ГЛАВА 10 КЛАДБИЩА СОКРОВИЩ

ГЛАВА 10

КЛАДБИЩА СОКРОВИЩ

Первой германской территорией, на которой программа захоронения получила небывалый размах, в силу географического положения стала Восточная Пруссия, где тайники начали строить еще весной 1943 года. А когда летом 1944-го война приблизилась к прусским границам, в Кёнигсберге и окрестных старинных замках, поместьях, монастырях, церквях начались работы по захоронению исконно прусских и свезенных туда за время войны культурных и прочих ценностей. Поскольку на территории Восточной Пруссии не было пригодных соляных шахт, по приказу гауляйтера Коха там строились секретные бункеры и тайники, где надлежало спрятать вековые прусские сокровища, а также награбленное за войну "достояние рейха", которое Кох считал своей законной добычей. А дабы исключить вывоз ценностей за пределы подвластных ему земель, Кох издал директиву, строго предписывавшую: "При эвакуации промышленных предприятий обратить внимание на то, что хозяйственные ценности и иное имущество разрешается располагать только внутри провинции Восточная Пруссия"[47].

И хотя награбленные им собрания украинских музеев Кох в начале 1945 года вывез в Тюрингию (где их потом нашли), все прусские культурно-исторические ценности и личное имущество сограждан любимец Гитлера приказал схоронить в родной земле. В соответствии с директивой Коха в июле 1944 года кёнигсбергский городской "Комитет трех" принял постановление о "сохранности культурных ценностей", по которому все предметы культурно-исторического значения, находившиеся на территории Кёнигсберга, следовало спрятать в пределах восточно-прусских земель. Это распространялось и на всю Восточную Пруссию.

Размещение ценностей поручили директору Художественных собраний Кёнигсбергского замка, крупнейшему специалисту по янтарю Альфреду Роде. Осенью 1941 года доктор Роде при содействии гауляйтера Коха и командующего 18-й армией вермахта генерал-полковника Георга фон Кюхлера вывез из Екатерининского дворца в Пушкине знаменитую Янтарную комнату и заново собрал ее в усеченном виде в Кёнигсбергском замке, где она и пропала. Роде слыл знатоком Кёнигсберга и его окрестностей, он знал, где и что можно спрятать. Ему также вменялось в обязанность вести переписку с владельцами окрестных поместий и замков насчет обустройства там тайников. Сразу после ужасных бомбардировок Кёнигсберга союзной авиацией в ночь на 30 августа и 2 сентября 1944 года Роде приступил к работе, разъезжая по Восточной Пруссии и Саксонии в поисках надежных мест для хранения сокровищ.

Кроме него по приказу Бормана и Гиммлера захоронением самых ценных сокровищ на территории Пруссии и всей Европы занимался оберштурмбанфюрер СС Густав Вист — одна из самых загадочных фигур Третьего рейха. Как и Отто Скорцени, Вист выполнял секретные поручения высшего нацистского руководства, только Скорцени был диверсантом, а Вист — "хоронителем" сокровищ рейха. Быть диверсантом было безопаснее. После войны Скорцени умер своей смертью, а Вист (как и его коллеги по "могильному" ремеслу) внезапно скончался в 1947 году в возрасте 42 лет. Через два года его 12-летний сын Рудольф случайно нашел на чердаке дома отсыревший планшет отца, где на карте Кёнигсберга были помечены бункеры с сокровищами, в том числе и тот, в котором в январе 1945 года Вист по приказу Бормана спрятал Янтарную комнату. В 1959 году Рудольф Вист (под псевдонимом Рудольф Рингель) побывал в Калининграде и выдал КГБ координаты отцовских тайников.

* * *

Отличием Восточной Пруссии от прочих германских земель был не только масштаб строительства хранилищ особого назначения, но и их основательность. Под эту акцию была подведена теоретическая база в виде разработанных после Первой мировой войны и доработанных в 1938 году планов эвакуации немецкого культурного достояния в случае угрозы захвата врагом Восточной Пруссии. Эти планы предусматривали "вывоз ценностей в сводчатые подземные и наземные склепы, дома пасторов, часовни, церкви, замки, усадьбы, родовые имения и особняки", среди которых значились владения гауляйтера и чиновников его администрации. Кроме общих планов был издан специальный документ "По поводу глубины захоронения исторических и прочих ценностей", где говорилось: "Изучение тысячелетней практики показало следующее. Первое. Могильные захоронения. Надо иметь в виду, что обычное, глубиной 2–3 метра, может быть отрыто и опустошено лишь одним человеком за одну ночь. Поэтому богатые люди хоронили своих родных в могилы глубиной до 5 метров. Такую вскрыть за одну ночь, даже вдвоем-втроем, невозможно. Чтобы добыть нечто, находящееся на глубине 6–8 метров, уже требуется длительное время и большое количество людей, а с 10–11 метров необходима специальная землеройная техника, весьма большое количество работников и устройство шахты. Это под силу лишь специальной организации, государству"[48]. Исходя из этого, сооружались и тайники.

Все имевшиеся в наличии культурно-исторические ценности были разделены на категории. Янтарная комната и уникальный музейный палеоянтарь[49] — их именовали "Золотом Пруссии", — а также ритуальное серебро Тевтонского ордена ("Серебро Балтики") и другие орденские реликвии были отнесены к важнейшим прусским сокровищам. Для них изготавливали специальную тару и прятали в особые бункера. В марте 1945 года Роде доложил Коху о технологии захоронения "Золота Пруссии" и "Серебра Балтики" с использованием "густого парафинового покрытия". Предметы, покрытые парафином, паковались во влагонепроницаемые ящики-футляры, которые могли храниться даже под водой. Все лица, посвященные в эти тайны, уничтожались. В начале 1945 года при попытке бежать из Кёнигсберга был убит выстрелом в затылок местный маг Ханс Шурр, по чьим "руническим советам", как полагают, выбирали места для тайников. А в архивах Лубянки есть упоминание о специальных группах нацистской разведки "Ост-1", оставленных после войны на территории Восточной Пруссии, чтобы приглядывать за предателями и карать их[50].

С осени 1944 года работа по захоронению историко-культурного наследия Восточной Пруссии приняла огромный размах. Везде, где было возможно и целесообразно, сооружались тайники. А кроме них строили глубокие бункеры, оборудованные по последнему слову техники. Один из чудом уцелевших участников их строительства потом вспоминал: "Одна бригада из пленных строила что-то в черте Кёнигсберга, а вторая — в пригороде. Я слышал разговоры парней, из которых сделал заключение, что они делают бетонные казематы на большой глубине. Все это тщательно изолировалось от грунтовых вод. Вода отводилась по трубам в городскую канализацию или в овраги. Верх сооружения, потолок которого тоже из бетона, лежит на глубине 12 метров. Сверху трамбовалась глина. Потом высаживались деревья. А в другой бригаде говорили о каких-то подкопах под здания на огромной глубине. Приходили все мокрые, грязные, говорили об обвалах. Всех потом расстреляли"[51].

Но львиную долю захороненных ценностей составляли личные вещи жителей Восточной Пруссии, которые по призыву местных властей надлежало сдать. На сей счет есть много любопытных свидетельств. Вот что рассказала в 1945 году будущему главному архитектору Калининграда А. В. Максимову местная немка — жена директора авиасборочного завода: "Когда наше командование увидело, что русские войска могут быстро взять Кёнигсберг, то было объявлено в газетах и по радио, чтобы мы, жители города, во избежание потерь своих ценностей в результате войны, организованно, без паники принесли их во двор замка и сдали на государственное хранение. Наутро у ворот замка собралось множество народа со своими реликвиями. Кто нёс их на себе, кто вез на тележках. Когда дошла очередь до меня, то приняли лишь только орденское серебро, доставшееся моей семье в наследство, и пять картин известных старых мастеров". На вопрос Максимова насчет письменных гарантий немка ответила: "О, никаких бумаг они не давали. Дали только государственную гарантию. Это превыше всего!" А на вопрос, куда же они эти ценности дели, последовал ответ: "Это их секретное дело. При мне мои вещи упаковывали в фанерную тару, а затем в цинковую тару, которую при мне тщательно запаяли и, выкачав воздух, испытали на воду. Все делалось аккуратно, быстро и надежно"[52].

А вот письмо: "Золото, серебро, драгоценности, ожерелья, золотые часы и прочие ценности были сданы нами, сотрудницами фабрики г-на Шнайдера, по призыву партии к нам, настоящим немцам, когда родина в опасности! Все это было уложено в ящики, в одном из которых и все мои драгоценности. Лишь обручальное кольцо я себе оставила, подарок мужа, который погиб в страшной битве под Мозырем. Случайно мне удалось узнать, что ящики с драгоценностями были вывезены в замок, где якобы формировался транспорт для отправки всех этих несметных богатств в Пиллау. Удалось ли все это вывезти? Осталось ли все это в Кёнигсберге? Ходили слухи, что многое упрятано в тайных бункерах на глубине 10 метров, имейте это в виду во время вашего поиска. А. Функе, Дюссельдорф"[53].

Стараниями Коха и его подручных Восточная Пруссия была превращена в кладбище сокровищ. Но 31 декабря 1944 года из рейхсканцелярии пришло указание Бормана: вопреки директиве Коха начать эвакуацию восточнопрусских ценностей в глубь Германии. До двадцатых чисел января, когда советские танки перерезали сухопутные пути, несколько транспортов с восточнопрусскими сокровищами были вывезены. Ушли также морские транспорты. А в конце марта 1945 года на ледоколе "Пруссия" бежал из Восточной Пруссии Эрих Кох. Еще в середине января, когда не было прямой угрозы окружения Кёнигсберга, гауляйтер и комиссар обороны Восточной Пруссии покинул город и перебрался в Пиллау (ныне Балтийск) на берегу Балтийского моря. Там он занял лучшую гостиницу, расположенную рядом с портом, а в Кёнигсберге оставил своего первого зама и груду граммофонных пластинок с записями своих речей. Бегство Коха держали в глубокой тайне. Каждые несколько дней радио Кёнигсберга транслировало одну из записей его речей с агитацией населения, армии и фольксппурма оборонять город до последнего патрона и ждать победы, которую должно было принести "тайное оружие фюрера".

А чуть позже из гавани Кёнигсберга в море ушли четыре корабля: "Гойя", "Вильгельм Густлофф"[54], "Бранденбург" и "Эмден". Два первых корабля потопили, а "Бранденбург" и легкий крейсер "Эмден" достигли портов назначения. На "Эмдене" кроме награбленной "украинской коллекции" и драгоценностей Коха были вывезены германские исторические реликвии: саркофаг фельдмаршала П. фон Гинденбурга, гроб Фридриха Великого, Танненбергские знамена времен Первой мировой войны, некоторые музейные ценности и документы. Из Киля эти реликвии переправили в Потсдам, а оттуда — в соляные шахты "Пруссия" и "Саксония", где их тщательно спрятали и замуровали. В апреле 1945 года эти реликвии обнаружили американцы, которые всё из шахт извлекли и увезли. Часть произведений искусства, вывезенных из Восточной Пруссии, направили в Саксонию. Однако основная масса сокровищ древней прусской земли осталась на территории, оккупированной советскими войсками, где их розыском и изъятием занялись особые поисковые команды Лубянки и Смерша[55].

* * *

Особый район для захоронения ценностей был создан в сердце Тюрингии — сказочной земли Германии, которую воспевал Гёте. Там высится древний замок Рейнхардсбрунн. Его возвели в XI веке монахи-бенедиктинцы, а затем он стал собственностью герцогов Саксонско-Кобургско-Готской династии. Последний владелец замка, герцог Карл Эдуард, был ярым нацистом. Еще до прихода Гитлера к власти он вел с ним обширную переписку и позже стал главой немецко-английского фашистского общества, президентом германского Красного Креста, членом рейхстага, группенфюрером СА, а его замку суждено было войти в историю.

С начала 1944 года неподалеку от замка, возле города Гота, в строжайшей тайне началось сооружение запасной военной столицы Третьего рейха. Крупные работы развернулись на старом армейском полигоне к северо-востоку от городка Ордруф, где соорудили аэродром и подземный бункер со ставкой Гитлера. В окрестных горах был построен целый подземный город с помещениями для рейхсканцелярии и штаба Верховного главнокомандования, военными заводами и жилыми помещениями для 40 тыс. чиновников. А в многочисленных штольнях шахты "Ольга" — на объекте S III, соединенном с основными строениями широким тоннелем, — находились гигантские склады вооружения, боеприпасов, обмундирования, продовольствия и хранилища для разного рода ценностей. Все это строили военнопленные и узники двух окрестных концлагерей, которые почти все были умерщвлены.

С 25 января 1945 года доступ в округ Гота был закрыт, и туда стало переезжать руководство рейха. Первыми перебрались чиновники МИДа. 31 января по предложению министра финансов графа фон Крозига в подземелья объекта "Ольга S III" был отправлен остаток золотого запаса рейха (около 100 т). 12 февраля начальник германского Генерального штаба Хайнц Гудериан приказал перевести туда штаб. С 1 февраля замок Рейнхардсбрунн арендовала для нужд ставки Гитлера Имперская канцелярия, а 9 марта началась подготовка к ее переезду на новое место. Старинный замок превращался в жилище фюрера и получил название "Вольфстурм" ("Волчья башня"). В горе рядом с замком был пробит железнодорожный тоннель, через который Гитлер, не выходя из вагона, мог перебраться в свою подземную ставку, которую нарекли "Вольфсберг" ("Волчья гора").

К весне 1945-го весь комплекс сооружений был готов к работе. Однако события на фронте вынудили Гитлера остаться в Берлине, и акции "Вольфсберг" был дан задний ход. Но на месте несостоявшейся запасной столицы рейха остался пустующий замок и разветвленная сеть подземных сооружений, куда в конце войны стали прибывать всевозможные ценности. По имеющимся данным, в конце 1944 — начале 1945 года в особый район "Ольга" и прилегающие к нему места прибыло 60 транспортов с ценностями из разных мест Германии.

9 февраля 1945 года в замок Рейнхардсбрунн из Кенигсберга пришла колонна грузовиков, набитых ящиками с произведениями искусства. Сопроводительный список насчитывал сотни ценнейших предметов, а некоторые вещи были помечены "М. Л. Фосс" и треугольником с латинской литерой "В". Это означало, что они предназначены для музея фюрера в Линце, директором которого после смерти Ханса Поссе стал Герман Фосс. В списке значилась масса произведений русского искусства XVIII–XIX веков, главным образом картины художников-реалистов из музеев Украины. Это была "украинская коллекция" Коха, дополненная награбленными вещами из других мест, о чем в Веймарском архиве есть запись: "Гауляйтер Кох, Кёнигсберг, отправил коллекцию произведений искусства в Тюрингию".

Обстоятельства доставки коллекции были странными. Транспорт прибыл под командованием человека, который не являлся ни искусствоведом, ни музейным работником и был озабочен лишь тем, чтобы поскорее сдать ценный груз. Он передал все вещи оптом, без сверки с описью и довольствовался распиской директора Веймарских художественных собраний Вальтера Шайдига, который, в свою очередь, просто обозначил груз как "музейные предметы из Кёнигсберга". "Предметы" отнесли в Веймарский земельный музей и сложили в проходе между двумя залами нижнего этажа, где они могли погибнуть от бомбардировок, начавшихся следующей ночью. Так со столь значительной коллекцией искусства могли обойтись только в том случае, если замок Рейнхардсбрунн и Веймар были лишь перевалочными пунктами, откуда ценности надлежало куда-то переправить. Так оно и вышло. В начале апреля 1945 года две трети коллекции Коха были вывезены из Веймара и где-то спрятаны, а треть спрятать не успели — эти вещи были найдены, идентифицированы и отправлены в Советский Союз.

Через Рейнхардсбрунн как перевалочный пункт весной 1945 года шло много транспортов с сокровищами, направлявшимися в расположенные неподалеку огромные соляные шахты Меркерс и Граслебен, которые превратились в сказочные пещеры Аладдина. Там хранился остаток золотого запаса гитлеровской Германии, а кроме того, валюта и неизмеримые по своей ценности коллекции произведений искусства. В середине апреля 1945 года в этих шахтах появились американцы во главе с Верховным главнокомандующим силами союзников в Европе генералом Дуайтом Эйзенхауэром. Что стало дальше со спрятанными там сокровищами, мы еще расскажем.

* * *

В кладбище сокровищ был превращен целый горный район Зальцкаммергут ("Кладовая соли") в Австрийских Альпах, в окрестностях озер Альт-Аусзее, Бад-Аусзее, Грюнзее, Грундльзее, Топлицзее. Сюда в конце войны свозились ценности со всей Европы. Весной 1945 года к Альт-Аусзее прибыли три вагона с золотом и ценностями, конфискованными из украинских банков, их доставил штандартенфюрер СС Йозеф Спасиль. На станцию Бад-Аусзее прибыл вагон с церковным золотом из Румынии. Драгоценные оклады икон, кресты, чаши и церковную утварь вывез лидер марионеточного прогерманского режима "в изгнании" Хория Сима. Под охраной СС на станцию Бад-Ишль, а затем в окрестные горы был доставлен остаток золотого запаса Италии (около 60 т). Сюда же был вывезен золотой запас хорватского диктатора и палача Анте Павелича, а также 150 ящиков с золотом диктатора Венгрии Ференца Салаши. Здесь оказались два ящика добытых в Конго бриллиантов из бельгийских банков, три контейнера с бриллиантами гауляйтера Верхней Австрии Августа Айгрубера, а словацкий диктатор Йозеф Тисо вывез свои изумруды.

В район озера Грюнзее офицеры казачьего корпуса СС доставили платину из Рейхсбанка (якобы 50 т), а воевавший в составе вермахта татарский легион "Идель-Урал" — 20 бочонков с золотыми червонцами. Здесь оказались и 200 кг золота прогитлеровского режима Эстонии. В конце 1944 года глава эстонского "самоуправления" Хяльмар Мяэ перевез в горную Австрию золото, изъятое у евреев 20-й эстонской дивизией СС. А в феврале 1945 года из Берлина в Бад-Аусзее прибыл "золотой поезд" № 277 — 24 вагона с золотом и драгоценностями из хранилищ Рейхсбанка. Его называют "поездом Функа" — по имени президента Рейхсбанка В. Функа. Судьба его огромных богатств до сих пор остается загадкой. А просторные соляные шахты Зальцкаммергута были превращены в гигантские хранилища сокровищ искусства.

К весне 1945 года гитлеровцы соорудили по всей Европе тысячи тайников, где были надежно захоронены или за недостатком времени просто свалены награбленные сокровища. И тут нельзя не упомянуть одного места. С ним неразрывно связано имя человека, который много лет занимался поисками сокровищ Третьего рейха и сделал для этого очень много. Звали этого человека Георг Штайн.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ГЛАВА XXXVI. О МНОГОЧИСЛЕННОСТИ ТУРЕЦКИХ СОКРОВИЩ И КАК СУЛТАН ВЕЛЕЛ ИХ ПОДСЧИТАТЬ

Из книги Записки янычара [Написаны Константином Михайловичем из Островицы] автора Михайлович Константин

ГЛАВА XXXVI. О МНОГОЧИСЛЕННОСТИ ТУРЕЦКИХ СОКРОВИЩ И КАК СУЛТАН ВЕЛЕЛ ИХ ПОДСЧИТАТЬ После этих сражений султан Мехмед велел подсчитать все свои сокровища и все, что он накопил, чтобы ему знать, сколько тысяч людей и в течение скольких лет он мог бы содержать на эти деньги, не


Глава 7 Погребение сокровищ

Из книги Секретные объекты «Вервольфа» автора Пржездомский Андрей Станиславович

Глава 7 Погребение сокровищ Весь вечер доктор Альфред Роде провел в руинах Королевского замка. Надо было дать последние указания об укрытии ценностей. Несмотря на то что все вопросы, казалось, уже согласованы с СД и лично с оберфюрером Бёме, оставалось еще немало проблем,


Два кладбища — одна война

Из книги Победа вопреки Сталину. Фронтовик против сталинистов автора Горбачевский Борис Семенович

Два кладбища — одна война Разные кладбища. На одном захоронены советские воины, на другом — покоятся солдаты вермахта. Сборные немецкие кладбища появились в России через 45 лет после окончания Второй мировой войны — в 90-е годы прошлого столетия. В следующие десять лет


Кладбища

Из книги Повседневная жизнь Калифорнии во времена «Золотой Лихорадки» автора Крете Лилиан

Кладбища Кроме спасения души для иного мира, нужно было заниматься также и телом. Ведь в первое время никто в Сан-Франциско не занимался умершими. Старались лишь как можно скорее совершить погребение во избежание эпидемий. Кладбища в городе еще не было. Разумеется, была


Глава 8 Кредит против сокровищ и циклы истории

Из книги Долг: первые 5000 лет истории автора Гребер Дэвид

Глава 8 Кредит против сокровищ и циклы истории Слиток металла — это инструмент войны, а не мирной торговли. Джеффри У. Гардинер Может возникнуть вопрос: если наши представления о политике и праве действительно основаны на логике рабства, как же тогда рабство удалось


Кладбища великанов

Из книги Тайны происхождения человечества автора Попов Александр

Кладбища великанов Но все-таки одни гигантские постройки, хоть и сопровождаемые красивыми легендами, вряд ли могли бы нас заинтересовать. Нужно более основательное подтверждение. И оно есть.Дело в том, что на протяжении всей истории человечества регулярно находят кости


Глава VI НЕОБЫЧНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ СОКРОВИЩ

Из книги По следам древних кладов. Мистика и реальность автора Яровой Евгений Васильевич

Глава VI НЕОБЫЧНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ СОКРОВИЩ Ни один металл не приносил человечеству столько проблем, сколько золото. Ради него лилась кровь, нередко начинались войны, уничтожались целые народы, совершались жуткие преступления и циничные предательства. Немудрено, что история


Формы могил и кладбища

Из книги Славянские древности автора Нидерле Любор

Формы могил и кладбища Настоящий раздел главы о славянских погребениях посвящен подробностям устройства могилы, собственно насыпи над ней, затем положению трупа в могиле, ориентации его по отношению к странам света, погребальному инвентарю и т. д. Обо всем этом,


Гость со Смоленского кладбища

Из книги Два Петербурга. Мистический путеводитель автора Попов Александр

Гость со Смоленского кладбища Вторым призраком Академии художеств является скульптор Михаил Козловский, автор знаменитых произведений: памятника Александру Васильевичу Суворову на площади перед Троицким мостом и скульптуры «Самсон, раздирающий пасть льва» Большого


Кладбища кораблей

Из книги Атлантика без Атлантиды автора Кондратов Александр Михайлович

Кладбища кораблей Статистика говорит: ежегодно в море гибнет более 2000 судов и почти каждый день ко дну идет большой корабль водоизмещением в сто и более брутто-регистровых тонн. Каждый год! История мореплавания насчитывает несколько тысячелетий. Пусть кораблей в прежние


Глава шестая. Афинские кладбища и погребальные обычаи

Из книги Афины: история города автора Ллевеллин Смит Майкл

Глава шестая. Афинские кладбища и погребальные обычаи Для великого человека весь мир — гробница. Из надгробной речи Перикла. Фукидид. Книга вторая Керамик, район гончаров, является также территорией древнего кладбища. Оно расположено к западу от Агоры. Часть античного


Тайна Ваганькова кладбища

Из книги Лермонтов и Москва. Над Москвой великой, златоглавою автора Блюмин Георгий Зиновьевич

Тайна Ваганькова кладбища Я сам понимал, что иду неправильным путем. Ясно, что в начале 30-х годов Н.Ф.И. вышла замуж и переменила фамилию. Гораздо естественнее было бы обнаружить ее под фамилией мужа, чем в биографии Ф.Ф. Иванова, умершего в то время, когда она была еще


У кладбища Коммунаров

Из книги Бастионы Севастополя автора Шавшин Владимир Георгиевич

У кладбища Коммунаров Пятый бастионПятый бастион входил в первую дистанцию оборонительной линии под командованием генерал-майора А. О. Аслановича.К моменту высадки десанта в Крыму на бастионе стояла только казарма с закругленным фасадом. Такая же казарма сохранилась