Открытый бой

Открытый бой

15 ноября 1923 года в Политбюро был направлен документ, известный как «Письмо 46» (Или «Заявление 46»). Его подписали сорок шесть видных партийных деятелей. В документе критиковалась сложившаяся ситуация. И, надо сказать, что авторы были во многом правы. Они выражали недовольство тем, что партия обюрократилась. Но ведь так оно и было.

В 1918 году Ленин писал с восторгом: «…В России совсем разбили чиновничий аппарат… и дали гораздо более доступное представительство именно рабочим и крестьянам, их Советами заменили чиновников, или их Советы поставили над чиновниками.»

А в 1920 году вождь мирового пролетариата заговорил уже по-другому: «Наш госаппарат, за исключением Наркоминдела, в наибольшей степени представляет из себя пережиток старого, в наименьшей степени подвергнутого сколько-нибудь серьезным изменениям. Он только слегка подкрашен сверху».

Ему вторил один из ближайших соратников Троцкого А. Иоффе. Наблюдая нравы новой элиты, в том же году он отмечал с горечью: «Сверху донизу и снизу доверху – одно и то же. На самом низу дело сводится к паре сапог и гимнастерке; выше – к автомобилю, вагону, совнаркомовской столовой, квартире в Кремле или „Национале“; а на самом верху, где имеется уже и то, и другое, и третье, – к престижу, громкому положению и известному имени».

И ведь рядовые члены партии это видели. Они за это сражались?

Но иначе и быть не могло. Большевистские лидеры не имели никакого опыта государственного управления. Романтическая идея с Советами не выдержала испытания практикой. И что оставалось? Правильно – копировать методы Российской империи. А там, знаете ли, было много всякого… Пришлось привлечь и множество старых специалистов… Уж какие были… Но, по крайней мере, эта система работала.

А что предложили авторы письма?

«Создавшееся положение объясняется тем, что объективно сложившийся после Х-го съезда режим фракционной диктатуры внутри партии пережил сам себя. Многие из нас сознательно пошли на непротивление такому режиму. Поворот 21-го года (нэп. – А. Щ.), а затем болезнь т. Ленина требовали, по мнению некоторых из нас, в качестве временной меры, диктатуры внутри партии. Другие товарищи с самого начала относились к ней скептически или отрицательно. Как бы то ни было, к XII съезду партии этот режим изжил себя. Он стал поворачиваться своей оборотной стороной. Внутрипартийные сцепы стали ослабляться.

Партия стала замирать. Крайне оппозиционные, уже явно болезненные течения внутри партии стали приобретать антипартийный характер, ибо внутрипартийного товарищеского обсуждения наболевших вопросов не было. А такое обсуждение без труда вскрыло бы болезненный характер этих течений как партийной массе, так и большинству их участников. В результате – нелегальные группировки, выводящие членов партии за пределы последней, и отрыв партии от рабочих масс.

В партии ведется борьба тем более ожесточенная, чем более глухо и тайно она идет. Если мы ставим перед ЦК этот вопрос, то именно для того, чтобы дать скорейший и наименее болезненный выход раздирающим партию противоречиям и немедленно поставить партию на здоровую основу… Фракционный режим должен быть устранен – и это должны сделать в первую очередь его насадители, он должен быть заменен режимом товарищеского единства и внутрипартийной демократии».

Итак, главное – это развернуть широкую партийную дискуссию. Уже смешно, потому что инициатор этого, Лев Давидович Троцкий совсем недавно носился с идеей «казарменного социализма». То есть такой системы, где никакие дискуссии невозможны по определению.

«Замечания о нарушении внутрипартийной демократии были столь же справедливы, как и высказывания о противоречивых и нерешительных действиях руководства. Болезнь Ленина, раздоры в руководстве, трудности в согласовании действий даже среди противников Троцкого, слабость ведущего деятеля „триумвирата“ Зиновьева как руководителя, – все это во многом объясняло одновременно и непоследовательность политики и склонность к закрытому стилю деятельности политбюро. В этой обстановке требование убрать руководство, потерявшее ориентацию, и создать условия для выдвижения новых лидеров с более четкими программами, отвечавшими современному моменту, многим представлялось разумным. В то же время подписи, стоявшие под документом, свидетельствовали о том, что авторы „Письма 46“ – отнюдь не представители „прочей партийной массы“, не имевшей до сих пор возможности выразить свое мнение. Как правило, это были видные деятели партии, которые выражали недовольство тем, что им не давали работу „по плечу“. Очевидно, что авторы „заявления“ согласовали свое выступление с Троцким. Позже Зиновьев, перефразируя название рассказа Горького „Двадцать шесть и одна“, назвал выступление оппозиции „Сорок шесть и один“».

(Юрий Емельянов)

Сталин по этому поводу неплохо проехался: «Нам было несколько смешно слышать речи о демократии из уст Троцкого, того самого Троцкого, который на X съезде партии требовал перетряхивания профсоюзов сверху. Но мы знали, что между Троцким периода X съезда и Троцким наших дней нет разницы большой, ибо как тогда, так и теперь он стоит за перетряхивание ленинских кадров. Разница лишь в том, что на X съезде он перетряхивал ленинские кадры сверху в области профсоюзов, а теперь перетряхивает он те же ленинские кадры снизу в области партии. Демократия нужна, как конек, как стратегический маневр. В этом вся музыка».

Нет, идея авторов «Заявления 46» выглядит очень красиво. Давайте заниматься демократией. То есть болтать. К сожалению, жестокая реальность продемонстрировала – никакой демократии не существует. Понятно, что вам про нее говорят из телевизора, – так ведь врут. Демократия – это всегда свара безответственных болтунов. Реально власть всегда и всюду принадлежит тем, кто умеет ее удержать. То есть немногочисленной группе людей, которые уж как до нее дорвались, так уж дорвались. И при чем тут общественный строй?

Конечно, фасад может быть и «демократическим». Так это именно фасад…

Троцкий во всем этом деле оказался как-то в стороне и не присутствовал на партийных заседаниях, где это письмо обсуждалось. Официальная версия гласила, что Лев Давидович поехал на утиную охоту, где подцепил малярию и слег. Малярия и в самом деле – очень тяжелая болезнь, тогда она была весьма распространена, и лечить ее не очень умели. Да только вот, как Троцкий мог ею заболеть? Дело ведь было в ноябре месяце – утки к этому времени улетают в более теплые края. Так что на кого он там охотился? К тому же малярия распространяется через укусы малярийных комаров. Кто видел в ноябре в Подмосковье комаров? Сталин очень повеселился по этому поводу: «Говорят, что Троцкий серьезно болен. Допустим, что он серьезно болен. Но за время своей болезни он написал три статьи и четыре новые главы сегодня вышедшей его брошюры. Разве не ясно, что Троцкий имеет полную возможность написать в удовлетворение запрашивающих его организаций две строчки о том, что он – за оппозицию или против оппозиции?»

А вот именно эти «две строчки» Троцкий писать и не хотел. Потому что ждал, чем обернутся события. Руководство партии было вынуждено вынести «Заявление 46» на широкое обсуждение. А вот тут-то и началось…

Видный советский деятель Анастас Иванович Микоян писал: «Большинство рабочих собраний, коммунистов выступают против оппозиции, за ЦК. В вузовских же ячейках, пользуясь политической неподготовленностью молодежи, оппозиция добивается успеха. Ораторы от оппозиции, возражая, говорили, что рабочие-де голосуют за ЦК в страхе, что если они будут голосовать против ЦК, то их уволят с работы. Но революционному студенчеству нечего бояться голосовать за оппозицию».

А что происходило на самом деле? Так, в общем, понятно. Студенты (заметим, не просто студенты, а члены РКП(б)) выступали за оппозицию. Им хотелось подискутировать. Но самое главное – а кто были эти ребята? Те, кто опоздал на Гражданскую войну. Уже упоминалось о грандиозной PR-кампании по поводу победы большевиков. Да и не в пропаганде дело. Память о войне витала в воздухе. Старшие товарищи, приняв рюмочку во время праздника, вспоминали, как они гоняли белых. То, что белые и прочие противники их тоже порой гоняли, чаще всего не вспоминали. Студенты чувствовали себя опоздавшими. А вот тут предлагают идти сражаться за власть Советов.

А вот у рабочих было иное мнение. Их как-то не очень трогала возможность дискутировать, а уж тем более – перспектива идти куда-то с кем-то воевать. Они хотели простой вещи – навести в стране такой порядок, при котором можно было бы нормально жить. Так что «Заявление 46» они встретили без энтузиазма.

Но была еще армия. Тут у Троцкого были очень серьезные позиции. 27 ноября 1923 года начальник Политуправления Красной Армии В. А. Антонов-Овсеенко направил в адрес руководителей страны письмо, которое по сути являлось ультиматумом. Дескать, мы Троцкого все поддержим.

«Хотя лозунги Троцкого получили широкую поддержку в студенческой среде, наиболее мощной силой в движении „Сорока шести и одного“ являлась армия, руководство которой Троцкий упорно не выпускал из рук. В конце декабря 1923 года начальник Политуправления Красной Армии В. А. Антонов-Овсеенко дал указание о проведении конференции коммунистических ячеек высших военно-учебных заведений и направил в армейские организации циркуляр № 200, в котором предписывал изменить систему партийно-политических органов Красной Армии на основе положений „Нового курса“. В ответ на требование политбюро отозвать этот документ Антонов-Овсеенко направил 27 декабря письмо с угрозами в адрес партийного руководства.

28 и 29 декабря Троцкий опубликовал в „Правде“ материалы с пропагандой своей интерпретации „Нового курса“. В эти дни Антонов-Овсеенко заявлял, что бойцы Красной Армии „как один“ выступят за Троцкого. От этих заявлений и действий веяло угрозой военного переворота».

(Юрий Емельянов)

Однако в реальности все оказалось не так страшно. Армия не взбунтовалась. Антонова-Овсеенко и его товарищей сместили с должностей – и никто против этого не возразил. На XIII конференции партии (16–18 января 1924 года) Сталин посмеялся над Троцким: «Я не поднимаю здесь вопроса о том, кто кого обижает. Я думаю, что если хорошенько разобраться, то может оказаться, что известное изречение о Тит Титыче довольно близко подходит к Троцкому: „Кто тебя, Тит Титыч, обидит? Ты сам всякого обидишь“».

Но рано он радовался.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Народ, открытый на кончике пера

Из книги Древний Шумер. Очерки культуры автора Емельянов Владимир Владимирович

Народ, открытый на кончике пера До 40-х годов XIX века о существовании цивилизаций Древней Месопотамии — Вавилонии и Ассирии — было известно по скудным и многократно искажавшим реальность повествованиям Библии, а также из исторических рассказов Геродота и тенденциозных


Открытый диалог

Из книги Европа и ислам: История непонимания автора Кардини Франко

Открытый диалог Вернемся к Западной Азии. Ослабление Франции после франко-прусской войны 1870–1871 годов неизбежно сказалось на ее престиже и на привилегиях, которых она добилась, в течение более чем трех веков осуществляя на Ближнем Востоке опеку католических общин и


…открытый сто дней в году

Из книги Повседневная жизнь Греции во времена Троянской войны автора Фор Поль

…открытый сто дней в году Насыщенная, увлекательная жизнь морехода, сплошь состоящая из расчетов и порывов, в то же время целиком и полностью зависит от сноровки, ибо море, этот «проход к землям», неизменно маячащим вдалеке, закрыто большую часть года. Главное — не


Глава 4 ВАРШАВА – «ОТКРЫТЫЙ ГОРОД»?

Из книги Военные дневники люфтваффе. Хроника боевых действий германских ВВС во Второй мировой войне [litres] автора Беккер Кайюс

Глава 4 ВАРШАВА – «ОТКРЫТЫЙ ГОРОД»? Имевшееся сравнительно ровное поле у конного завода в Вольборце по соседству с Томашовом стало боевым аэродромом для II/LG 2. Как и другие самолеты ближнего боя («Штуки» и истребители), «хеншели» после нескольких дней боевых действий


Открытый стол и гостеприимство

Из книги Повседневная жизнь благородного сословия в золотой век Екатерины автора Елисеева Ольга Игоревна

Открытый стол и гостеприимство Наследием елизаветинского царствования был так называемый открытый стол, традиция которого свято сохранялась при Екатерине II как один из символов национального гостеприимства. По обычаю крупные вельможи ежедневно принимали у себя за


Парадокс Юнлэ: «открытый император»

Из книги Загадки истории. Факты. Открытия. Люди автора Згурская Мария Павловна

Парадокс Юнлэ: «открытый император» А самой главной тайной, которую скрывают стены Запретного города, наверное, является то, что построен он был самым «открытым» императором Поднебесной. Как же могло случиться так, что Чжу Ди (император Юнлэ), начавший китайскую эпоху


Глава 10 Открытый фланг

Из книги Операция «Оверлорд». Как был открыт второй фронт [С иллюстрациями] автора Гастингс Макс

Глава 10 Открытый фланг К исходу июля 1944 года немецкая армия в Нормандии была доведена до такого плачевного состояния, что только немногие фанатики из СС все еще питали надежду избежать поражения, но и среди них куда меньше стало тех, кто еще рассчитывал на победу. Слабые


«Край пустынный, белый и открытый…»

Из книги Московские загадки автора Молева Нина Михайловна

«Край пустынный, белый и открытый…» О схеме его жизни исследователи – со времени появления первых биографических эссе и вплоть до наших дней – не спорили. Детство и начало поэтического пути – Литва, вдохновившая первые сборники стихов, «Гражину», начало (законченных,


Парадокс Юнлэ: «открытый император»

Из книги История человечества. Восток автора Згурская Мария Павловна

Парадокс Юнлэ: «открытый император» А самой главной тайной, которую скрывают стены Запретного города, наверное, является то, что построен он был самым «открытым» императором Поднебесной. Как же могло случиться так, что Чжу Ди (император Юнлэ), начавший китайскую эпоху


ОТКРЫТЫЙ ЛИСТ

Из книги Дневная поверхность автора Фёдоров Георгий Борисович

ОТКРЫТЫЙ ЛИСТ Первый в своей жизни Открытый лист я получил после нового сезона полевых работ Новгородской экспедиции. В Открытом листе было написано, что он выдан Институтом истории материальной культуры Академии наук СССР (так тогда назывался наш Институт археологии)


Глава 11 ОТКРЫТЫЙ ВЗГЛЯД

Из книги Жизнь и Победа автора Семенов Владимир Алексеевич

Глава 11 ОТКРЫТЫЙ ВЗГЛЯД Вполне естественно, что Ашика и членов его семьи всегда тянуло в Крым, где жили и творили их далекие и в то же время близкие родственники. Пристального внимания заслуживал среди них видный ученый – историк, археолог и писатель Антон Балтазарович


1.5. «Открытый Апокалипсис» и контроль над будущим

Из книги Русская литература XIX–XX веков: историософский текст автора Бражников И. Л.

1.5. «Открытый Апокалипсис» и контроль над будущим Утопизм, понимаемый широко, «архетипически» как мечта об утраченном рае, можно представить неизбывным свойством человеческого существа с начала земной истории. Утопия Нового времени имеет два главных источника, которые


4.1. Реализованная утопия и открытый Апокалипсис

Из книги Русская литература XIX–XX веков: историософский текст автора Бражников И. Л.

4.1. Реализованная утопия и открытый Апокалипсис Антиутопия, казавшаяся в эпоху утопизма предупреждением о его негативных последствиях, их превентивным предотвращением, обернулась повседневной реальностью, которая к моменту своего осуществления, перестала