых зависели от решаемых задач. Штатная численность в войсках была разработана для шести типов. В войсках по охране железнодорожных сооружений формировались восемь типов гарнизонов. Первый из типов насчитывал 12–16 человек, второй – 21, третий – 22–28, четвертый – 35–36, пятый – 50, шестой – 75, седьмой – 100 и 8-й – 130. Все гарнизоны должны были возглавляться средним командным составом и политработниками.

На начало перестройки в войсках по охране железнодорожных сооружений насчитывалось семь дивизий и пять бригад, дислокация которых осуществлялась по принципу «Часть охраняет дорогу».

Согласно директиве Управления войск по охране особо важных предприятий промышленности от 10 февраля 1942 года, подчиненные части должны были перейти к выполнению служебно-боевых задач гарнизонами с 1 апреля 1942 года[146]. К этому числу командование частей обязывалось подобрать место и разместить гарнизоны таким образом, чтобы тратилось минимум времени на смену нарядов и своевременное прибытие личного состава на объект для отражения нападения диверсионных групп или десантов противника. Основными видами нарядов в гарнизонах являлись: часовые, дозоры, патрули, секреты и засады. Служебно-боевая деятельность, таким образом, стала представлять собой совокупность действий различных видов нарядов по охране объектов, высылаемых начальником гарнизона непосредственно из места размещения личного состава. Соответствующее изменение претерпела организация боевой подготовки и воспитательной работы в частях и гарнизонах.

Перестройка службы в войсках по охране особо важных предприятий промышленности вызвала неизбежные изменения во взаимоотношениях с другими видами охраны на тех предприятиях, где еще существовали ведомственная военизированная охрана (ВВО), военизированная пожарная охрана (ВПО) и вахтерская охрана (ВО), состоящие из отдельных команд. В их ведении находились небольшие цеха, мастерские, склады ГСМ, другие второстепенного значения производственные участки и подсобные помещения. И хотя в своей деятельности эти команды руководствовались положениями, утвержденными ведомственными наркоматами, в оперативном отношении по вопросам организации и несения службы, соблюдения правил пропускного и внутриобъектового режимов, вооруженная вахтерская и ведомственная охраны подчинялись начальнику гарнизона, который, по существу, являлся полностью ответственным за охрану всего объекта.

В войсках по охране железнодорожных сооружений перестройка коснулась лишь вопросов переформирования личного состава в гарнизонах и приведения их штатов в соответствие с объявленными типами. Из-за возросшей угрозы нападения диверсионных групп противника на охраняемые объекты в прифронтовой полосе и на сопредельных территориях приказом начальника Управления войск по охране железнодорожных сооружений от 5 мая 1942 года в частях была запрещена организация службы по шаблону[147]. Не разрешалось выставлять наряды по табелю постам, а организовывать службу только на основе сложившейся обстановки. Количество нарядов, их расположение должны были определяться начальником гарнизона, чередоваться по видам и выставляться в разное время. Приказ, таким образом, давал начальникам гарнизонов широкие возможности для маневра силами и средствами, позволял разумно подходить к вопросу о плотности охраны, об использовании особенностей прилегающей к объекту местности.

Исключительными по своей значимости стали мероприятия в войсках НКВД по охране железнодорожных сооружений и особо важных предприятий промышленности по созданию агентурной сети. В предвоенные годы войска не занимались этим вопросом. Войсковые методы службы, помощь бригад содействия в полной мере обеспечивали надежность охраны. Однако сложные условия военного времени, постоянная угроза нападения диверсионных групп на охраняемые объекты, увеличение количества производств и сооружений, расширение задач – все это побудило НКВД СССР принять решение о создании разведывательных аппаратов в частях по охране железнодорожных сооружений и особо важных предприятий промышленности. Приказом от 17 июля 1942 года в штабах дивизий, полков были сформированы разведывательные отделения. Перед оперативными подразделениями ставилась задача развернуть на вверенных объектах агентурно-разведывательную работу с целью совершенствовать формы борьбы с вражеской агентурой и преступностью, а также осуществлять общее руководство деятельностью бригад содействия[148]. При этом важным направлением работы оперативных аппаратов являлась разведка прилегающей к объекту местности, подходов к периметру. Радиус активных действий создаваемой агентуры определялся в 15 и более километров вокруг объекта. При этом считалось, что вопросы совершенствования внутриобъектового режима можно было решать с помощью бригад содействия.

К концу мая 1942 года перестройка служебно-боевой деятельности была в общих чертах завершена. Войска по охране особо важных предприятий промышленности выполняли обязанности на 378 объектах, в том числе на 41 объекте Наркомата боеприпасов, 28 – Наркомата вооружения, 35 – Наркомата авиационной промышленности, 50 электростанциях, 117 объектах Наркомата связи, 25 – Наркомата химической промышленности. В составе 723 гарнизонов службу несли 5597 суточных постов и 2349 блокпостов служебных собак. Из указанного количества гарнизонов имелось: 1-го типа – 130, 2-го – 86, 3-го – 120, 4-го – 150, 5-го – 131, 6-го – 106. Накопленный опыт перестройки позволил Управлению войск по охране особо важных предприятий промышленности разработать и выслать в войска для руководства «Временную инструкцию по службе гарнизонов», ставшую нормативным документом новых методов выполнения служебно-боевых задач по охране объектов в военное время.

Перестройка преследовала и другую цель – снизить затраты на охрану объектов. Более рациональное использование личного состава, даже с учетом увеличения количества охраняемых объектов на 39 единиц и 647 выставляемых постов, позволило уменьшить в войсках расчетное число личного состава на один пост с 14–16 до 11–12 человек. А это, в свою очередь, позволило сократить общую численность войск более чем на двадцать пять тысяч человек и создать резерв в количестве более пяти тысяч бойцов и командиров, за счет которых были сформированы один запасной полк и два отдельных батальона.

Реорганизация существующей ранее системы служебно-боевой деятельности позволила ликвидировать обезличку, повысить ответственность командного состава за состояние охраны и обороны объектов. Дислокация гарнизонов на объектах или максимальное приближение личного состава к ним создали предпосылки более надежной, гибкой и активной обороны. Располагаясь непосредственно на объектах, бойцы и командиры вольно и невольно, в реальных условиях обстановки, с учетом особенности местности могли непрерывно совершенствовать системы охраны и оборонительных сооружений. На большинстве объектов и вблизи периметров кроме окопов полевого типа были построены ДЗОТы с амбразурами для ведения огня из пулеметов с перекрытиями сооружений в 1–2 наката из бревен. В процессе подготовки обороны крупных объектов имелись случаи, когда вокруг периметра строились от 4–6 до 10–12 долговременных огневых точек. Территория охраняемых объектов и прилегающая местность разбивались на секторы, на которых в соответствии со значимостью каждого возводилось соответствующее количество оборонительных сооружений. Вокруг объектов или на отдельных направлениях создавались запретные зоны, границы которых обозначались предупредительными знаками. Оказавшиеся в запретной зоне лица задерживались и передавались в местные органы НКВД или милиции.

Период перестройки службы в войсках совпал с проведением ряда других мероприятий НКВД СССР. С февраля по июнь 1942 года из состава войск по охране особо важных предприятий промышленности был передан на укомплектование вновь создаваемых внутренних войск НКВД СССР наиболее подготовленный личный состав в количестве свыше двадцати шести тысяч бойцов и командиров. Войска по охране железнодорожных сооружений передали свыше семнадцати тысяч человек. Взамен войска по охране особо важных предприятий промышленности получили из военкоматов и запасных частей Красной Армии около двадцати пяти тысяч человек старших возрастов и ограниченно пригодных для выполнения служебно-боевых задач. Войска по охране железнодорожных сооружений получили взамен аналогичное пополнение[149].

Само собой разумеется, тут же во весь рост стала задача в короткие сроки подготовить прибывшее пополнение к выполнению служебно-боевых задач. Приказом начальника Управления войск по охране железнодорожных сооружений от 7 апреля 1942 года были введены ежедневные занятия с личным составом пополнения из расчета 100 часов в месяц. А директивой от 23 апреля 1942 года предусматривалось создание и оборудование каждой войсковой частью летних лагерей, куда должны были выводиться школы младшего начальствующего состава, резервные подразделения, проводиться сборы пулеметчиков, снайперов, автоматчиков, истребителей танков. Там же готовились полигоны для занятий с личным составом по тактико-специальной подготовке. В созданных летних лагерях за пределами прифронтовой полосы занятия проводились ежедневно по 4 часа[150].

В связи с призывом в армию мужчин из состава ведомственных военизированных и вахтерских охран и заменой их мужчинами старших возрастов и женщинами, совершенно не имеющими понятия о службе по охране объектов, директивой начальника Управления войск по охране особо важных предприятий промышленности от 7 мая 1942 года начальникам гарнизонов вменялось в обязанность оказывать личному составу ВО и ВВО помощь по вопросам начальной военной подготовки и специальной тактики. К этой работе был привлечен весь младший и средний начальствующий состав гарнизонов.

На ряде крупных промышленных предприятиях по согласованию с администрацией начальники гарнизонов стали привлекать к охране отдельных второстепенного значения цехов и производств наиболее активную часть бригад содействия. Новая форма охраны объектов местным активом получила в 1942 году значительный размах. Например, на охраняемых объектах 15-й дивизии только в течение первого полугодия под охраной бригад содействия находились 44 цеха[151]. Участие в охране комсомольцев, активной части местного населения имело большое воспитательное значение. Сам факт выставления рабочей молодежи, других рабочих и служащих на посты для охраны, хотя и не основных цехов и производств, тем не менее положительно сказывался на усилении пропускного и внутриобъектового режимов, повышал плотность и надежность охраны объектов.

Усилившаяся угроза нападения на охраняемые предприятия диверсионных групп противника с начала 1942 года вынуждала командование частей принимать дополнительные меры по совершенствованию всей системы охраны и обороны. Одним из направлений этой работы стало налаживание взаимодействия с местным населением, которое можно было привлекать для ведения разведки прилегающей к объектам местности и своевременного обнаружения вражеской агентуры и десантов противника.

Управление войск НКВД по охране особо важных предприятий промышленности 1 июля 1942 года издало директиву, в соответствии с которой перед командованием частей была поставлена задача совместно с начальствующим составом провести рекогносцировку местности в радиусе 10–12 километров от объекта. Целью мероприятия являлось определение мест наиболее вероятной высадки или выброски десантов и диверсионных групп противника, и путей вероятного подходов к охраняемым объектам. С учетом результатов разведки местности штабами частей были разработаны планы проведения операций по ликвидации обнаруженного противника на подступах к объекту. Командованием частей и подразделений в частях была развернута большая работа с местными жителями, проживающими вблизи охраняемых объектов. В населенных пунктах проводились сходки, на которых людям разъяснялись вопросы, связанные с необходимостью повышения бдительности, важностью и значимостью охраняемого объекта для обороноспособности страны, обговаривались способы своевременного сообщения в случае обнаружения высадки или выброски десантов или диверсионных групп.

Из актива населения создавались на добровольных началах бригады содействия, перед активистами ставилась задача не допустить незамеченного подхода к объектам диверсионных групп и десантов противника, своевременно выявлять передвижение неизвестных лиц как в населенных пунктах, так и на окружающей местности, особенно вблизи охраняемых объектов.

Наряду с выполнением работ с местным населением начальники гарнизонов отрабатывали вопросы взаимодействия с ближайшими войсковыми частями Красной Армии, истребительными батальонами, местными органами НКВД и милиции. С целью своевременной подготовки к ликвидации обнаруженных десантов или диверсионных групп противника штабами частей были разработаны и согласованы планы обороны объектов совместно с взаимодействующими силами.

Проведенная работа в частях и гарнизонах не пропала даром. Были случаи, когда члены бригад содействия или местные жители обнаруживали неизвестных граждан или военнослужащих вблизи охраняемых объектов, сообщали об этом начальнику гарнизона. В ряде случаев тем самым были предотвращены попытки противника совершить диверсии на охраняемых объектах. Так, 29 августа 1942 года в районе одного из крупных заводов, охраняемого гарнизоном 16-й дивизии, членами бригад содействия была обнаружена группа чужих людей вблизи объекта, которая при задержании оказала вооруженное сопротивление. После короткой перестрелки диверсионная группа в составе 6 человек была ликвидирована личным составом гарнизона. Диверсанты имели задание вывести из строя предприятие. Этим же днем вблизи крупного предприятия промышленности, охранявшегося гарнизоном 5-й бригады войск по охране особо важных объектов, были задержаны два парашютиста. 5 сентября 1942 года членами одной из бригад содействия на крупном железнодорожном объекте был задержан неизвестный, который оказался вражеским агентом. 28 августа 1942 года в районе одного из номерных заводов, который охранялся гарнизоном 16 дивизии, была задержана диверсионная группа в количестве 6 парашютистов[152].

Проводилась большая работа по совершенствованию службы в войсках, охраняющих железнодорожные сооружения. Директивой НКВД СССР от 9 сентября 1942 года войскам было приказано охранять железнодорожное полотно. В этот же день Управление войск своей директивой обязало части обеспечить безопасность движения по железным дорогам. С этой целью войсковые части должны были выставлять на наиболее ответственных участках дорог оперативные наряды, организовать патрулирование вдоль железнодорожного полотна, организовать и непрерывно вести разведку местности и противника в 7—20 километровой полосе по обе стороны дороги. Особые задачи ставились директивой резервным подразделениям. Из их состава должны были создаваться подвижные оперативные группы с задачей нести службу патрулированием вдоль полотна железных дорог, поддерживать непрерывную связь со своими подразделениями, сообщать обстановку по месту нахождения. Во время несения службы оперативные группы могли находиться в отрыве от своих подразделений в течение 10–12 суток, на короткие сроки возвращаться для отдыха и пополнения продовольственных запасов[153]. Разведка местности, прилегающей к железнодорожному полотну, велась поисковыми группами, дозорами, постами наблюдения, другими войсковыми нарядами, а также с помощью местных бригад содействия и созданной агентуры.

На южном крыле советско-германского фронта войскам НКВД по охране железнодорожных сооружений было не до реформирования службы. Служебно-боевая деятельность протекала в условиях усиления воинских перевозок по всем дорогам СССР, активности диверсионных групп противника не только на железных дорогах, но и в глубоком тылу. Часть гарнизонов несли службу в непосредственной близости от линии фронта, зачастую подвергались нападению вражеской авиации, а в ряде случаев артиллерийскому обстрелу противника.

Все гарнизоны по охране железнодорожных мостов своими силами или с помощью подразделений и частей Красной Армии отражали атаки противника, пытавшегося захватывать объекты в исправном состоянии, уходили с отступающими войсками и гражданским населением вглубь страны. Таких случаев было много. Так, 7 июля 1942 года личный состав гарнизона 125-го полка войск НКВД, охраняющий железнодорожный мост через р. Черная Калитва, отразил несколько атак танков противника. После взрыва саперами моста гарнизон отошел по приказу командира полка. 19 сентября 1942 года гарнизон 30-й дивизии по охране железнодорожного моста на р. Н. Чисел в составе 25 человек в течение суток вел бой со значительно превосходящими силами противника, сорвал его замыслы захватить мост и переправиться через реку. Аналогичные задачи выполнял личный состав 113-го, подразделения 90-го и 91-го, 56-го стрелковых полков по охране железнодорожных сооружений во время отхода в район Сталинграда.

Привлечение местного населения к охране объектов способствовало в известной мере проведению еще одной реорганизации в войсках по охране железнодорожных сооружений. В конце 1942 года стало очевидным, что с помощью актива местного населения и бригад содействия, при более рациональной расстановке своих сил и частичном увеличении служебной нагрузки на личный состав можно без ущерба надежности охраны значительно снизить численность личного состава. В частях и гарнизонах еще раз были изучены возможности более продуманного использования бойцов и командного состава, в результате по войскам за штаты было выведено более тридцати тысяч человек. Это количество включало также сокращенный личный состав вследствие укрупнения ряда гарнизонов и незначительного уменьшения количества охраняемых объектов. Из полученного резерва было сформированы одиннадцать резервных батальонов и два полка.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Атаки румынских объектов начались

Из книги 1941. Война в воздухе. Горькие уроки автора Хазанов Дмитрий Борисович

Атаки румынских объектов начались В ночь на 22 июня путем постановки неконтактных мин немцы попытались «закупорить» корабли Черноморского флота (ЧФ) в бухтах главной базы, чтобы затем уничтожить их ударами бомбардировочной авиации, как отмечалось во 2-й главе книги. К


3.1. Уничтожение хозяйственных объектов

Из книги Сталинские коммандос [Украинские партизанские формирования, 1941-1944] автора Гогун Александр

3.1. Уничтожение хозяйственных объектов О применении тактики выжженной земли на весь мир открыто заявил Иосиф Сталин в своей знаменитой речи 3 июля 1941 г., начинавшейся словами «Дорогие братья и сестры…»: «В занятых врагом районах нужно создавать партизанские отряды… для


Уничтожение вражеских объектов

Из книги «Малая война» [Организация и тактика боевых действий малых подразделений] автора Тарас Анатолий Ефимович

Уничтожение вражеских объектов Каждый партизан должен искать противника, чтобы уничтожить его. Истребляя фашистов, разрушай и дезорганизуй их тыл, питающий гитлеровцев. Знай те объекты в тылу врага, уничтожение или разрушение которых принесет ему наибольший ущерб и


4. Ход операции по захвату важных районов Алеутских о-вов

Из книги Япония в войне 1941-1945 гг. [с иллюстрациями] автора Хаттори Такусиро

4. Ход операции по захвату важных районов Алеутских о-вов Северное соединение под командованием вице-адмирала Хосогая Мосиро было сформировано в составе 5-го флота, 2-го авианосного соединения (авианосцы «Рюдзё» и «Дзунё» — 4-я дивизия авианосцев; два тяжелых крейсера и 7-й


ГЛАВА 1 Разведывательные операции по выявлению объектов советского и российского ВМФ

Из книги Тайны подводного шпионажа автора Байков Е А

ГЛАВА 1 Разведывательные операции по выявлению объектов советского и российского ВМФ Подготовка первой разведывательной операции В марте 1999 года американская пресса сообщила о том, что в госпитале небольшого городка Истон, что расположен на берегу живописного


ПОДЪЕМ СУДОВ И КРУПНЫХ ОБЪЕКТОВ

Из книги Подъём затонувших кораблей автора Горз Джозеф

ПОДЪЕМ СУДОВ И КРУПНЫХ ОБЪЕКТОВ Подъем судов и крупных объектов несомненно потребует применения каких-то новых методов. Представляется возможным, что объекты массой до 1000 т удастся поднимать с морского дна с помощью описываемого ниже способа. Однако более тяжелые


Атаки румынских объектов начались

Из книги 1941. «Сталинские соколы» против Люфтваффе автора Хазанов Дмитрий Борисович

Атаки румынских объектов начались В ночь на 22 июня путем постановки неконтактных мин немцы попытались «закупорить» корабли Черноморского флота (ЧФ) в бухтах главной базы, чтобы затем уничтожить их ударами бомбардировочной авиации, как отмечалось во 2-й главе книги. К


Приложение 3. ПРИКАЗ О МАСКИРОВКЕ АЭРОДРОМОВ, ВОЙСКОВЫХ ЧАСТЕЙ И ВАЖНЫХ ВОЕННЫХ ОБЪЕКТОВ ОКРУГОВ

Из книги 1941. «Сталинские соколы» против Люфтваффе автора Хазанов Дмитрий Борисович

Приложение 3. ПРИКАЗ О МАСКИРОВКЕ АЭРОДРОМОВ, ВОЙСКОВЫХ ЧАСТЕЙ И ВАЖНЫХ ВОЕННЫХ ОБЪЕКТОВ ОКРУГОВ N 004219 июня 1941 г.По маскировке аэродромов и важнейших военных объектов до сих пор ничего существенного не сделано.Аэродромные поля не все засеяны, полосы взлета под цвет


Шесть важных вопросов

Из книги Принуждение, капитал и европейские государства. 990– 1992 гг автора Тилли Чарльз

Шесть важных вопросов Для того чтобы определить, как далеко мы зашли, давайте вернемся к вопросу, с которого мы начинали, но на этот раз изменим порядок, переходя от более детальных вопросов к общей проблеме. Чем объясняется, в общем–то, концентрическая структура


Футуризм олимпийских объектов

Из книги Два лица Востока [Впечатления и размышления от одиннадцати лет работы в Китае и семи лет в Японии] автора Овчинников Всеволод Владимирович

Футуризм олимпийских объектов В парк Мэйдзи удобнее всего приезжать на городской электричке. Станция Харадзюку расположена как раз у его главного входа. Но многие семьи предпочитают перед посещением храма совершить прогулку по бульвару Омотэ сандо.Олимпиада 1964 года


4. Ход операции по захвату важных районов Алеутских о-вов

Из книги Япония в войне 1941-1945 гг. автора Хаттори Такусиро

4. Ход операции по захвату важных районов Алеутских о-вов Северное соединение под командованием вице-адмирала Хосогая Мосиро было сформировано в составе 5-го флота, 2-го авианосного соединения (авианосцы «Рюдзё» и «Дзунё» — 4-я дивизия авианосцев; два тяжелых крейсера и 7-й


Глава 11 Череда важных событий

Из книги Арктические конвои. Северные морские сражения во Второй мировой войне автора Шофилд Брайан

Глава 11 Череда важных событий События иногда являются лучшим календарем. Лорд Бейкенсфилд Пока адмирал Кумметц вел свои корабли обратно в Альтенфьорд, напряжение в ставке Гитлера возрастало. После сообщения с «U-354», которое было сочтено обнадеживающим, наступила


Рассмотрение других важных вопросов на конференции

Из книги Дипломатия в годы войны (1941–1945) автора Исраэлян Виктор Левонович

Рассмотрение других важных вопросов на конференции Советская делегация затронула на конференции ряд злободневных вопросов международной жизни с целью ее оздоровления и пресечения действий профашистских, реакционных сил. Так, в частности, она представила документ


Регулирование государством важных общественных отношений

Из книги Освобождение России. Программа политической партии автора Именитов Евгений Львович

Регулирование государством важных общественных отношений Государство не должно устранять себя из сферы важных общественных отношений, так как Россия – это социальное государство. Но регулирование этих отношений всегда должно осуществляться профессионально, чего