Когда «маленький» становится большим

Когда «маленький» становится большим

Мы маленькие люди.

На обществе прореха.

Но если вы посмеете взглянуть со стороны.

За узкими плечами небольшого человека

Стоят понуро, хмуро – две больших войны.

(Владимир Высоцкий)

Идея внедрить своего человека в органы правопорядка появилась чуть ли не с самого создания «Народной воли». Но дело это было непростое. Речь не шла о жандармских офицерах – туда был жестский отбор.

Для того, чтобы стать жандармским офицером, надо было соответствовать следующим требованиям. Человек должен быть потомственным дворянином некатолического вероисповедания (это ограничение было введено из-за вечной оппозиционности поляков). Кандидат должен был окончить военное или коммерческое училище по первому разряду, прослужить в армии не менее шести лет, не иметь долгов. Тех, кто соответствовал этим критериям, заносили в список кандидатов на службу в корпус. Затем их вызывали в Петербург; после четырехмесячного курса они сдавали экзамен. В случае успешной сдачи экзамена их направляли на службу в жандармские управления. Реально же в то время брали только офицеров.

То есть у террористов тут шансов не было. Но в III Отделении имелись и, говоря современным языком, вольнонаемные работники – канцеляристы и тому подобное. Однако и здесь было непросто. Большинство террористов и им сочувствующих отметились в молодости в разных «студенческих историях» и прочих неблагонадежных развлечениях. Так что для работы в III Отделении они всяко не подходили. Желающих поступить в эту контору проверяли очень серьезно.

Но тут на горизонте террористов появился Николай Васильевич Клеточников.

Это был своеобразный человек. Он являлся типичным сереньким мелким провинциальным чиновником. Да и внешность у него была так себе. Эдакий ничем не приметный задохлик. Не сравнить, к примеру, со здоровенным и красивым парнем Андреем Желябовым. Мимо такого, как Клеточников, пройдешь и не заметишь. Словом, гоголевский персонаж, «маленький человек». Революционными идеями он не увлекался. Работал себе в Симферополе на низкой чиновничьей должности. Но вот в 1878 году его понесло в Петербург. Вот как он сам об этом рассказывал:

«До 30 лет я жил в глухой провинции, среди чиновников, занимавшихся дрязгами, попойками, вообще ведущими самую пустую, бессодержательную жизнь. Среди такой жизни я чувствовал какую-то неудовлетворенность, мне хотелось чего-то лучшего. Наконец попал в Петербург, но и здесь нравственный уровень общества не был выше».

Так или иначе, но Клеточников решил, что жить хорошо – это скучно. Интереснее жить весело. Ну, а раз человек ищет приключений, то он их найдет. Клеточников сумел выйти на одного из лидеров «Народной воли» Александра Михайлова. Непонятно, почему тот поверил никому не известному провинциалу. Но вот поверил! И, как оказалось, не прогадал.

Михайлов оценил открывшиеся возможности и начал операцию по внедрению агента. Действовал террорист тонко, используя особенности бюрократической системы, которая тогда (как, впрочем, и сейчас) во многом держалась на протекции. Кстати, Михайлов был самым «продвинутым» из народовольцев. В отличие от большинства своих коллег, он великолепно знал не только систему власти, но и большинство «персоналий», отслеживая перемещения чиновников, изучая по мере возможности их связи. Особого секрета это не представляло. Петербург, как известно – город маленький, все друг друга знали. Другое дело, что остальные террористы полагали лишним изучать врага.

Так вот, Михайлов предложил Клеточникову снять комнату у некой Екатерины Кутузовой, о которой было известно, что она имеет связи с III Отделением. Даме бальзаковского возраста тихий и интеллигентный молодой человек понравился. И когда он пожаловался, что, дескать, не может найти работу, она порекомендовала его в III Отделение.

«5 или 6 декабря 1878 года Клеточников переехал в меблированные комнаты Кутузовой, где по вечерам происходила карточная игра. Ввиду того что будущий успех Н. В. Клеточникова основывался на его проигрышах корыстолюбивой хозяйке, то естественно, что их оплачивал Ал. Дм. Михайлов из сумм “Земли и воли”. В течение месяца он передал Клеточникову около 300 рублей. Зато Кутузова была совсем очарована своим жильцом. Поведения он был самого скромного, вежлив, как хорошо воспитанный человек, и, в довершение всего, проигрывал хозяйке порядочное количество денег.

И так как добрый и благовоспитанный жилец впадал иногда в уныние и жаловался на свою судьбу, не посылающую ему хорошего места, то сердобольная женщина принимала эти жалобы к сердцу и предложила Николаю Васильевичу свою рекомендацию к ее родственнику Кириллову, служащему в III Отделении. Словом, все шло, как рассчитывал А. Д. Михайлов. Постоялец Кутузовой был очень тронут любезностью хозяйки и от волнения в этот вечер проиграл ей несколькими рублями больше, чем обыкновенно.

Со своей стороны Кириллов был доволен, когда с рекомендацией Кутузовой к нему явился солидный человек средних лет, университетского образования, служивший прежде в окружном суде. Однако, хотя все преимущества были на стороне Клеточникова, традиции III Отделения заставили Кириллова назначить тщательное расследование об искателе места в “почетном” учреждении. Справки наводились довольно долго, и только 25 января 1879 года Николай Васильевич был водворен на службу в III Отделение, в канцелярию, которой заведовал Кириллов».

(А. П. Прибылева-Корба, народоволец)

В самом деле, ведь что вышло? Клеточников не имел никаких «порочащих связей», просто такой вот мелкий человечек.

Тогдашние революционеры вряд ли что-то знали о методах работы разведки. В те времена даже шпионских романов не было, не говоря о более серьезной литературе[15]. Но террористы, возможно случайно, получили козырной туз в своей игре. Ведь чтобы получать информацию о противнике, совсем ни к чему иметь в стане врага высокопоставленного «штандартенфюрера Штирлица». Достаточно, чтобы был мелкий чиновник, который переписывает бумаги… Клеточников оказался именно таким персонажем.

«Служба его устроилась так, что все время, т. е. целых два года (1879 и 1880 гг.), он работал в канцелярии. Ему доверяли переписку секретных бумаг, и в его ведении находились шкафы, в которых хранились тайные документы. Ему поручали переписку их в виду его красивого почерка. В начале его службы его принял столоначальник Кириллов, и скоро Клеточников был назначен помощником делопроизводителя. В начале 1880 г. III Отделение было переименовано в Департамент государственной полиции, и Клеточников был принят в новом учреждении на должность, которую занимал раньше в III Отделении; в ней он оставался до конца своей службы, т. е. вплоть до своего ареста.

Окончательно положение Клеточникова в отделении Кириллова решил его прекрасный почерк, ввиду которого Н. В. был назначен переписчиком в канцелярию и в первый же день службы в свое распоряжение получил стол с ящиками, запиравшимися на ключи. Назначение в канцелярию в значительной степени успокоило Клеточникова, так как исключало возможность предложения участвовать в сыске. Назначение переписчиком имело и другую выгодную сторону. Клеточникову давались для переписки важнейшие бумаги. Таким образом он узнавал многое, что оставалось неизвестным его сослуживцам. Ему вручали для хранения наиболее важные секретные бумаги и ключи от хранилищ этих документов. Он и хранил их тщательно, но пользовался этими ключами для получения интересных секретных бумаг в те часы, когда он один оставался в канцелярии под предлогом, что ему тоскливо сидеть у себя в комнате в одиночестве и два лишних часа, проводимые им за работой, помогают ему сокращать тоску одиночества. В эти тихие часы, когда никто не мешал ему работать, он перечитывал, делал заметки и выписки, которые на свиданиях передавал Ал. Михайлову».

(А. П. Прибылева-Корба)

В общем, террористы имели всю информацию о планах жандармов. Газета «Народная воля» печатала имена и приметы жандармских осведомителей. Кстати, жандармы не понимали, что происходит. Они довольно быстро смекнули, что в их системе сидит «крот»[16], но высшие офицеры подозревали друг друга. И никак не могли понять, кому и зачем из них нужно поддерживать террористов? Учитывая непростой политический расклад того времени, к этому были основания. К примеру, и сейчас существуют версии, что III Отделение все знало о готовящемся убийстве императора, и, дескать, они дали ему совершиться. Это, конечно, вряд ли. Такие приемы станут применять через 20 лет. А вот то, что мелкий незаметный чиновник знает все, – им просто в голову не приходило. Долгое время террористы чувствовали себя за Клеточниковым как за каменной стеной.

Хотя, с другой стороны, именно тогда в органах правопорядка начали появляться совершенно чудовищные люди. О них рассказ еще впереди.

А Клеточникова сдал тоже очень интересный человек.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 1 Говорю вам под большим секретом

Из книги Святое дело автора Суворов Виктор

Глава 1 Говорю вам под большим секретом Будем надеяться, что нам удастся превратить нашу Рабоче-крестьянскую Красную Армию из оплота мира, каким она является теперь, в оплот освобождения рабочих капиталистических государств от ига буржуазии. И. Сталин. Письмо курсантам


Глава пятая Человек с большим топором

Из книги Неизвестная война. Тайная история США автора Бушков Александр

Глава пятая Человек с большим топором За стремлением спасти человечество почти всегда скрывается стремление управлять им. Г. Л. Менкен Естественно, столь сложная и величественная фигура со временем оказалась окруженной густой пеленой всевозможных мифов и


1.4. Ещё один повтор: Первый Владимир — это Ирод, Рогнеда — это Богородица, маленький Изяслав — это маленький Иисус

Из книги Царь славян. автора Носовский Глеб Владимирович

1.4. Ещё один повтор: Первый Владимир — это Ирод, Рогнеда — это Богородица, маленький Изяслав — это маленький Иисус Оказывается, язычник Владимир, то есть Первый Владимир Ирод хотел убить княгиню Рогнеду с её маленьким сыном Изяславом. Сначала он выслал Рогнеду в


Когда оружием становится все: новый террор

Из книги «Крещение огнем». Том I: «Вторжение из будущего» автора Калашников Максим

Когда оружием становится все: новый террор Война в нынешнем мире становится тотальной, всеохватной. Но не в понятиях начала 1943 года, когда Геббельс произнес свою знаменитую речь о Total Krieg в берлинском Дворце спорта. Тогда-то все было понятно: все — к станкам или винтовкам.


Великая дружба с Большим Еврейским Братом

Из книги Еврейский смерч или Украинский прикуп в тридцать серебреников автора Ходос Эдуард

Великая дружба с Большим Еврейским Братом Что же касается «лучших людей» страны, на которых устремлены взоры надежды обессиленного народа-страдальца, они по-прежнему глухи и слепы, и нет для них ничего более ценного, чем великая дружба с Большим Еврейским Братом, круто


Фридрих Шиллер: когда врач становится пациентом

Из книги Могло быть и хуже [Истории знаменитых пациентов и их горе-врачей] автора Циттлау Йорг

Фридрих Шиллер: когда врач становится пациентом «Тринадцати лет, с зябкими ногами, но в целом здоров». Так звучала медицинская справка, которая в 1773 году решила дальнейшую судьбу школьника Фридриха Шиллера. Это категорично означало: он не будет, как сам того хотел,


Вольтер: когда врач становится клеветником

Из книги Могло быть и хуже [Истории знаменитых пациентов и их горе-врачей] автора Циттлау Йорг

Вольтер: когда врач становится клеветником «Первую половину нашей жизни мы жертвуем своим здоровьем, чтобы заработать деньги. Другую половину мы жертвуем своими деньгами, чтобы вернуть себе здоровье». Тезис Вольтера отнюдь не дышит оптимизмом. Он звучал бы очень


КОГДА ТАЙНОЕ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ

Из книги Призрак на палубе автора Шигин Владимир Виленович

КОГДА ТАЙНОЕ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ Весьма нечасто, ко иногда людям всё же удаётся раскрыть тайны отдельных «летучих голландцев», и тогда оказывается, что всё случившееся с этими таинственными кораблями вполне объяснимо.В разгаре была Первая мировая война, когда в один из


Очерк 7 ЧТО ВЫХОДИТ, КОГДА БАНКИР СТАНОВИТСЯ ВОЕННЫМ МИНИСТРОМ

Из книги Генеральская правда. 1941-1945 автора Рубцов Юрий Викторович

Очерк 7 ЧТО ВЫХОДИТ, КОГДА БАНКИР СТАНОВИТСЯ ВОЕННЫМ МИНИСТРОМ Начало сознательной жизни, казалось, не сулило Николаю Булганину особенной карьеры. Родился он Нижнем Новгороде, в семье служащего, окончил реальное училище и скромно трудился учеником электрика и


Когда становится нечем жить…

Из книги Молодежь и ГПУ (Жизнь и борьба совeтской молодежи) автора Солоневич Борис Лукьянович

Когда становится нечем жить… Господи Боже! Склони Свои взоры К нам, истомленным в суровой борьбе… Бальмонт. Поздно вечером, после этого сбора шли мы с княжной Лидией по каменистым залитым лунным светом улицам города. У больших чугунных ворот старая начальница


1.4. ЕЩЕ ОДИН ПОВТОР: ПЕРВЫЙ ВЛАДИМИР – ЭТО ИРОД, РОГНЕДА – ЭТО БОГОРОДИЦА, МАЛЕНЬКИЙ ИЗЯСЛАВ – ЭТО МАЛЕНЬКИЙ ИИСУС

Из книги Царь славян [2-е изд., испр. и доп.] автора Носовский Глеб Владимирович

1.4. ЕЩЕ ОДИН ПОВТОР: ПЕРВЫЙ ВЛАДИМИР – ЭТО ИРОД, РОГНЕДА – ЭТО БОГОРОДИЦА, МАЛЕНЬКИЙ ИЗЯСЛАВ – ЭТО МАЛЕНЬКИЙ ИИСУС Оказывается, язычник Владимир, то есть Первый Владимир Ирод, хотел убить княгиню Рогнеду с ее маленьким сыном Изяславом. Сначала он выслал Рогнеду в


Когда был Яков маленький…

Из книги Допросы сионских мудрецов [Мифы и личности мировой революции] автора Север Александр

Когда был Яков маленький… Яков рос озорным, неугомонным мальчиком. Проигрывая в росте и здоровье сверстникам, но обладая упрямством и громким голосом, он всегда верховодил во всех ребячьих проделках. В гимназии он постоянно конфликтовал с учениками и преподавателями,


Альянс с большим бизнесом

Из книги Призраки с улицы Чайковского автора Красильников Рэм Сергеевич

Альянс с большим бизнесом С момента возникновения Центрального разведывательного управления ведущие позиции в нем стремились занять представители большого бизнеса — руководители и сотрудники крупнейших финансовых, промышленных, юридических компаний и фирм. Их


8. Сервий Туллий становится царем при ещё живом царе Тарквинии Древнем Андроник-Христос становится царем и соправителем юного царя Алексея Комнина

Из книги Царский Рим в междуречье Оки и Волги. автора Носовский Глеб Владимирович

8. Сервий Туллий становится царем при ещё живом царе Тарквинии Древнем Андроник-Христос становится царем и соправителем юного царя Алексея Комнина Согласно Титу Ливию, Сервий Туллий стал фактическим царем в те дни, когда тяжело раненный Тарквиний Древний был еще жив. То