4. Путная печать Ивана IV

4. Путная печать Ивана IV

Наряду с формуляром и сохранившимися на грамотах канцелярскими пометами ценную информацию по интересующей нас теме содержат печати. Возможности их использования при изучении внутреннего управления эпохи «боярского правления» хорошо видны на примере одного малоизвестного эпизода из истории русской дипломатики и сфрагистики: речь пойдет о так называемых «путных» печатях 40-х гг. XVI в.[1399]

Изучая официальные акты 1534–1548 гг., я обратил внимание на необычную фразу в конце некоторых грамот. Так, в жалованной грамоте Ивана IV игумену Троице-Сергиева монастыря Никандру на безмытную торговлю в г. Переславле крестьян монастырского села Нового (Ростовского уезда) от 5 октября 1543 г. сказано: «К сей грамоте яз, князь великий, велел и печать свою путную приложити»[1400]. В известных мне более ранних документах выражение «путная печать» не встречается. Необычно и то, что упомянутая жалованная грамота скреплена не красновосковой печатью, как это было принято в XVI в. для этого типа документов, а желтовосковой. Вот как издатели «Актов исторических» описали эту печать: «…приложена небольшая желтовосковая печать, на которой приметен стоящий человек с простертой рукою; надпись кругообразная стерлась, и печати уцелел только отрывок»[1401]. Обращение к подлиннику[1402] ничего не прибавляет к этому описанию: за прошедшие с момента издания грамоты сто шестьдесят с лишним лет сохранность печати только ухудшилась.

Следующее по времени упоминание путной печати относится к марту 1544 г., когда троицкому игумену Никандру была выдана великокняжеская жалованная льготная грамота по случаю постройки вокруг монастыря каменной ограды. Поскольку грамота сохранилась только в списках XVII в., каким было изображение на печати, мы не знаем; известно только, что печать была «на черном воску»[1403]. Путная печать была приложена также к жалованной несудимой грамоте Ивана IV от 1 августа 1544 г., и вновь ее получателем был Троице-Сергиев монастырь. Как и в предыдущем случае, судить о внешнем виде печати мы не можем: грамота сохранилась только в списках[1404].

Путной печатью была скреплена и грамота на беспошлинный провоз монастырских запасов, которой Иван IV пожаловал 15 марта 1545 г. троицкого игумена Никандра[1405]. Хотя эта грамота дошла до нас в подлиннике, но печать не сохранилась: остался только след черного воска[1406].

Зато на основании упомянутых четырех грамот можно предложить правдоподобное объяснение самому термину «путная печать»: для этого нужно обратить внимание на место издания документов. Первая из интересующих нас грамот — от 5 октября 1543 г. — «писана на Волоце»[1407]; вторая (от 17 марта 1544 г.) «писана у Троицы в Сергиеве монастыре»[1408]; там же, «у Троицы в Сергееве монастыре», написаны третья (от 1 августа 1544 г.)[1409] и четвертая (от 15 марта 1545 г.)[1410] грамоты. Важно, что все эти документы были выданы не в Москве. Таким образом, можно предположить, что путная печать была атрибутом походной канцелярии Ивана IV: в частности, она сопровождала государя во время поездок на богомолье, в данном случае — в Троице-Сергиев монастырь.

Это предположение подтверждается при обращении к следующему документу — жалованной обельно-несудимой и заповедной грамоте, которую Иван IV, находясь «у Троицы в Сергиевом монастыре», выдал 3 октября 1546 г. игумену Ионе. Печать, названная «путной», на подлиннике грамоты не сохранилась: остался только ее след, позволяющий судить о том, что печать, видимо, была черновосковой[1411]. В данном случае известно и имя дьяка, выдавшего грамоту: на склейке имеется надпись: «дьяк Василей Григорьев», — речь идет о Василии Григорьевиче Захарове Гнильевском[1412].

19 ноября 1546 г., во время пребывания государя в Великом Новгороде, была выдана еще одна льготная грамота игумену Троице-Сергиева монастыря Ионе. В конце документа сообщается о его скреплении путной печатью; остатки этой черновосковой печати сохранились до нашего времени, но изображение уже невозможно различить[1413].

В декабре 1547 г., когда царь находился во Владимире, он выдал две жалованных тарханно-несудимых грамоты игумену Троице-Сергиева монастыря Ионе; обе были запечатаны путной печатью (в настоящее время сохранились только обломки черновосковых печатей)[1414].

29 января 1548 г. Иван IV, находившийся тогда в Нижнем Новгороде, вновь пожаловал троицкого игумена Иону «з братьею», выдав им тарханно-несудимую грамоту на монастырские дворы с варницами в г. Балахне. Грамота была скреплена путной печатью, которая, в отличие от всех упомянутых ранее, дошла до нас в хорошем состоянии[1415]. На прикладной овальной черновосковой печати (2,2 х 2,8 см) изображен в профиль, вправо, обнаженный мужчина, который держит левую руку на бедре, а правой опирается на некий предмет, похожий на дерево (этот предмет виден нечетко, так как правый край печати обкрошился). Очевидно, при изготовлении матрицы этой печати была использована вправленная в перстень античная гемма: подобные печати были широко распространены в Северо-Восточной Руси XIV–XV вв. и в Московском государстве XVI–XVII вв.[1416]

Нельзя не заметить особого благоволения юного Ивана IV и его советников к обители святого Сергия в 1540-х гг.: монастырские власти неоднократно пользовались пребыванием государя «у Троицы» для получения жалованных грамот (17 марта и 1 августа 1544 г., 15 марта 1545 г., 3 октября 1546 г.); они же подавали челобитья Ивану IV во время его поездок в другие места: на Волок (5 октября 1543 г.), в Великий Новгород (19 ноября 1546 г.), Владимир (24 декабря 1547 г.), Нижний Новгород (29 января 1548 г.) — и сразу получали просимое, не дожидаясь возвращения государя в столицу.

Впрочем, еще один имеющийся в нашем распоряжении документ показывает, что иногда и другие челобитчики в подобной ситуации добивались немедленного удовлетворения своих просьб. Так, 18 февраля 1548 г. во Владимире Иван IV выдал льготную грамоту с освобождением от всех пошлин на три года архимандриту Муромского Борисоглебского монастыря Семиону «з братьею», жаловавшимся на разорение от казанских татар и царских сборщиков податей. К грамоте была приложена путная печать, до нашего времени не сохранившаяся[1417].

Всего за 1543–1548 гг. удалось выявить десять жалованных грамот, скрепленных путной печатью. Не исключено, что в результате дальнейших архивных поисков число известных нам подобных документов возрастет, однако уже сейчас можно утверждать, что путная печать характерна именно для 40-х гг. XVI в.; в последующую эпоху распространения она не получила.

Размышляя о причинах этого феномена периода «боярского правления», можно указать на участившиеся с 1543 г. поездки юного государя по стране, что давало челобитчикам шанс добиться быстрого решения своего дела путем личного обращения к монарху, избегнув тем самым уже получившей печальную известность московской волокиты[1418].

Приведенный материал позволяет сделать ряд наблюдений о канцелярской практике описываемого времени. Прежде всего можно прийти к выводу о том, что хранившаяся в казне государственная печать, которой скреплялись наиболее важные документы, включая жалованные грамоты, по-видимому, из Москвы не вывозилась[1419]. Именно поэтому дьяки, сопровождавшие великого князя (а с 1547 г. — царя) в поездках, попытались найти ей замену в виде «путной», т. е. походной печати.

В этой связи следует отметить, что, по наблюдениям западных медиевистов, пребывание монарха в том самом месте и в тот самый день, которые обозначены в дате изданной от его имени грамоты, — это архаическая черта средневековой администрации, связанная с личным характером королевской власти. Людовик Святой (1226–1270) действительно находился там и тогда, где и когда издавались его эдикты и другие акты; при Филиппе Красивом (1285–1314) это уже не было правилом[1420].

Было бы интересно провести аналогичное исследование на русском материале и выяснить, когда фактическое местонахождение государя перестало строго соответствовать месту выдачи его грамот. Можно заметить, например, что уже с начала XVI в., когда установился обычай указывать в дате грамоты не только год, но и место ее выдачи, в качестве такового, как правило, называется Москва. Достаточно сказать, что все жалованные грамоты, полученные Троице-Сергиевым монастырем от великого князя Василия III (1506–1533), были выданы в Москве[1421]. На этом фоне девять троицких грамот, которые в 1540-е гг. были пожалованы монастырю Иваном IV во время его пребывания в этой обители, а также в Великом Новгороде, Владимире и Нижнем Новгороде, выглядят явной аномалией.

Есть, однако, основания утверждать, что и в 40-е гг. XVI в. выдача грамот государем во время его поездок по стране являлась исключением из правила — исключением, которое делалось для тех или иных челобитчиков. Нормальный же порядок заключался в том, что жалованные грамоты, скрепленные, как полагалось, красновосковой печатью, выдавались в Москве — даже в тех случаях, когда великого князя в столице не было.

Так, 4 октября 1543 г., т. е. накануне появления первой известной нам жалованной грамоты за путной печатью, выданной игумену Троице-Сергиева монастыря Никандру, троицкие власти получили другую жалованную грамоту (на соляные варницы): она была выдана в Москве (в отсутствие великого князя, находившегося тогда на Волоке) и скреплена красновосковой печатью[1422]. Три года спустя, 3 октября 1546 г., Иван IV, находясь «у Троицы», пожаловал игумена Иону, который получил грамоту за путной печатью, а накануне, 2 октября, в Москве была выдана жалованная грамота Л. П. Поликарпову: подлинник ее дошел до нашего времени, и на нем можно видеть красновосковую печать[1423]. 5 октября того же года получил жалованную грамоту московский Симонов монастырь. Место ее выдачи в самом документе (мы располагаем его подлинником) не указано, но сохранился обломок красновосковой печати[1424], а на обороте читаются имена казначеев И. И. Третьякова и Ф. И. Сукина (см. выше табл. 2, строку 48): очевидно, как справедливо предположил С. М. Каштанов, грамота была выдана казначеями в столице, в отсутствие Ивана IV[1425]. Тот же исследователь обратил внимание на то, что в июне — августе 1546 г., когда великий князь находился в Коломне, грамоты от его имени выдавались в Москве[1426].

Использование путных печатей так и осталось кратковременным «экспериментом»; дальнейшего распространения эта практика не получила. Во второй половине XVI в., судя по опубликованным документам, грамоты выдавались только в столице, хотя цари (как, например, Иван Грозный в годы опричнины) не раз на длительный срок покидали ее пределы. В самом конце XVI столетия в заключительной части некоторых грамот появляется указание на их выдачу «в царствующем граде Москве»[1427]: тем самым за столицей окончательно был закреплен статус средоточия власти и единственного места, откуда могли исходить законные акты.

Так история о путных печатях, которая на первый взгляд может показаться лишь любопытным, но малозначительным казусом, в более широком контексте предстает весьма важным и показательным эпизодом в длительном процессе централизации и деперсонализации власти, ее отделения от личности государя.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

3.5. Знаменитый синодик «Ивана Грозного» — покаяние за молодого царя Ивана Ивановича

Из книги Иван Грозный и Петр Первый [Царь вымышленный и Царь подложный] автора Носовский Глеб Владимирович

3.5. Знаменитый синодик «Ивана Грозного» — покаяние за молодого царя Ивана Ивановича Мы подходим к концу эпохи «Грозного». В 1581 году умирает Иван Иванович. В связи с его смертью «будучи в состоянии глубокого душевного кризиса, царь совершил один из самых необычных в его


ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПЕЧАТЬ ИВАНА КАЛИТЫ

Из книги Мифы Цивилизации автора Кеслер Ярослав Аркадьевич

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПЕЧАТЬ ИВАНА КАЛИТЫ В феврале 2001 года Г.К. Каспаров привлек наше внимание к малоизвестному факту оснащения печати Ивана Калиты (1328 г) Звездой Давида, — символом иудаизма. Но есть при печати Великого князя Ивана и буддийский символ вечности.Времена


Печать

Из книги Повседневная жизнь средневековых монахов Западной Европы (X-XV вв.) автора Мулен Лео

Печать В те отдаленные века, которые тем не менее не были столь уж темными и мрачными, владение печатью означало обладание властью. У аббатов была своя печать, а позднее она появилась и у генерального капитула. Правда, любую печать можно подделать. Так, секретарь св.


§ 164. Цензура и печать

Из книги Учебник русской истории автора Платонов Сергей Федорович

§ 164. Цензура и печать Со вступлением на престол императора Александра II были отменены все те стеснительные меры, какие в царствование его отца принимались относительно цензуры и учебного дела (§ 151).Сначала был фактически смягчен цензурный надзор за печатью. Цензура


3. «Античный» Гальба был из рода царя Миноса, то есть Ивана Грозного Царевич Дмитрий действительно был сыном Ивана Грозного

Из книги Раскол Империи: от Грозного-Нерона до Михаила Романова-Домициана. [Знаменитые «античные» труды Светония, Тацита и Флавия, оказывается, описывают Велик автора Носовский Глеб Владимирович

3. «Античный» Гальба был из рода царя Миноса, то есть Ивана Грозного Царевич Дмитрий действительно был сыном Ивана Грозного Светоний сообщает, что Гальба был, «бесспорно, муж великой знатности, из видного и древнего рода… сделавшись императором, выставил у себя в атрии


§ 6. ПОВРЕМЕННАЯ ПЕЧАТЬ

Из книги История Беларуси автора Довнар-Запольский Митрофан Викторович

§ 6. ПОВРЕМЕННАЯ ПЕЧАТЬ Впервые повременная печать появилась в начале второй половины 18 в. Первая газета была «Курьер Литовский», «Kurier Litеwski», издававшаяся иезуитами, получившими на то королевскую привилегию. Содержание этой первой газеты было весьма бледно. В начале


ПЕЧАТЬ

Из книги Великая ложь нашего времени автора Победоносцев Константин Петрович

ПЕЧАТЬ I тех пор как пало человечество, ложь водворилась в мире, в словах людских, в делах, в отношениях и учреждениях. Но никогда, кажется, отец лжи не изобретал такого сплетения лжей всякого рода, как в наше смутное время, когда столько слышится отовсюду лживых речей о


Периодическая печать

Из книги Легион под знаком Погони. Белорусские коллаборационистские формирования в силовых структурах нацистской Германии (1941-1945) автора Романько Олег Валентинович

Периодическая печать Беларус на варце. Орган шт аба Главного опекуна белорусской полиции (Минск). – 1943-1944.Беларуская (Мінская) газэта (Минск). – 1942-1944.Блокнот пропагандиста. Еженедельный бюллетень пропагандистов РОА (Дабендорф). – 1945.Бюллетень добровольцев РОА (Дабендорф).


6. Дон Кихот – это издевательское описание Ивана Грозного = Карла V. Безумие Дон Кихота – это отражение сумасшествия Ивана Блаженного, то есть конца первого периода «Ивана Грозного» 1547–1553 годов

Из книги Дон Кихот или Иван Грозный автора Носовский Глеб Владимирович

6. Дон Кихот – это издевательское описание Ивана Грозного = Карла V. Безумие Дон Кихота – это отражение сумасшествия Ивана Блаженного, то есть конца первого периода «Ивана Грозного» 1547–1553 годов Центральной темой пародии Сервантеса является безумие Дон Кихота. С одной


3. Печать Соломона

Из книги Книга 2. Освоение Америки Русью-Ордой [Библейская Русь. Начало американских цивилизаций. Библейский Ной и средневековый Колумб. Мятеж Реформации. Ветх автора Носовский Глеб Владимирович

3. Печать Соломона В одном из старых русских рукописных сборников XVII века приведена Печать Царя Соломона. Сборник входит в Румянцевский фонд Государственной Библиотеки России под номером 348. В настоящее время лист рукописи с этой печатью отсутствует. Кем-то вырван? Об


Е. Э. Сно Свободная печать

Из книги От неолита до Главлита автора Блюм Арлен Викторович

Е. Э. Сно Свободная печать Писатель написал шесть строчек о скотах. Редактор, сохранить желая шкуру, Две замарал из них, оставив на свой страх Все остальные. Вот в цензуру Издателя те строки держат путь — Изъял тотчас ещё две строчки… Ну, а типограф лишь взглянуть Успел,


ПЕЧАТЬ СМЕРТИ

Из книги Новочеркасск. Кровавый полдень автора Бочарова Татьяна Павловна

ПЕЧАТЬ СМЕРТИ Нет трупа — нет основного доказательства. Таков закон криминалистики. Поэтому сокрытие этих истекших кровью и скончавшихся на месте или в результате страшных ран «доказательств» стало главной материальной задачей.Трупы можно было сжечь, закопать,


ПЕРИОДИЧЕСКАЯ ПЕЧАТЬ

Из книги Провинциальная «контрреволюция» [Белое движение и гражданская война на русском Севере] автора Новикова Людмила Геннадьевна

ПЕРИОДИЧЕСКАЯ ПЕЧАТЬ Архангельск.Архангельские губернские ведомости.Архангельский край.Вестник Верховного Управления Северной Области (Архангельск).Вестник Временного правительства Северной области (Архангельск).Вестник Северного Бюро Печати. Мурманский


4. ПЕЧАТЬ

Из книги История Украинской ССР в десяти томах. Том пятый: Украина в период империализма (начало XX в.) автора Коллектив авторов

4. ПЕЧАТЬ Марксистско — ленинская и революционно — демократическая печать. Большой популярностью среди широких масс трудящихся, и особенно пролетариата Украины, с начала XX в. пользовалась марксистская литература, издававшаяся преимущественно на русском языке.


Капитализм и печать

Из книги Полное собрание сочинений. Том 25. Март-июль 1914 автора Ленин Владимир Ильич

Капитализм и печать Когда два вора дерутся, от этого всегда будет известная польза для честных людей. Когда вконец перессорятся «деятели» буржуазного газетного дела, они раскрывают перед публикой продажность и проделки «больших» газет.Нововременец Н. Снессарев