IV. Дьяки и подьячие 1534–1548 гг.[2244]

IV. Дьяки и подьячие 1534–1548 гг.[2244]

1. Иван Алексеев. Подьячий. 19 февраля 1546 г. послан (вместе с Гаврилой Мурановым) описывать пустые дворы в Вотской и Обонежской пятинах[2245].

2. Григорий Петров сын Арцыбашев. В феврале 1544 г. ямской дьяк Великого Новгорода. Убит при взятии Казани в 1552 г.[2246]

3. Михаил Иванов сын Афанасов (Офонасов). Подьячий. В сентябре 1541 г. — данный пристав Кирилло-Белозерского монастыря[2247].

4. Григорий (Гридя) Белый Гаврилов сын Афанасьев. Подьячий. Упом. с этим чином в 1533/34 г., когда он написал меновную грамоту келаря Троице-Сергиева монастыря Серапиона Курцева и старца Пафнутия Писемского у сыновей Григория Билибина на деревню Назарьево Московского уезда за троицкую деревню Окулининскую с починками в Боровском уезде[2248]. В 1545/46 г. послух (без чина) у данной С. Н. Дурова Троице-Сергиеву монастырю на деревню Глухово в Дмитровском уезде[2249].

5. Третьяк Гаврилов сын Афанасьев. Подьячий, в 7055 (между январем и августом 1547) г. написал меновную грамоту Ф. А. Чулкова Троице-Сергиеву монастырю на село Новоселку с деревнями в Кодяеве стане Переславского уезда[2250]. Упом. и в 1551/52 г.[2251]

6. Афанасий Бабкин. Дьяк Новгородского дворца. Н. Е. Носов убедительно обосновал гипотезу о том, что «дьяком Афанасием», подписавшим губную грамоту 25 ноября 1541 г. селам Троице-Сергиева монастыря в Бежецком уезде[2252], был именно Афанасий Бабкин[2253]. 19 февраля 1546 г. он, однако, упомянут без дьяческого чина, когда был послан (вместе с подьячим Нечаем Игнатьевым) описывать пустые дворы в Деревской и Бежецкой пятинах[2254]. О его карьере в 50–60-х гг. см.: Веселовский С. Б. Дьяки. С. 39.

7. Федор Угримов сын Баграков. Упом. в росписи лиц, назначенных в караулы по случаю предстоящей свадьбы Ивана IV (конец января 1547 г.), и в составленном тогда же списке дьяков[2255]. В декабре 1547 г. Федор Угримов сын Баграков упом. (без дьяческого чина) в поручной грамоте по кн. И. И. Пронском[2256]. Дьяк: ранее марта 1548 г. провел досмотр и обмер земель Спасского Ярославского монастыря, расположенных чересполосно с черными и поместными землями[2257].

8. Алексей Бадаков. Подьячий, в 1546 г. вместе с Андреем Лихачевым собирал в Бежецкой пятине зелейные деньги[2258].

9. Юрий Башенин. Дьяк, единственное упоминание — в списке казенных дьяков, которым новгородский архиепископ Феодосий послал 26 марта 1548 г. «угорские» золотые в подарок[2259].

10. Василий Белевский. Дьяк, единственное упоминание (вместе с братом Яковом) — в списке дьяков, которым новгородский архиепископ Феодосий послал 26 марта 1548 г. «угорские» золотые в подарок[2260].

11. Яков Белевский. Дьяк, единственное упоминание (вместе с братом Василием) — в списке дьяков, которым новгородский архиепископ Феодосий послал 26 марта 1548 г. «угорские» золотые в подарок[2261].

12. Гаврила Щенок Васильев сын Белого. В мае 1544 г. назван подьячим псковского дьяка Третьяка Дубровина «Гаврилком Васильевым»[2262]. В декабре 1546 — январе 1547 г. участвовал в организации смотра невест для Ивана IV; причем в документах начала января 1547 г. назван дворцовым дьяком[2263]. Он же упомянут в списке дьяков и в росписи лиц, назначенных в дворцовые караулы в период организации свадебных торжеств (конец января 1547 г., по датировке В. Д. Назарова)[2264]. Назван среди казенных дьяков, которым новгородский архиепископ Феодосий послал 26 марта 1548 г. «угорские» золотые в подарок[2265].

13. Никита Бернядинов[2266]. Подьячий. В декабре 1538 г. вместе с Ф. Г. Адашевым отправлен с посольством в Турцию[2267]. В январе 1543 г. ему были поручены встреча и проводы литовского посланника[2268]. В середине XVI в. — большой дьяк[2269].

14. Шершень (Василий Григорьевич) Билибин. Дьяк (вероятно, дворцовый) в феврале 1542 г.: его подпись 14 февраля 1542 г. стоит (вместе с печатью дворецкого кн. И. И. Кубенского) на судном списке по тяжбе Троицкого Белопесоцкого монастыря с каширскими посадскими людьми[2270]. Подписал 10 марта 1542 г. подтверждение жалованной грамоты Серпуховскому Высоцкому монастырю, выданной в январе 1542 г. по приказу дворецкого кн. И. И. Кубенского[2271]. Упом. в списке дьяков и в росписи лиц, назначенных в караулы на время предстоящей свадебной церемонии Ивана IV (оба документа относятся примерно к концу января 1547 г.)[2272]. Послух в 1546/47 г.[2273] Подписал (как «царя и великого князя дьяк») сотную на дворцовое с. Буйгород от 25 марта 1547 г.[2274] Упомянут в списке дьяков, которым новгородский архиепископ Феодосий послал 26 марта 1548 г. «угорские» золотые в подарок[2275]. Дворцовый дьяк на пиру в честь литовских послов в январе 1549 г.[2276] Он же (царя и великого князя дьяк) подписал 20 ноября 1547 г. подтверждение жалованной грамоты Василия III Иосифо-Волоколамскому монастырю от 20 октября 1527 г.[2277] О службе в 50-х гг. (до 1558/59 г.) см.: Веселовский С. Б. Дьяки. С. 52.

15. Изгорода Билибин. Назначен в дворцовый караул во время предстоящей свадьбы Ивана IV (роспись конца января 1547 г.)[2278]. Тогда же упомянут в списке дьяков[2279].

16. Некрас Семенов сын Бронников. Подьячий Елизара Цыплятева, 3 сентября 1536 г. послан вместе с Т.К. Хлуденевым в Литву[2280].

17. Лев Брянцев. Дьяк (?) Упом. в росписи лиц, назначенных в караулы по случаю предстоящей свадьбы Ивана IV (конец января 1547 г.), и в составленном тогда же списке дьяков[2281].

18. Иван Бурцев. Дьяк (?): упом. в росписи лиц, назначенных в караулы по случаю предстоящей свадьбы Ивана IV (конец января 1547 г.), и в составленном тогда же списке дьяков[2282].

19. Иван Ишук Иванович Наумов Бухарин. Новгородский дьяк в 1539/40–1549/50 гг. Упомянут в оброчной книге пригородных пожен Новгородского дворца 1539/40 г.[2283] В 1539/40 г. вместе с другим дьяком, Вязгой Суковым, выделил вдове новгородского помещика Григория Картмазова, Офимье, часть поместья мужа «на прожиток»[2284]. С ним же вместе выдал 9 августа 1540 г. ввозную (послушную) гр. Никольскому Вяжищскому монастырю[2285]. В 1541/42 г. упоминается уже с другим новгородским дьяком — Дмитрием Скрипицыным[2286]. Им же адресована указная грамота от 26 октября 1547 г. об обелении двора на Новгородском посаде, купленного Соловецким монастырем[2287]. Назван новгородским дьяком вместе с Д. Скрипицыным в 7056 (1547/48) — 7058 (1549/50) гг.[2288] Затем в 50–60-х гг. служил в Москве. Последнее упоминание — 5 июля 1566 г., вскоре казнен[2289].

20. Никита Великий. Дворцовый дьяк в Великом Новгороде, упомянут в отписной книге пригородных пожен Великого Новгорода 1535/36 г. и июня 1536 г.[2290]

21. Михайло Александров сын Вешняков. Псковский дьяк, май 1544 г.[2291]

22. Иван Михайлов Висковатый. В марте 1542 г. подьячий Иванко Михайлов сын Висковатого писал докладную купчую А. Ф. Тушина-Квашнина[2292]. Тогда же (16 марта 1542 г.) он писал перемирную грамоту с Литвой[2293] Припись дьяка Ивана Михайлова (он же?) на указной грамоте на Двину от 6 марта 1543 г.[2294] Дальнейшая карьера И. М. Висковатого с 1549 по 1570 г. хорошо изучена в литературе[2295].

23. Шемет Григорий Александров сын Воробьев (Мотякин). В 1517 г. подьячий, в 1532 г. дьяк[2296]. Летом 1538 г. послан с грамотой к ногайскому мурзе Мамаю[2297]. 5 июня [1541] г. сделал припись на меновной тверского дворецкого И. И. Хабарова и рязанского дворецкого В. М. Тучкова[2298]. 15 января 1542 г. подписал подтверждение жалованной грамоты Елчаниновым (от марта 1514 г.)[2299]. В марте 1542 г. дьяк при встрече литовских послов[2300]. В 1543/44 г. душеприказчик Ирины Часовниковой[2301].

24. Шестак Иванов сын Воронин. Дворцовый дьяк, сопровождал царя во время Казанского похода зимой 1548 г.[2302] О его службе в 50-х — начале 60-х гг. см.: Веселовский С. Б. Дьяки. С. 108.

25. Афанасий Полуехтов сын Вразский (Вражский). Подьячий. С ноября 1540 г. по декабрь 1543 г. при вологодских писцах Т. Карамышеве с товарищами[2303]. Написал правую грамоту суда вологодских писцов Т. А. Карамышева и Н. Д. Милославского по тяжбе Я. И. Трусова с Кирилло-Белозерским монастырем в марте 1543 г. (назвался полным именем: «подьячей Офонасей Полиехтов сын Вразского»)[2304]. Подписал оброчную грамоту вологодских писцов Кирилло-Белозерскому монастырю от декабря 1543 г.[2305] 23 июля 1548 г. подьячий при наместнике Н. С. Глебове на Тотьме[2306]. Упом. еще в 1551/52 г. (Веселовский С. Б. Дьяки. С. 109).

26. Данило Иванов Выродков. 4 марта 1539 г. как дьяк (вероятно, дворцовый) подписал судный список (рядом с печатью тверского дворецкого И. Ю. Шигоны Поджогина)[2307]. 23 октября 1539 г. подписал Белозерскую губную грамоту[2308]. В 1540/41 г. выступил послухом (вместе с конюшим И. И. Челядниным) в купчей И. Г. Морозова[2309]. По обоснованному предположению Н. Е. Носова, «дьяк Данило», подписавший губную грамоту 23 октября 1541 г. селам Троице-Сергиева монастыря в Тверском, Новоторжском и Старицком уездах[2310], — это дьяк Данило Выродков[2311].18 ноября 1542 г. он подписал подтверждение жалованной грамоты Успенской Изосиминой пустыни (от 5 января 1540)[2312]. Возможно, умер в 1545 г. (см. вклады его и его сына в Троице-Сергиев монастырь, соответственно, в июне и декабре 1545 г.[2313]).

27. Иван Григорьев сын Выродков. Летом 1538 г. послан с грамотой к ногайскому мурзе Кошуму[2314]. Упом. в составленной примерно в конце января 1547 г. росписи лиц, назначенных в караулы по случаю предстоящей свадьбы Ивана IV, и в составленном тогда же списке дьяков[2315]. 13 августа 1547 г. дьяк И. Г. Выродков подписал правую грамоту царского суда по тяжбе И. В. Шереметева с Ю.И. и В.И. Токмаковыми и А. П. Ноздроватого из-за села Граворонова[2316]. В 1548 г. дьяк у наряда в Казанском походе[2317]. В январе 1549 г. дьяк отправлен к литовским послам на подворье (их «потчевать»)[2318]. О его дальнейшей карьере в 50–60-х гг. и казни в опричнину см.: Веселовский С. Б. Дьяки. С. 111–112.

28. Василий Григорьев Захаров Гнильевский. Дьяк Василий Григорьев Захарьин подписал 25 сентября 1546 г. подтверждение льготной грамоты Троице-Сергиеву монастырю (от 17 марта 1544 г.)[2319]. Припись дьяка Василия Григорьева на жалованной льготной грамоте 9 ноября 1545 г. Троице-Сергиеву монастырю[2320]. Его же скрепа на сставах жалованной несудимой грамоты тому же монастырю от 3 октября 1546 г.[2321] В июле 1546 г. оклеветал кн. И. И. Кубенского, Ф. С. и В. М. Воронцовых, которые были казнены[2322]. Весной 1547 г. скрепил своей подписью (назван дьяком Василием Григорьевым) судный список по делу о беглых холопах Михаила Колупаева, доложенный казначеям И. И. Третьякову и Ф. И. Сукину[2323]. Его же подпись (как дьяка Василия Захарова) стоит на жалованной проезжей грамоте Николаевскому Корельскому монастырю от декабря 1547 г.[2324] Дьяк в походах с царем: на Коломну — в июле 1547 г., во Владимир — в декабре того же года[2325]. О карьере в 50-х гг. (упоминается еще в 1562 г.) и записи в синодики опальных см.: Веселовский С. Б. Дьяки. С. 118–119.

29. Григорий Захаров (Захарьин) Никулин Гнильевский. Дьяком был уже в 1521/22 г.[2326] Подписал (как «Григорий Захарьин») 5 июня [1541] г. меновную тверского дворецкого И. И. Хабарова и рязанского дворецкого В. М. Тучкова[2327]. В марте 1542 г. дьяк при приеме литовских послов[2328].9 апреля 1543 г. подписал (как «Григорий Захарьин») меновную рязанского дворецкого В. М. Тучкова Морозова Кирилло-Белозерскому монастырю[2329]. В июле 1543 г. подписал (вместе с дьяком Семеном Григорьевым) судный список суда казначея И. И. Третьякова[2330]. Между 1542 и 1547 гг. подтвердил жалованную грамоту коломенскому епископу[2331].

30. Яков Григорьев Захаров Гнильевский. Сын Григория (Захарова сына Микулина) Гнильевского. Зимой 1543 г. гонец в Польшу[2332]. 7 мая 1546 г. дьяк Яков Григорьев подписал продление льготной грамоты Симонову монастырю от 21 декабря 1543 г.[2333] Дьяк в царских походах: на Коломну — в июле 1547 г., во Владимир — в декабре того же года [2334]. В марте 1548 г. дьяк подписал (вместе с Третьяком Леонтьевым) грамоты об обмене земель Спасского Ярославского монастыря с черными и помещичьими землями[2335]. Летом 1548 г. выдавал (в июле — вместе с Третьяком Леонтьевым, в августе — с Угримом Львовым) ввозные грамоты помещикам[2336]. О дальнейшей карьере вплоть до 1566 г. см.: Веселовский С. Б. Дьяки. С. 119.

31. Дмитрий Фомин сын Горин. Дьяк. Послух (без дьяческого чина) в меновной Троице-Сергиева монастыря 1533/34 г. на деревню Назарьево в Корзеневе стане Московского уезда[2337]. Дьяк, послух в данной 1544/45 г. И. И. Хабарова Троице-Сергиеву монастырю[2338]. В декабре 1547 г. один из поручителей по кн. И. И. Пронском[2339]. В январе 1547 г. назван в списке дьяков и в росписи караулов во время свадебных торжеств Ивана IV[2340]. Упомянут среди казенных дьяков, которым новгородский архиепископ Феодосий послал 26 марта 1548 г. «угорские» золотые в подарок[2341]. В середине XVI в. большой дьяк[2342]. О дальнейшей карьере вплоть до 1558/59 г. см.: Веселовский С. Б. Дьяки. С. 125.

32. Тимофей Яковлев сын Горышкин. Дьяк. 17 марта 1540 г. скрепил по сставам докладной судный список (доложенный дворецкому Ф. С. Воронцову) посельскому Симонова монастыря Федору Бекету, судившемуся с крестьянами с. Шипинского из-за спорных пожен[2343]. Упом. в составленной примерно в конце января 1547 г. росписи лиц, назначенных в караулы по случаю предстоящей свадьбы Ивана IV[2344]. О его деятельности в 1551–1570 гг. см.: Веселовский С. Б. Дьяки. С. 128.

33. Антип Гридин. Подьячий дьяка Д. Ф. Горина: в начале января 1547 г. послан гонцом в Переславль, Ростов и Ярославль к лицам, проводившим смотр невест для Ивана IV[2345].

34. Семен Григорьев. Дьяк. В июле 1543 г. подписал (вместе с Григорием Захарьиным Гнильевским) судный список суда казначея И. И. Третьякова[2346].

35. Иван (Ивашко) Данилов. Подьячий. В октябре 1543 г. писал выпись из переславских книг И. Ф. Хидырщикова Чудову монастырю[2347].

36. Иван (Иванец) Иванов сын Дмитриев. Подьячий. Скрепил сотную с владимирских книг Р. И. Образцова Рождественскому Владимирскому монастырю 20 мая 1544 г.[2348]

37. Иван Третьяк Михайлов сын Дубровин. Дьяк. 5 декабря 1537 г. (без чина) вместе с А. С. Упиным-Слизневым описывал Дмитров и скрепил сотную грамоту Троице-Сергиеву монастырю[2349]. В начале 40-х гг. — дьяк, московский писец вместе с кн. Р. Д. Дашковым и Ф. Г. Адашевым: в 1541/42 г. они выдали правую грамоту троицкому слуге З. Руготину на спорный покос в Корзеневской волости Московского уезда (Т. М. Дубровин назван дворцовым дьяком)[2350]; в августе 1543 г. — разъезжую грамоту Симонову монастырю[2351]. В 1543/44 г. душеприказчик Ирины Часовниковой[2352]. В мае 1544 г. дьяк во Пскове[2353]. Оставался там в дьяках и в последующие несколько лет: 22 марта 1547 г. вместе с другим псковским дьяком, В. Г. Мартьяновым, послал игумену Псковского Снетогорского монастыря грамоту о соблюдении прав других монастырей на рыбную ловлю в Пецкой губе[2354]. В январе 1548 г. упомянут на пирах по случаю приезда в Псков новгородского архиепископа Феодосия[2355]. О дальнейшей карьере до 1562 г. см.: Веселовский С. Б. Дьяки. С. 163.

38. Давыд Дуров. Дьяк. Единственное упоминание — в списке дьяков, составленном накануне свадьбы Ивана IV, примерно в конце января 1547 г.[2356]

39. Игнатий Дюпин. Дьяк. Упом. в росписи лиц, назначенных в караулы по случаю предстоящей свадьбы Ивана IV (конец января 1547 г.), и в составленном тогда же списке дьяков[2357]. Большой дьяк в Дворовой тетради 50-х гг.[2358]

40. Иван Евтифьев (Евтихеев). Подьячий. В ноябре 1540 г. подписал выпись вологодских писцов Т. А. Карамышева и Н. К. Милославского Якову Сидорову сыну Колотиловского (выпись сохранилась в списке 1680-х гг.; фамилия подьячего передана там как «Евтихеев»)[2359]. Присутствовал на суде вологодских писцов Т. А. Карамышева и Н. Д. Милославского по тяжбе Я. И. Трусова с Кирилло-Белозерским монастырем в марте 1543 г. (в подлиннике правой грамоты назван Иваном Евтифьевым)[2360].

41. Алексей Есипов. Подьячий. Один из адресатов указной грамоты в Малый Ярославец от 2 ноября 1543 г.[2361] То же единств, упом. у Веселовского (с. 177).

42. Алексей Ефимов. Подьячий, единственное упоминание — в духовной кн. М. В. Горбатого 1534/35 г.[2362]

43. Иван Васильев сын Жуков. Ямской дьяк в октябре 1547 г.[2363]

44. Григорий Дмитриевич Загряжский (Загрязский). Упом. в 1511, 1517, 1522, 1529, 1532 гг. (миссии в Литву и приемы послов[2364]). Определенные сведения о его дьячестве относятся к 1534–1537 гг.: в сентябре 1534 г. назван одним из самых влиятельных дьяков[2365]; со званием дьяка участвовал в посольстве боярина В. Г. Морозова в Литву 1537 г.[2366] Свидетельство поздней редакции разрядных книг о сидении в разрядах в 1534/35–1536/37 гг. дьяков Е. Цыплятева, А. Курицына и Г. Загряжского[2367] А. А. Зимин считает не вполне достоверным[2368].

45. Давид Зазиркин. Подьячий. Ему адресована указная грамота от 24 мая 1535 г. с распоряжением описать с. Тураково и доставить список в Москву дьяку Федору Мишурину[2369].

46. Михаил Захарьин. Подьячий, 15 мая 1544 г. дал вклад в Троице-Сергиев монастырь[2370].

47. Юрий Данилов[2371] сын Звягин. Дворцовый дьяк, в марте 1542 г. был приставом у литовских послов[2372].

48. Петр Федоров сын Зубатого. Дьяк, упом. в 1547/48 г. в качестве послуха в данной душеприказчиков Т. В. Бражникова Заболоцкого Троице-Сергиеву монастырю на сельцо Головково в Дмитровском уезде[2373].

49. Борис Иванов сын. Дьяк. Его скрепа (вместе с И. Е. Цыплятевым и С. Мишуриным) на сставах жалованной грамоты Александровой пустыни на р. Свири, апрель 1547 г.[2374]

50. Микула Иванов. Подьячий, в феврале 1537 г. писал великокняжескую перемирную грамоту с Литвой[2375].

51. Михайло Иванов сын. Подьячий, в июне 1536 г. судья (вместе с Русином Григорьевым сыном Кроткого) в земельной тяжбе между помещиками Федором и Никитой Чулковыми и Троице-Сергиевым монастырем[2376].

52. Постник Иванов. Подьячий, в 1546 г. вместе с Иваном Пустошкиным послан в Шелонскую пятину «правити» зелейные деньги[2377].

53. Нечай Игнатьев. Подьячий. 19 февраля 1546 г. был послан (вместе с Афанасием Бабкиным) описывать пустые дворы в Деревской и Бежецкой пятинах[2378].

54. Матфей Казаков. Подьячий, летом 1536 и в январе 1537 г. давал кормы литовскому послу[2379].

55. Никифор Казаков. Дьяк, единственное упоминание — в духовной кн. М. В. Горбатого 1534/35 г.[2380].

56. Тимофей Казаков. Дьяк. В сентябре 1534 г. составлял книги, куда заносились записи об уплате торговых пошлин[2381]. В декабре 1536 г. Тимофей Казаков и Василий Рахманов названы дьяками, «которые дороги ямские ведают»[2382].

57. Иван Бакака Митрофанов сын Карачаров. Впервые упомянут как дьяк (дворцовый) в январе 1537 г.[2383] В марте 1542 и январе-феврале 1549 г. присутствовал при встрече литовских послов[2384]. В декабре 1547 г. дьяк в Казанском походе[2385]. В 1547 г. дьяк на суде у царя[2386]. В декабре 1547 г. в качестве царского дьяка подписал поручную грамоту по кн. И. И. Пронском[2387]. Упомянут в списке дьяков, которым новгородский архиепископ Феодосий послал 26 марта 1548 г. «угорские» золотые в подарок[2388]. В 1549 г. в посольстве в Литву М. Я. Морозова[2389]. Участвовал также в посольствах 1552 и 1554 гг.[2390] В царском архиве хранился ящик (№ 162) — «Бакакинской с приказными делы»[2391].

58. Иван Чудин Митрофанов Карачаров. Брат предыдущего. Пристав на приемах литовских послов 1521 и 1524 гг., ямской дьяк в июле 1527 г.[2392] (подробнее см.: Зимин А. А. Дьяческий аппарат. С. 240. № 76). Дьяк Чудин Митрофанов 29 января 1539 г. подписал подтверждение жалованной грамоты кн. Юрия Ивановича (1514 г.) Кашинскому Сретенскому монастырю[2393]; 29 апреля 1542 г. — подтверждение жалованной грамоты московскому Успенскому собору (от 25 июля 1539 г.)[2394]. 20 марта 1545 г. подписал судный список, доложенный дмитровскому дворецкому В. М. Воронцову[2395]. Упом. в росписи лиц, назначенных в караулы по случаю предстоящей свадьбы Ивана IV (примерно конец января 1547 г.), и в составленном тогда же списке дьяков[2396]. Приводил к присяге тотемских ямщиков в 1548 г.[2397] В январе-феврале 1549 г. дьяк при встрече литовских послов[2398]. В 1550/ 51 г. дьяк в Великом Новгороде[2399]. Не позднее осени 1554 г. дьячество оставил[2400].

59. Третьяк Митрофанов Карачаров. Третий из братьев, известный дьяк середины XVI в.[2401] Третьяк владел поместьем в Твери[2402]. В 1540/41 г. он вместе с кн. Дмитрием Дашковым — писцы в Кашине[2403].

60. Неклюд Каширский. Дьяк (?): упом. в росписи лиц, назначенных в караулы по случаю предстоящей свадьбы Ивана IV (конец января 1547 г.), и в составленном тогда же списке дьяков[2404].

61. Иван Тимофеев сын Клобуков. Сын дьяка Т. Г. Клобукова. В феврале 1531 г. ямской дьяк[2405], в середине XVI в. — «большой дьяк»[2406]. Упом. в росписи дворцовых караулов, составленной в конце января 1547 г. накануне свадьбы Ивана IV[2407]. Дьяк в 1551–1566 гг., умер 2 января 1573 г.[2408]

62. Тимофей Григорьев сын Клобуков. Дьяк[2409]. Впервые упом. в 1495 г. среди детей боярских в свите великой княжны Елены[2410]. В 1525/26 г. дьяк великого князя — послух в купчей И. Г. Морозова[2411]; в июле 1528 г. дьяк: подписал подтверждение жалованной грамоты Василия III Троицкому Махрищскому монастырю[2412]. Упом. в правой грамоте 4 мая 1534 г. суда боярина кн. И. В. Шуйского по тяжбе игумена Махрищского монастыря Ионы с Шарапом Семеновым сыном Баскакова и его детьми[2413]. Умер ранее 27 июня 1539 г. (этим днем датирован вклад его сына Ивана Клобукова в Троице-Сергиев монастырь по своем отце — «иноке Тихоне»)[2414].

63. Дмитрий (Митка) Ковезин[2415]. Подьячий, в конце августа — начале сентября 1543 г. был приставом при литовском гонце: встретил его, поставил на подворье и давал «корм»[2416].

64. Матвей Васильев сын Козодавлев. Упом. в росписи лиц, назначенных в дворцовые караулы по случаю предстоящей свадьбы Ивана IV (примерно в конце января 1547 г.)[2417]. В декабре 1547 г. — один из поручителей по кн. И. И. Пронском[2418]. Дворцовый дьяк с нарядом в Казанском походе в начале 1548 г.[2419]

65. Василий Борисов сын Колзаков. Дьяк. Послух в данной 1544/45 г. И. И. Хабарова в Троице-Сергиев монастырь[2420]. Упом. в росписи лиц, назначенных в караулы по случаю предстоящей свадьбы Ивана IV (конец января 1547 г.), и в составленном тогда же списке дьяков[2421]. В декабре 1547 г. упом. (без дьяческого чина) в поручной грамоте по кн. И. И. Пронском[2422]. В 1548 г. вместе с Чудином Митрофановым приводил к присяге тотемских ямщиков[2423]. В 1549 г. у наряда в Казанском походе[2424]. О дальнейшей карьере до 1566 г. см.: Веселовский С. Б. Дьяки. С. 251.

66. Василий (Васюк) Константинов. Подьячий. Ведал организацией ямской службы в Переславле; ему адресована в этой связи указная грамота от 23 декабря 1545 г.[2425]

67. Дмитрий (Митка) Константинов. Подьячий. 18 января 1543 г. подписал (вместе с двумя другими подьячими) правую грамоту ярославских писцов С. А. Плещеева и В. И. Беречинского приказчику Спасо-Ярославского монастыря Шестаку Артемьеву, судившемуся с людьми князя И. Ф. Мстиславского[2426].

68. Невежа Копнин. Дьяк. Единственное упоминание — в списке дьяков в январе 1547 г. (накануне свадьбы Ивана IV)[2427].

69. Якуш Еремеев Кудрявец. Подьячий, в 1546 г. собирал в казну зелейные деньги с новгородских пятин[2428].

70. Афанасий Дмитриев сын Кузьмин. Дьяк. Упом. (без чина) в качестве послуха в купчей троицкого келаря Нифонта на с. Маслово от 16 июня 1523 г.[2429] В данной старца Иосифа Боброва на его вотчинные села Троице-Сергиеву монастырю 1545/46 г. среди послухов упом. дьяк великого князя Афанасий Дмитриев[2430]. Он же («Офонасей Дмитриевич Кузмина») назван первым среди «царя и государя великого князя дьяков», подписавшихся в качестве послухов на меновной грамоте Ф. А. Чулкова Троице-Сергиеву монастырю на с. Новоселку 7055 г. (с учетом царского титула Ивана IV грамота датируется 1547 г., между январем и августом)[2431].

71. Иван Кузьмин. Дьяк (?): упом. в росписи лиц, назначенных в караулы по случаю предстоящей свадьбы Ивана IV (конец января 1547 г.), и в составленном тогда же списке дьяков[2432].

72. Казарин Иванов сын Кумяндин. Подьячий. В 1543/44 г. писал сотную Симонову монастырю с вышегородских книг С. Ф. Пильемова Сабурова[2433].

73. Афанасий Федорович Курицын. Дьяк. Впервые упом. в 1520 г. (уже с дьяческим чином)[2434]. Участник предсмертных совещаний Василия III[2435]. В сентябре 1534 г. считался одним из шести виднейших дьяков[2436]. В феврале 1534 г. проводил подтверждение грамот Троице-Сергиева монастыря[2437]. В ноябре 1534 г. ему было поручено привезти наказ воеводам, находившимся в Можайске[2438]. Запись поздней редакции разрядных книг о деятельности А. Ф. Курицына в 1534/35–1536/37 гг. в качестве разрядного дьяка[2439] А. А. Зимин считает сомнительной[2440]. В январе — феврале 1537 г. участвует в приеме литовских послов[2441]. 12 января 1541 г. подписал подтверждение жалованной грамоты Василия II (1432–1435 гг.) Троице-Сергиеву монастырю[2442]. Вскоре умер: 29 марта 1541 г. его вдова Мария дала вклад в Троице-Сергиев монастырь, и его написали в синодик (под именем инока Александра)[2443].

74. Иван (Иванов сын?) Курицын[2444]. В июле 1540 г. дьяк Иван Курицын (без отчества) послан с наказом на Коломну к кн. И. В. Шемяке Пронскому для предупреждения отказа от службы по местническим основаниям[2445]. 1 5 апреля 1545 г. тот же дьяк подписал докладную купчую (с доклада окольничему И. И. Беззубцеву) М. М. Тучкова на половину сельца Ефимьева в Костромском уезде[2446]. Упомянут (также без отчества) в списке дьяков, которым новгородский архиепископ Феодосий послал 26 марта 1548 г. «угорские» золотые в подарок[2447].

75. Афанасий Фуник Иванов сын Курцев. Впервые упом. (без дьячего чина) в разъезжей грамоте 1518/19 г., которую он выдал (вместе с Ярцем Нарматцким) после межевания земель Троицкого монастыря и Московского Архангельского собора в Горетове стане Московского уезда[2448]. В феврале 1526 г. ямской дьяк[2449]. В июле 1531 г. вместе с двумя другими дьяками послан в Великий Новгород[2450]; активно действовал там до конца 30-х гг. Упомянут в отписных книгах пригородных пожен Великого Новгорода 1535/36 и июня 1536 г.[2451] Выданные им совместно с другим новгородским дьяком, Яковом Шишкиным, грамоты 1536/37, 1538/39, 1539/40 гг. упоминаются в платежной книге погостов Вотской пятины[2452]. Был жив еще в ноябре 1549 г.[2453]

76. Константин Афанасьев Фуников сын Курцев. Ямской дьяк в октябре 1547 г.[2454] Дьяк в 1554 г.[2455]

77. Никита Афанасьев Фуников сын Курцев. В 1538/39 г. послух (не дьяк) в данной Никиты Антонова сына Ногина с сыновьями Троице-Сергиеву монастырю над. Антоновскую в Кинельском стане Переславского уезда[2456]. Дьяк, послух в данной 1544/45 г. И. И. Хабарова Троице-Сергиеву монастырю[2457]. В 1546/47 г. дьяк, послух в купчей Троице-Сергиева монастыря у боярина И. С. Воронцова на половину с. Буженинова в Переславском уезде[2458]. Упомянут среди казенных дьяков, которым новгородский архиепископ Феодосий послал 26 марта 1548 г. «угорские» золотые в подарок[2459]. О карьере в 50–60-е гг. (с 1562 г. казначей, казнен в 1570 г.) см.: Веселовский С. Б. Дьяки. С. 282.

78. Поспел Неклюдов сын Лебедев. Дворцовый дьяк (видимо, Тверского дворца): 22 марта 1534 г. по приказу тверского дворецкого И. Ю. Поджегина выдал духовную П. М. Молечкина его вдове Алене (вместе с возвращенной ей вотчиной мужа)[2460]. Во время подготовки свадьбы Ивана IV назначен в караул (роспись конца января 1547 г.); тогда же упомянут в списке дьяков[2461].

79. Анисим (Онисимко) Левин. Подьячий, в конце 1547 г. ездил отписывать на государя вотчину кн. И. И. Турунтая Пронского[2462].

80. Иван (Ивашко) Леонтьев. Подьячий. В ноябре 1540 г. подписал выпись вологодских писцов Т. А. Карамышева и Н. К. Милославского Якову Сидорову сыну Колотиловского[2463]. Присутствовал на суде вологодских писцов Т. А. Карамышева и Н. Д. Милославского по тяжбе Я. И. Трусова с Кирилло-Белозерским монастырем в марте 1543 г.[2464] Его подпись на обороте оброчной грамоты вологодских писцов Кирилло-Белозерскому монастырю, декабрь 1543 г.[2465]

81. Степан Самойлов сын Леонтьев. Подьячий. Писал поручную грамоту по кн. И. И. Пронском от 9 декабря 1547 г.[2466]

82. Третьяк Леонтьев. Дьяк. Самое раннее надежное упоминание о его дьячестве относится к 15 января 1545 г.: в этот день Третьяк Леонтьев, названный дьяком великого князя, подписал подтверждение жалованной грамоты (от 23 февраля 1515 г.) на поместье П. Г. Марина сыну последнего — Петру[2467]. Впоследствии он скрепил своей подписью еще целый ряд подтвержденных поместных грамот: 18 января 1547 г. — жалованную несудимую грамоту М. И. Гиневлеву (выданную 29 января 1546 г.)[2468]; 12 марта того же года — поместную грамоту Кропотовым[2469]; наконец, 20 сентября 1547 г. — жалованную грамоту (1530 г.) помещикам Болотниковым[2470]. 23 марта 1548 г. дьяк подписал (вместе с Яковом Захаровым) грамоты об обмене земель Спасского Ярославского монастыря с черными и помещичьими землями[2471]. Он упомянут в росписи лиц, назначенных в караулы по случаю предстоящей свадьбы Ивана IV (конец января 1547 г.), и в составленном тогда же списке дьяков[2472]. По вероятному предположению А. А. Зимина, дьяк Третьяк Леонтьев — одно лицо с Третьяком Леонтьевым сыном Глебовым[2473] — землевладельцем Волоцкого уезда, упоминаемым в ряде актов 40-х — начала 50-х гг. из архива Иосифо-Волоколамского монастыря[2474]. К февралю 1554 г. его уже явно не было в живых[2475].

83. Василий Озаров сын Лошинский. Подьячий. Впервые упом. в 1518/19 г., когда он (еще без чина) написал купчую Афанасия и Никиты Полозовых на д. Золотилово в Кашинском уезде[2476]. В апреле 1538 г. назван подьячим в списке послухов в меновной келаря Троице-Сергиева монастыря Серапиона Курцева и старца Сильвестра на деревни Оленино и Лешутино в Ростовском уезде[2477].

84. Угрим (Левкеин) Львов [Пивов[2478]]. Дьяк. В марте 1542 г. назван дворцовым дьяком: присутствовал на пиру в честь литовских послов[2479]. Упом. в составленной в конце января 1547 г. росписи лиц, назначенных в караулы по случаю предстоящей свадьбы Ивана IV, и в относящемся к тому времени списке дьяков[2480]. О его дальнейшей службе в 50-х гг. (до 1561 г.) см.: Веселовский С. Б. Дьяки. С. 308.

85. Юрий (Юшко) Лукин. Подьячий, присутствовал на разъезде земель Симонова монастыря в августе 1543 г.[2481] В том же чине упом. в марте 1548 г., когда вместе с Русином Окатовым производил обмен деревень Спасского Ярославского монастыря на черные и помещичьи деревни[2482].

86. Селянин Максимов. Подьячий, в 1546 г. вместе с Федором Кулибакиным собирал в казну зелейные деньги с Вотской пятины[2483].

87. Василий Григорьев сын Мартьянов. Псковский дьяк, вместе с Третьяком Михайловым сыном Дубровина послал 22 марта 1547 г. указную грамоту игумену Псковского Снетогорского монастыря с запретом нарушать права других монастырей на рыбную ловлю в Пецкой губе[2484]. Снова упомянут в январе 1548 г. на пирах по случаю приезда в Псков новгородского архиепископа Феодосия[2485].

88. Василий Бык Мелентьев. Дворцовый дьяк. Его подпись на жалованной грамоте Павлову Обнорскому монастырю от 11 февраля 1546 г.[2486] 24 мая 1539 г. он (вместе с Ю. Сидоровым) сделал вклад по отце, подьячем Мелентии Михайлове сыне (по прозвищу Постник), в Троице-Сергиев монастырь[2487]. О его деятельности в качестве дьяка в 1556–1559 гг. см. Веселовский С. Б. Дьяки. С. 327.

89. Григорий Мельников. Дьяк (?): упом. в составленной примерно в конце января 1547 г. росписи лиц, назначенных в караулы по случаю предстоящей свадьбы Ивана IV, и в относящемся к тому же времени списке дьяков[2488].

90. Мелентий Постник Михайлов сын. Подьячий. Единственное упоминание — во вкладной книге Троице-Сергиева монастыря: 24 мая 1539 г. его сын Василий Мелентьев и Юрий Сидоров дали по его душе 50 рублей[2489].

91. Тимофей Федоров сын Михайлов[2490]. Дьяк. 4 мая 1534 г. подписал правую грамоту суда боярина кн. И. В. Шуйского по тяжбе игумена Троицкого Махрищского монастыря Ионы с помещиком Шарапом Семеновым сыном Баскакова с сыновьями[2491]. 17 марта 1540 г. подписал докладной судный список (доложенный дворецкому Ф. С. Воронцову) посельскому Симонова монастыря Федору Бекету, судившемуся с крестьянами с. Шипинского из-за спорных пожен[2492].

92. Алексей Федоров Мишурин. Сын дьяка Ф. М. Мишурина. В октябре 1537 г. был подьячим, повез великокняжескую грамоту с наказом посланнику в Литву С. М. Омельянову [2493].

93. Василий Обрюта Михайлов сын Мишурин. В 1524 г. посельский во Владимире, в феврале 1530 г. — дворцовый дьяк[2494]. В той же должности упом. в марте 1542 и в январе 1549 г.[2495] 9 сентября 1549 г. с двумя другими царскими дьяками присутствовал на докладе у боярина и дворецкого Д. Р. Юрьева, которому тогда была доложена купчая Троице-Сергиева монастыря на село Бакино[2496]. Сын Обрюты Семен в середине XVI в. дворовый сын боярский по Москве[2497].

94. Игнатий Дурак Михайлов сын Мишурин. Дьяк, в феврале и апреле 1535 г., июне 1536 г., сентябре 1538 и феврале 1539 г. присутствовал на суде великого князя, подписывал судные списки[2498]. Впоследствии упом. в списке дьяков, составленном накануне свадьбы Ивана IV, в конце января 1547 г.[2499]

95. Семен Федоров сын Мишурин. Сын дьяка Ф. М. Мишурина. Его подпись на составах жалованной грамоты Александровой пустыни на р. Свири, апрель 1547 г.[2500] [вместе с И. Е. Цыплятевым и Б. Ивановым]. О дальнейшей карьере в 50–70-х гг. см.: Веселовский С. Б. Дьяки. С. 344.

96. Темир Мишурин[2501]. Упом. (без дьяческого чина) в духовной кн. М. В. Горбатого 1534/35 г.[2502] Назван дворцовым дьяком в январе 1537 г., когда он был приставлен к литовским послам[2503].

97. Федор Михайлов сын Мишурин. Брат Василия и Игната. С дьяческим чином впервые упомянут на приеме литовских послов весной 1525 г.[2504] Но и до того имел стаж приказной работы: в правой грамоте 1542 г. упомянуты «отписи» о платежах с Каширы 1516/17–1520/21 гг., подписанные Федором Мишуриным[2505]. Участник предсмертных совещаний Василия III[2506]. В сентябре 1534 г. назван в числе шести виднейших дьяков[2507].С января 1534 до осени 1538 г. контролировал выдачу жалованных грамот землевладельцам и подтверждение грамот, выданных прежними государями (за упомянутые три с половиной года подписал на имя Ивана IV около ста грамот, см. Прил. II). В указной грамоте игумену Глушицкого монастыря Феодосию 23 июня 1535 г. было велено выпись вотчин, купленных монастырем у детей боярских за последние два года, прислать дьяку Ф. Мишурину[2508]. Участвовал в переговорах с литовскими послами в декабре 1533, феврале — марте 1536, январе — феврале 1537 г.[2509] В 1534–1538 гг. он включался также в состав комиссий для переговоров с крымскими и ногайскими послами[2510]. Убит по приказу Шуйских 21 октября 1538 г.[2511] Иван IV в послании Курбскому вспоминает об этом убийстве Федора Мишурина — «отца нашего и нашего дьяка ближнего»[2512]. Иван, Семен и Иван Меньшой Федоровы дети Мишурина в середине XVI в. — дети боярские по Коломне[2513].

98. Федор Постник Никитич Губин Моклоков. Сын дьяка Никиты Губы Семенова Моклокова[2514]. Около 1539/40 г. вместе с братом Яковом получил в поместье село Ярково с деревнями в волости Шестке Тверского уезда[2515]. Дьяк, в марте 1542 г. при встрече литовских послов; в июне 1542 г. с В. Г. Морозовым и Ф. С. Воронцовым в посольстве в Литву[2516]. Упомянут в оброчной грамоте игумену Павлову Обнорскому монастыря 29 января 1546 г.: деньги велено давать в великокняжескую казну дьякам Постнику Губину и Одинцу Никифорову[2517]. Согласно указной грамоте Ивана IV тотемским ямщикам от 26 февраля 1546 г., те же дьяки принимали в казну ямские деньги с Устьянской, Чадромской и Заечерецкой волостей[2518]. В 1546/47 г. вместе с кн. К. И. Курлятевым, А. А. Квашниным и И. Е. Цыплятевым он дал (и подписал) данную по Е. И. Цыплятеву в Кирилло-Белозерский монастырь[2519]. Упомянут (как «Постник Губан») среди казенных дьяков, которым новгородский архиепископ Феодосий послал 26 марта 1548 г. «угорские» золотые в подарок[2520]. В Дворовой тетради 50-х гг. большой дьяк[2521]. О карьере в 1549–1557/58 гг. см.: Веселовский С. Б. Дьяки. С. 346.

99. Афанасий Морин. Дьяк во Пскове в сентябре 1534 г.[2522] Впоследствии упом. в составленной примерно в конце января 1547 г. росписи лиц, назначенных в караулы по случаю предстоящей свадьбы Ивана IV, а также в относящемся к тому же времени списке дьяков[2523].

100. Никита Дятел Григорьев сын Мошков. Дворцовый дьяк в Великом Новгороде: упомянут в оброчной книге пригородных пожен Новгородского дворца 1539/40 г.[2524] Согласно Платежной книге 1542/43 г., за ним, дворцовым дьяком, числилось несколько деревень в Деревской пятине[2525]. В 1545 г. дьяк великого князя: 21 августа 1545 г. сделал вклад в Троице-Сергиев монастырь[2526]. В 1549/50 г. дьяк, дал в Новоспасский монастырь свое вотчинное сельцо Бездедово Федоровское[2527]. Умер в начале 60-х гг., приняв перед смертью монашеский постриг под именем Никандра[2528].

101. Бессон (Безсонко) Данилов сын Мякишев. Подьячий, его подпись стоит на обороте написанной между 1533 и 1538 гг. духовной грамоты Василия Иванова сына Ларионова[2529].

102. Ярец Андреев сын Нармацкий. В декабре 1517 г. ямской дьяк[2530]; в 1518/19 г. проводил разъезд земель Московского уезда[2531]. В 1535 г. описывал г. Переславль Рязанский[2532]. Его сын Семен — дворовый сын боярский по Владимиру[2533].

103. Афанасий Невзоров. Подьячий. 18 января 1543 г. подписал (вместе с двумя другими подьячими) правую грамоту ярославских писцов С. А. Плещеева и В. И. Беречинского приказчику Спасо-Ярославского монастыря Шестаку Артемьеву, судившемуся с людьми кн. И. Ф. Мстиславского[2534].

104. Василий Нечаев. Подьячий дьяка Гаврила Щенка Белого: в начале января 1547 г. послан гонцом во Владимир, Суздаль и Юрьев к лицам, проводившим смотр невест для Ивана IV[2535].

105. Иван Одинец Дубенской Никифоров (Микифоров). 27 марта 1539 г. дьяк Одинец Никифоров сделал вклад в Троице-Сергиев монастырь[2536]. В качестве дьяка скрепил указную грамоту Троице-Сергиеву монастырю от 12 марта 1540 г.[2537] Упом. в оброчной грамоте игумену Павлова Обнорского монастыря 29 января 1546 г.: деньги давать в великокняжескую казну дьякам Постнику Губину и Одинцу Никифорову[2538]. Согласно указной грамоте Ивана IV тотемским ямщикам от 26 февраля 1546 г., те же дьяки принимали в казну ямские деньги с Устьянской, Чадромской и Заечерецкой волостей[2539]. Упом. в списке дьяков в январе 1547 г., накануне свадьбы Ивана IV[2540]. Скрепа дьяка Одинца Никифорова на склейке указной грамоты в Суздаль от 14 марта 1547 г.[2541] Упомянут среди казенных дьяков, которым новгородский архиепископ Феодосий послал 26 марта 1548 г. «угорские» золотые в подарок[2542]. О карьере в 1556/ 57–1564 гг. см.: Веселовский С. Б. Дьяки. С. 372.

106. Павел Никифоров. Подьячий, 1 января 1547 г. сделал вклад в Троице-Сергиев монастырь[2543]. В 1553 г. дьяк[2544].

107. Истома Кондратьев сын Ноугородов. Время его пожалования из подьячих в дьяки остается неясным: он назван дьяком в помете на обороте жалованной грамоты Николаевскому Корельскому монастырю от октября 1542 г.[2545] Однако в данной 1546/47 г. Троице-Сергиеву монастырю душеприказчиков Е. И. Цыплятева сказано, что грамоту писал «подиачей Истомка Кондратьев сын Ноугородов»[2546]. Припись Истомы Ноугородова (без чина!) имеется на жалованной грамоте Антониеву Сийскому монастырю от 6 февраля 1545 г.[2547] В мае 1552 г., несомненно, был уже дьяком: его подпись стоит на царском подтверждении жалованной грамоты канинским ненцам («самоедам») от 15 апреля 1545 г.[2548].

108. Федор Васильев сын Огарев. 5 июля 1541 г. послух (без дьяческого чина) у купчей Никиты Фуникова Курцева[2549]. 28 февраля и 1 марта 1545 г. (упом. без чина) сделал вклады в Троице-Сергиев монастырь[2550]. В 1547 г. дьяк царя и великого князя: упом. в качестве послуха в купчей Троице-Сергиева монастыря на половину села Мячкова в Кодяеве стане Переславского уезда[2551]. В конце января 1547 г. упом. в росписи кремлевских караулов, назначенных по случаю предстоящих свадебных торжеств Ивана IV, и в составленном тогда же списке дьяков[2552]. 3 августа 1550 г. и 13 января 1551 г. дьяк с боярином и дмитровским дворецким В. Ю. Траханиотом[2553]. В середине XVI в. большой дьяк[2554].

109. Лев (Левка) Михайлов сын Борисова Офутин. Подьячий. Писал данную (вкладную) И. Ф. Ларина в Троице-Сергиев монастырь 1544/45 г.[2555] В Дворовой тетради 50-х гг. упом. большой дьяк Леонтий Офутин[2556].

110. Третьяк Усатый Охромев (Офромеев). Подьячий, в 1538/39 г. делил вотчину кн. Мезецких в Стародубе Ряполовском[2557].

111. Захарий Иванов Панфилов. Дьяк. Его подпись на жалованной грамоте Павлову Обнорскому монастырю от 11 февраля 1546 г.[2558] Дворцовый дьяк 15 февраля 1549 г.[2559] и в 1550–1554 (Веселовский С. Б. Дьяки. С. 397).

112. Иван Захарьин сын Панфилов. Подьячий, 3 августа 1539 г. сделал вклад в Троице-Сергиев монастырь[2560]

113. Юрий (Юшко) Петров. Подьячий. Присутствовал на разъезде земель Симонова монастыря в августе 1543 г.[2561]

114. Владимир Семенов сын Племянников. Упом. как дворцовый дьяк в 1511 г.[2562], с марта 1528 г. — псковский дьяк[2563]. Как долго он оставался на службе в Пскове, остается неясным[2564]. Умер в начале 40-х гг.: в 1541/42 г. его вдова Фетинья по приказу мужа наделила сыновей его вотчиной — сельцом Лариным в Кинельском стану Московского уезда[2565].

115. Верещага Подосенов. Подьячий. 18 января 1543 г. подписал (вместе с двумя другими подьячими) правую грамоту ярославских писцов С. А. Плещеева и В. И. Беречинского приказчику Спасо-Ярославского монастыря Шестаку Артемьеву, судившемуся с людьми кн. И. Ф. Мстиславского[2566].

116. Григорий Меньшой Никитин сын Путятин. Первое упоминание — 1510 г. (в чине подьячего), в мае 1514 — феврале 1515 г. — уже дьяк[2567]. В апреле 1532 г. именовался «великим дьяком»[2568]. В 1531–1533 гг. сопровождал Василия III в поездках, написал от имени великого князя четыре послания Елене Глинской[2569]. Участник совещаний у постели умирающего государя осенью 1533 г.; писал (вместе с Ф. Мишуриным) духовную грамоту Василия III[2570]. В сентябре 1534 г. считался одним из шести виднейших дьяков[2571]. В декабре 1533, феврале, марте, августе 1536 и январе — феврале 1537 г. участвовал в приеме литовских послов[2572]. В те же годы был непременным участником переговоров с ногайскими и крымскими послами[2573]. В 1534 г. (не позднее августа) подписал подтверждение купчей боярина кн. Юрия Ивановича Дмитровского Михаила Елизаровича (1531/32 г.) Троицкому Калязину монастырю[2574]. В 1535 или 1536 г. дьяк вместе с боярином кн. И. В. Шуйским был послан правительницей Еленой Глинской к Андрею Старицкому, чтобы развеять опасения удельного князя и нормализовать отношения с ним[2575]. В декабре 1538 г. подписал подтверждение жалованной грамоты Василия III (1511 г.) Ярославскому Спасскому монастырю[2576]. 14 января 1539 г. подписал подтверждение жалованной уставной грамоты Василия III (1506 г.) переславским рыболовам[2577]. 20 июля 1539 г. подписал подтверждение жалованной проезжей гр. Василия III (1514 г.) Суздальскому Покровскому монастырю[2578]. В декабре 1539 г. подписал подтверждение жалованной грамоты Василия III лопарям (1530 г.)[2579]. В январе 1540 г. скрепил указную грамоту о межевании земель Спасо-Евфимьева монастыря[2580]. В марте 1540 г. подписал подтверждение жалованной грамоты Василия III Крестовоздвиженской церкви в Устюжне Железопольской[2581]. 3 февраля 1540 г. и 18 февраля 1541 г. скрепил своей подписью судные списки за печатью дворецкого кн. И. И. Кубенского[2582]. Последний раз упомянут в источниках 27 июня 1541 г. (подпись под приговором дворецкого И. И. Кубенского на судном списке)[2583]. Умер в начале 1542 г. (7 декабря 1541 г. датирован его вклад в Троице-Сергиев монастырь, а 12 февраля 1542 г. его племянник дал туда вклад по его душе)[2584].

117. Постник Игнатьев сын Путятин. Между 1533 и 1538 г. написал (еще без чина) духовную Василия Беззубого Иванова сына Ларионова[2585]. 19 сентября 1542 г. дворцовый дьяк: его подпись на судном списке вместе с печатью дворецкого кн. И. И. Кубенского[2586]; в 1546/47 г. дьяк, послух в купчих Троице-Сергиева монастыря на половину села Буженинова и половину села Мячкова в Переславском уезде[2587]. В конце января 1547 г. (накануне свадьбы Ивана IV) упомянут в списке дьяков и в росписи дворцовых караулов[2588]. В начале 1548 г. дьяк с царем во Владимире (во время Казанского похода)[2589]. 4 ноября 1548 г. дворцовый дьяк: скрепил указную грамоту, выданную по приказу окольничего и дворецкого Ф. Г. Адашева[2590]. В середине века большой дьяк[2591]. О карьере в 50-х гг. (до 1558 г.) см.: Веселовский С. Б. Дьяки. С. 442.

118. Иван Колтыря Михайлов сын Раков. В 1526/27 г. без дьяческого звания в качестве писца составил купчую М. Л. Глинского[2592]. В ноябре 1532 г. был дьяком в Пскове[2593]. В 1537 г. производил развод и описание земель в Звенигороде[2594].

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

БРУНО (1548–1600)

Из книги 100 великих гениев автора Баландин Рудольф Константинович

БРУНО (1548–1600) Полно и ярко выражена натурфилософия Возрождения в трудах Джордано Бруно В нем соединились качества, необычайно редко встречающиеся вместе: великолепная память, обширные знания, творческая активность, поэтическое воображение, литературный дар, жажда


1548

Из книги Французская волчица — королева Англии. Изабелла автора Уир Элисон

1548 Foedera.


3. Дьяки и подьячие

Из книги «Вдовствующее царство» [Политический кризис в России 30–40-х годов XVI века] автора Кром Михаил Маркович

3. Дьяки и подьячие Самую многочисленную группу служащих административного аппарата составляли дьяки и подьячие: по источникам 1534–1548 гг. нам известно 157 лиц, имевших чин дьяка или подьячего[1746], что более чем на четверть превышает аналогичные данные за 28 лет правления


I Каталог жалованных и указных грамот 1534–1548 гг., выданных от имени или «по слову» Ивана IV

Из книги «Вдовствующее царство» [Политический кризис в России 30–40-х годов XVI века] автора Кром Михаил Маркович

I Каталог жалованных и указных грамот 1534–1548 гг., выданных от имени или «по слову» Ивана IV В каталог включены все известные на данный момент жалованные и указные грамоты 1534–1548 гг., дошедшие до нас в подлинниках, списках или только в виде позднейших упоминаний. За


1548

Из книги Инженеры Сталина: Жизнь между техникой и террором в 1930-е годы автора Шаттенберг Сюзанна

1548 Богдан В.А. Мимикрия в СССР. Воспоминания инженера, 1935-1942 годы, Ростов-на-Дону. Франкфурт-на-Майне, 1982. С


1548

Из книги Хрущевская «оттепель» и общественные настроения в СССР в 1953-1964 гг. автора Аксютин Юрий Васильевич

1548 Анкеты № 369, 7, 165, 136, 210, 346, 315, 360, 215, 231, 42, 207 / 99 // Личн. архив


2244

Из книги Хрущевская «оттепель» и общественные настроения в СССР в 1953-1964 гг. автора Аксютин Юрий Васильевич

2244 Анкета № 98 / 98 // Личн. архив автора.


1548

Из книги Историческое описание одежды и вооружения российских войск. Том 11 автора Висковатов Александр Васильевич


Глава III СОСТОЯНИЕ ЗАПАДНО-РУССКОЙ ЦЕРКВИ ПРИ ЛИТОВСКО-ПОЛЬСКИХ КОРОЛЯХ: КАЗИМИРЕ IV (1440—1492), АЛЕКСАНДРЕ КАЗИМИРОВИЧЕ (1492—1506), СИГИЗМУНДЕ I КАЗИМИРОВИЧЕ (1507—1548) И СИГИЗМУНДЕ II АВГУСТЕ (1548—1572)

Из книги Исторический очерк Церковной унии. Ее происхождение и характер автора Зноско Константин

Глава III СОСТОЯНИЕ ЗАПАДНО-РУССКОЙ ЦЕРКВИ ПРИ ЛИТОВСКО-ПОЛЬСКИХ КОРОЛЯХ: КАЗИМИРЕ IV (1440—1492), АЛЕКСАНДРЕ КАЗИМИРОВИЧЕ (1492—1506), СИГИЗМУНДЕ I КАЗИМИРОВИЧЕ (1507—1548) И СИГИЗМУНДЕ II АВГУСТЕ (1548—1572) Казимир IV (1440—1492) Когда в 1439 г. была заключена Флорентийская уния, литовское


Сигизмунд Казимирович (1506—1548)

Из книги Исторический очерк Церковной унии. Ее происхождение и характер автора Зноско Константин

Сигизмунд Казимирович (1506—1548) Преемник Александра Сигизмунд Казимирович относился к православным вполне миролюбиво, и время его правления было временем наиболь­шего спокойствия и процветания Православной Церкви в княжестве Литовском. Спустя много лет после его


Сигизмунд II Август (1548—1572)

Из книги Исторический очерк Церковной унии. Ее происхождение и характер автора Зноско Константин

Сигизмунд II Август (1548—1572) Еще большей терпимостью к православию от­личался в начале своего правления король Сигизмунд Август. При нем в Польшу, а затем в Литву стал проникать протестантизм. Покровитель­ствуя последнему, Сигизмунд не отказывал в сво­ей защите и


1548

Из книги Скрытый Тибет. История независимости и оккупации автора Кузьмин Сергей Львович

1548 Tibet: a human development…; Behind bars…


1548

Из книги Тупик либерализма [Как начинаются войны] автора Галин Василий Васильевич

1548 Стиглиц Дж…, с. 364, 395, 398.


2) Летописание и приказные дьяки

Из книги Пискаревский летописец. Происхождение, источники, авторство автора Хазанова Софья Игоревна

2) Летописание и приказные дьяки Если бы нам не было известно, даже гипотетически, имя автора Пискаревского летописца, то, исходя из анализа текста, мы все равно пришли бы к выводу, что это был, скорее всего, московский приказной человек: в своде много записей, близких