Чиму

Чиму

Эта культура, существовавшая на северном побережье с 850 по 1470 год, – пожалуй, одна из самых известных в Южной Америке. Она является также доинкской, но существовала позже Мочика, занимая практически те же территории на севере Перу – оазисные долины рек, впадающих в Тихий океан. Столицей государства Чиму считается крупный город Чан-Чан, известный своей архитектурой и планировкой.

Согласно древним перуанским мифам, владыки государства Чиму происходили от четырех звезд Пата, что соответствует Ориону, почитавшемуся еще во времена Чавина. По всей вероятности, у древних обитателей Перу были свои представления о конфигурации этого созвездия, поскольку исходя из количества звезд в нем и возможностей их комбинации в группы, с нашей точки зрения, их трудно распределить на четыре блока. Разве если только ориентироваться на угловые звезды, принимая созвездие в целом за ромб. Орион, согласно легендарной традиции, был создателем социального устройства – народа и элиты как выражения дуальности человеческого общества, наподобие того, как дуально делится окружающий мир. Следует отметить, что созвездие Ориона расположено прямо посредине полосы Млечного Пути, ставшего отправным пунктом для формирования представлений о дуальности мира у многих народов, в том числе и мезоамериканцев, а также считавшегося Творцом и Прародителем всего сущего, включая человека и человеческое общество. Кроме того, в южном полушарии, на широте Лимы, Орион находится почти в зените в зимнее солнцестояние около полуночи, что делает картину еще более впечатляющей.

Как уже упоминалось, столицей чиму считается город Чан-Чан. Город расположен в устье долины реки Моче, близ современного Трухильо. В его существовании выделяются три основных периода:

1 период: 850–900 гг.

2 период: 900–1100 гг.

3 период: 1100–1470 гг.

Площадь города составляла более 20 км2. Его окружала мощная стена высотой от 9 до 15 м. Единственный вход располагался в северо-восточной части. Город включал центральную часть из 12 архитектурных ансамблей из глины; 35 микроансамблей, четыре жилых квартала, четыре храма, а также дороги и стены. Выгоревшая на солнце глина казалась белой, а стены всех построек были украшены геометрическими рельефами, поэтому город выглядел удивительно красивым.

Легендарная традиция повествует о том, что город был основан неким Такайнамо. Он якобы приплыл сюда на плоту со стороны моря, чтобы править этими землями. Подтвердить или опровергнуть эти данные археологически не представляется возможным. Однако первые постройки Чан-Чана находятся в районе Уака-дель-Иго и дворца Чайуака, что в юго-восточной и южной части города, неподалеку от морского берега. Дворец Чайуака принадлежал, как предполагают, Гуакрикауру – второму правителю династии Чиму. Он-то и осуществил захват основной части долины Моче.

В целом городское строительство продвигалось ориентированно по оси юг-север, с отклонением примерно в 16° к востоку. Примерно тот же угол отклонения от городской оси мы наблюдаем и в Теотиуакане, только в западную сторону. На юге находятся наиболее ранние постройки: Уака-дель-Иго (юго-восток) и дворец Чайуак на одной линии, дворцы Тейо и Уле на следующей линии.

Однако вернемся к истории. Около 1100 года на тихоокеанском побережье в районе Чан-Чана произошел целый ряд природных катастроф: феномен Эль-Ниньо и серия землетрясений. В результате оказалась разрушенной система ирригации и посевные площади. Для возобновления хозяйственной деятельности была предпринята попытка строительства «междолинного» канала с красивым названием «Вершина». Расчет был на отвод вод из соседних долин Чикама и Моче до земель к северу от Чан-Чана. Однако проект осуществить не удалось, и сельскохозяйственное производство так больше и не вернулось на прежний уровень. Этот провал вынудил руководство переориентировать экономику Чиму с использования местных ресурсов на поиск ресурсов внешних. Переориентировка прошла под флагом военных захватов сопредельных территорий. В результате сложилась смешанная система хозяйствования. При таких обстоятельствах третий правитель Чан-Чана Ньянсемпинко захватил долину Моче и раздвинул границы государства до рек Санта на юге и Хетепеке на севере. Это привело к возведению новых городов, созданию дорог и развитию коммуникации. В Чан-Чан вновь потекли доходы, столица снова начала отстраиваться. Появился дворец Тельо, а также серия построек для региональных руководителей.

Илл. 81. Руины столицы чиму Чан-Чана

Последовавшие административные реформы нашли свое отражение и в строительстве домов для знати. Однако в отличие от классических майя, у которых акрополи, приспосабливаясь к рельефу, занимали почти произвольное место в пространстве города, в Чан-Чане город сразу возводился по единой схеме прямоугольных, выстроенных по параллельным линиям ансамблей. Эти ансамбли приобретали вид кварталов, напоминая тем самым более архаическую, горизонтальную модель мира.

Так называемые дворцовые постройки Чан-Чана предполагали церемониальное назначение площадей (строения в форме подковы), которые располагались рядом с внутренними двориками, включавшими хранилища и большой водосборник. Этот тип построек изначально предусматривал и погребальную платформу, специально предназначенную для элитного захоронения. Важно отметить, что один комплекс служил только одному правителю (или персонажу высокого ранга). Это соответствует мезоамериканским храмово-пирамидальным комплексам и отражает, по-видимому, сходную идеологическую модель, основывающуюся на представлениях о реинкарнации и выстраивающую все социальные отношения в соответствии, прежде всего, с фратриально-родовыми связями. Так, например, на археологическом материале хорошо видно, как в последнем периоде Чан-Чана, с 1300 по 1500 год, последовательно были построены и функционировали по очереди дворцово-акропольные комплексы Веларде, Банделье, Тичуди и Риверо. Центр жизни и активности перемещался из комплекса в комплекс. Со смертью очередного правителя комплекс переставал функционировать и превращался в своего рода святилище, служившее еще долгое время при проведении поминальных обрядов.

Отмечено, что в целом городские кварталы-акрополи (если использовать мезоамериканскую терминологию) Чан-Чана развивались, следуя модели трехчленной функциональной организации пространства, которая окончательно оформляется во втором периоде. Одна часть предназначалась для общественных дел – площадь для собраний, хранилища. Второй сектор, расположенный в центре, являлся жилым пространством и включал собственную площадь, два зала для собраний, хранилища, погребальную платформу. К третьему сектору относились источники воды и открытые земли, предназначенные, по-видимому, для хозяйственной деятельности.

Чиновники рангом пониже могли размещаться в небольших резиденциях шести типов. В каждом случае сложность постройки и пышность ее убранства соответствовали определенному социальному статусу на иерархической лестнице.

Основная часть населения – ремесленники, прислуга, торговцы – размещалась по окраинам города в четырех больших кварталах. Так, ремесленники жили отдельными семьями, занимаясь своим ремеслом здесь же. Они были избавлены от земледельческих работ и от повинностей. Изготовляемые ими предметы в основном предназначались для элиты. Под конец существования Чан-Чана из 36 000 жителей города 29 000 человек составляли население «четырех кварталов».

Илл. 82. Рельефный декор стены, характерный практически для всех построек Чан-Чана. Благодаря такому убранству город из светло-желтого камня выглядел кружевным

При завоевании Чиму инками в 1470 году последний представитель правящей династии Чан-Чана Мичансам был перевезен в Куско, а за ним последовали чиновники, ремесленники, ювелиры и другие жители города. В государстве инков власть уже строилась по иным принципам (хотя и была наследственно-родовой), полностью отойдя от «реинкарнационной» схемы.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Чиму-Сикан

Из книги Древняя Америка: полет во времени и пространстве. Северная Америка. Южная Америка автора Ершова Галина Гавриловна

Чиму-Сикан Эта культура северного побережья датируется 1100–1400 годами, то есть относится к периоду экспансии Чиму.В 1992 году Ицуми Шимада и Карлос Элера из Национального музея Лимы завершили работы по элитарному погребению из долины Ламбайеке, относящемуся к культуре