Глава 7 «Не смейся над моим несчастьем…»

Глава 7

«Не смейся над моим несчастьем…»

Легенда гласит: когда плененного высокомерного турецкого султана привели к беспощадному завоевателю, последний якобы зло рассмеялся. «Не смейся над моим несчастьем, – сказал гордый Баязид. – Бог раздает государства, но он может завтра отнять у тебя то, что дал сегодня». «Я это знаю, – презрительно ответил Тамерлан, – но, увидев твое лицо, я подумал вот о чем. Как видно, Бог ни во что не ставит государства, если он их отдает таким уродливым существам, как мы с тобой: ты – кривой (Баязид был одноглазым), а я – хромой и сухорукий». Именно эту тему обыгрывает в своей картине «Пленение Баязида Тимуром» (1878) Станислав Хлебовский.

Кстати сказать, рассказывали, что когда истерзанного и измученного пленного Баязида приволокли в шатер Тамерлана, когда тот спокойно играл в любимую игру – в шахматы – со своим сыном. Это было очень присуще непобедимому эмиру – в самые ответственные моменты – прикрываться маской бездействия и притворной небрежности, играя в игру для самых умных, подспудно держа все нити событий в своих руках. За шахматами он обычно продумывал ход дальнейших событий, как военных, так и политические перспективы. Таков был этот, безусловно, одаренный человек-«Война» (Демон Войны).

Существует несколько версий того, как с пленным Баязидом обращались: то ли с почетом, то ли унизительно. Вроде бы поначалу Тамерлан мягко обходился со своим коронованным пленником, но потом переменил милость на гнев и приказал заковать его в тяжелые кандалы. Тамерлан не расставался с Баязидом и приказал носить его повсюду за собой в носилках, заделанных железной решеткой. На самом деле Баязида доставили в лагерь победителя в носилках, оснащенных решеткой. Это породило предание о том, будто бы воинственный Баязид был заключен жестоким Тамерланом в клетку, которую он мог покидать лишь затем, чтобы сыграть роль подставки, когда Тимуру было необходимо сесть на коня. Ему, когда-то самодовольно пообещавшему публично обесчестить гарем своего грозного врага, теперь пришлось наблюдать, как это проделывал над его женами, в том числе с его любимой женой Оливерой, победоносный «Железный Хромец». Таковы превратности Судьбы…

Кстати сказать, жен у Баязида было много (это не говоря о гаремных наложницах): Девлет-Шах-хатун, дочь гермиянского эмира Сулеймана, на которой он женился около 1381 г., мать сыновей Исы, Мусы и Мустафы; Девлет-хатун, вероятно, также из Гермияна, мать будущего султана Мехмеда I; Мария (Оливера Лазаревна), дочь сербского князя Лазаря Хребеляновича и княгини Милицы, с которого он сочетался браком в 1389 г.; Султан-хатун, дочь зулкадарского бея Сулейман-шаха; и Хафса-хатун, дочь айдынского бея Исы. Детей было еще больше! Сыновья Ибрагим Челеби; Иса Челеби (? – 1406), один из правителей времен междуцарствия; Касим Челеби; Мехмед Челеби (ок. 1387 – 1421), будущий султан с 1413 по 1421 гг.; Муса Челеби (? – 1413), один из правителей времен междуцарствия, наступившего после смерти отца; Мустафа Челеби (? – 1422), поднимавший восстания во времена правления Мехмеда I и Мурада II; Сулейман Челеби (? – 1411), еще один из правителей времен междуцарствия; Хассан Челеби; Эртогрул Челеби; и Юсуф Челеби. Дочери: Оруз-хатун, Мелек-хатун, Фатима-хатун, Хунди-хатун, Эрхонду-хатун и Гюльфэм-хатун.

Судьба знаменитого турецкого султана Баязида в плену у Тамерлана до конца не ясна. Так или иначе, но спустя 8 месяцев после фиаско под Анкарой некогда могущественный турецкий султан Баязид I Молниеносный умер 8 (9) марта 1403 г. в г. Акшехире (Малая Азия) то ли естественным образом, т.е. от апоплексического удара (как тогда говорили, закупорки сосудов) или лихорадки либо астмы, то ли не выдержал унижений, то ли отравился, узнав, что Тамерлан собирается отправить его в Самарканд, то ли был отравлен по приказу Тамерлана. Однако последний вариант считается маловероятным, поскольку имеются сведения, что тюркский правитель вверил заботу о больном Баязиде своим личным врачам. Тамерлан разрешил сыну Баязида Мусе доставить тело знаменитого врага в азиатскую столицу османов Брусу и похоронить, как подобает османскому султану – в мавзолее мурадийского некрополя.

Кстати сказать, спустя три века, в 1724 г., в Лондоне состоялась, премьера опера великого композитора Георга Фридриха Генделя «Тамерлан». Либретто оперы представляет собой вольную трактовку событий, произошедших после пленения Баязида в битве при Ангоре. В настоящее время является одной из наиболее часто исполняемых опер композитора.

Принято считать, что самонадеянность высокомерного Баязида привела молодую Османскую империю предельно близко к полному уничтожению. Не имея достаточных ресурсов, султан избрал путь расширения и опрометчиво вступил в конфликт с гораздо более сильной тюркской державой, правитель которой предлагал Баязиду мирное сосуществование. Малые бейлики вновь получили независимость благодаря Тамерлану, не довершившему разгром османов. Между сыновьями Баязида разгорелась 10-летняя гражданская борьба, из которой только в 1413 г. победителем вышел Мехмед (Мухаммед) I, разбивший и убивший своих братьев Сулеймана в 1411 г и Мусу в 1413 г. и сумевший вернуть многое из потерянного в войне с тюрками.

Важно другое: несмотря на роковое поражение от «Второго Чингисхана» и бесславную смерть у него в плену Баязид Йылдырим вошел в историю как султан, благодаря которому Оттоманская Порта почти 300 лет будет владычествовать над Юго-Восточной Европой в лице Балканского полуострова.

Между прочим, со смертью Баязида началась череда внезапных смертей из ближайшего окружения Тамерлана! Великий враг ушел и утащил за собой в могилу: сначала пленившего его под Анкарой Махмуд-хана – верного ставленника на золотоордынском престоле, потом – 13 марта 1403 г. – любимого внука Тимура, сына Джахангира, 19-летнего Мухаммед-Султана – незаурядного полководца, пользовавшегося популярностью в армии и способного администратора, уже назначенного было дедом в его наследники-правители, но так и не оправившегося от ранений при Анкаре, а затем по дороге к Тимуру внезапно скончался его главный политический советник, уже очень старый и больной эмир Сейид Барака. Если на смерть последнего Тамерлан отреагировал вполне философски: «Мой лучший друг меня покинул»», то известие о смерти внука вызвало у него жуткую реакцию. Сначала «он рвал на себе одежды, катался по земле, стонал и кричал», а потом несколько дней пребывал как бы не в себе: молился и медитировал, медитировал и молился. Рассказывали, что именно в это время ему начали сниться вещие сны: он все чаще и чаще видел лица дорогих ему, но уже усопших Джахангира и его матери, Омар-шейха и своих лучших полководцев – Сейф ад-дина и Джаку-барласа. Считается, что именно в этом внуке Тимур потерял единственного стоящего продолжателя начатого им дела. Многие заметили, что после этой череды внезапных смертей Великий Завоеватель заметно изменился: он сильно подряхлел (выглядел намного старше своих 68 лет) и крепким оставался лишь его рассудок. Более того, он стал выказывать повышенную набожность, стал все чаще окружать себя учеными мужами, дервишами и обсуждать с ними вопросы бытия и веры. Тех, кто пытался ему льстить, он мгновенно ставил на место весьма многозначительной фразой: «Я слишком великий государь, чтобы так со мною обращались». Поскольку у него сильно ослабело зрение – его веки почти не поднимались – всем казалось, что он все время спит. Но это было не так, хотя его путь – Дорога Воина – уже явно подходил к своему логическому концу.

Принято считать, что поражение турок привело не только к окончательному снятию османами осады Константинополя, но и к временному распаду Османской державы, сопровождавшемуся междоусобицей между сыновьями Баязида и крестьянской войной. Отчасти, это – так. Действительно, благодаря Тимуру, потерявшая практически всю свою территорию, Византия получила полувековую отсрочку. Она окончательно рухнет только с падением Константинополя в 1453 г. Более того, разгром турок под Анкарой имел огромное значение для судеб Западной Европы. Он приостановил на полстолетия их нашествие на Европу. И кто знает, если бы не эта передышка, смогла Европа, раздираемая Столетней войной, найти в себе силы противостоять османскому нашествию и как далеко оно продвинулось бы вглубь европейского континента. Нескоро наследники Баязида снова соберутся с силами и опять пойдут джихадом («священной войной») на неверных под тысячелетним лозунгом «Аллах Акбар!»

Впрочем, накануне битвы под Анкарой простые турки со своими стадами начали в панике переправляться из Малой Азии в Европу через подконтрольный османам (с 1354 г.) Галлиполи, еще плотнее заселив долину Марицы и Фракию. Многие искали убежища в расположенной здесь же османской столице – г. Эдирне (с 1365 г.). Таким образом, нашествие Тимура ускорило тюркизацию и мусульманизацию балканской Фракии, изолировав греческий Константинополь от массива соседних христианских народов и, несмотря на отсрочку, фактически не оставило ему никаких шансов на сохранение независимости…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

К моим читателям

Из книги Боги Третьего рейха автора Кранц Ганс-Ульрих фон

К моим читателям Дорогие мои читатели! Вам может показаться, что моя жизнь просто кишит тайнами и загадками и не проходит и дня, чтобы какая-нибудь из них не попала мне в руки. Точнее, в расставленные мной ловушки. Вам также — вполне обоснованно — может показаться, что я


Совершенно искренне я благодарен моим прекрасным товарищам:

Из книги История Франции глазами Сан-Антонио, или Берюрье сквозь века автора Дар Фредерик

Совершенно искренне я благодарен моим прекрасным товарищам: Октаву ОбриА. АймаруГи БретонуКаба?нуПьеру ШампьонуПьеру де ЛетуальЖуанвилюЖюлю МишлеЛ. ПрюдомуОгюстену ТьериГрегуару де


Однако любовь не мешала, а скорее способствовала моим другим интересам, особенно чтению

Из книги Я лечил Сталина: из секретных архивов СССР автора Чазов Евгений Иванович

Однако любовь не мешала, а скорее способствовала моим другим интересам, особенно чтению С Мариком мы по очереди читали разнообразные книги. Мы читали «Братья Карамазовы» Достоевского и - в который раз! - любимые главы из «Войны и мира». Рудину мы предпочитали «Вешние


Впрочем, мне, с моим российским характером, Роден показался несколько манерным, а «где тонко, там и рвется»

Из книги Я лечил Сталина: из секретных архивов СССР автора Чазов Евгений Иванович

Впрочем, мне, с моим российским характером, Роден показался несколько манерным, а «где тонко, там и рвется» Некоторые объекты туризма в Париже мне не особенно понравились. Например, Дом Инвалидов сам по себе великолепен, но гробницы Наполеона и его маршалов показались мне


«Я ВСЕХ УЙМУ С МОИМ НАРОДОМ, НАШ ЦАРЬ В КОНГРЕССЕ ГОВОРИЛ…»

Из книги Большой подлог, или Краткий курс фальсификации истории автора Шумейко Игорь Николаевич

«Я ВСЕХ УЙМУ С МОИМ НАРОДОМ, НАШ ЦАРЬ В КОНГРЕССЕ ГОВОРИЛ…» Или вон Павел — захотел и стал гроссмейстером Мальтийских рыцарей! Всерьез считалось при этом (о, идиотизм!) — что тем самым как бы и остров Мальта уже присоединен!Недаром Салтыков-Щедрин называет аллегорическую


Глава VI Стартовый выстрел Глава VII Был ли заговор? Глава VIII Удары по площадям

Из книги Вожди и заговорщики автора Шубин Александр Владленович

Глава VI Стартовый выстрел Глава VII Был ли заговор? Глава VIII Удары по площадям Расширенный вариант глав VI–VIII включен в книгу «1937. „Антитерор“ Сталина». М.,


Глава 10 Свободное время одного из руководителей разведки — Короткая глава

Из книги Судьба разведчика: Книга воспоминаний автора Грушко Виктор Федорович

Глава 10 Свободное время одного из руководителей разведки — Короткая глава Семейство в полном сборе! Какое редкое явление! Впервые за последние 8 лет мы собрались все вместе, включая бабушку моих детей. Это случилось в 1972 году в Москве, после моего возвращения из последней


МЕЖДУ ОКОНЧАНИЕМ ВОЙНЫ (1918) И МОИМ ПЕРЕХОДОМ НА СЛУЖБУ В МИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ (1920)

Из книги Посол Третьего рейха. Воспоминания немецкого дипломата. 1932–1945 автора Вайцзеккер Эрнст фон

МЕЖДУ ОКОНЧАНИЕМ ВОЙНЫ (1918) И МОИМ ПЕРЕХОДОМ НА СЛУЖБУ В МИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ (1920) Покинув флот, я вернулся в Вюртемберг. Однако неспокойствие чувствовалось и при королевском дворе, и в правительстве, возглавляемом моим отцом. Возможно, выстоять бурю нам помогло


Глава 16 Заговор под моим наблюдением

Из книги «Охранка». Воспоминания руководителей политического сыска. Том 2 автора Герасимов Александр Васильевич

Глава 16 Заговор под моим наблюдением Судебным приговором над группой Никитенко-Наумова были уничтожены последние остатки террористической организации Зильберберга Я надеялся, что сейчас наступит передышка. Во всяком случае, на время казались невозможными всякие планы


Смейся, палач

Из книги Ложь и правда русской истории автора Баймухаметов Сергей Темирбулатович

Смейся, палач 29 октября 2003 года в городе Ишим Тюменской области местные коммунисты открыли памятник Сталину. Как раз в день рождения комсомола. И тут связь самая прямая, кровная. То есть кровавая. Комсомольцы-чоновцы (ЧОН — части особого назначения) буквально залили


Смейся, палач

Из книги Призраки истории автора Баймухаметов Сергей Темирбулатович

Смейся, палач 29 октября 2003 года в городе Ишим Тюменской области местные коммунисты открыли памятник Сталину. Как раз в день рождения комсомола. И тут связь самая прямая, кровная. То есть кровавая. Комсомольцы-чоновцы (ЧОН — части особого назначения) буквально залили


Моим русским читателям

Из книги Земля Жар-птицы. Краса былой России автора Масси Сюзанна

Моим русским читателям Минуло двадцать лет с того дня, когда эта книга была опубликована в Соединенных Штатах Америки. Столько времени понадобилось, чтобы она вышла в свет в стране, которой принадлежит. Дорога оказалась длинной, и на ней встретилось немало преград. Мне


«РАБОТЫ, КОТОРЫЕ СООТВЕТСТВОВАЛИ МОИМ НАКЛОННОСТЯМ…»

Из книги Городомля: Немецкие исследователи ракет в России автора Альбринг Вернер

«РАБОТЫ, КОТОРЫЕ СООТВЕТСТВОВАЛИ МОИМ НАКЛОННОСТЯМ…» Вернер Альбринг рассказывает о том, что способствовало выбору им его профессии, и что определило область его исследованийВ двадцатые годы двадцатого столетия, когда мне было от шести до шестнадцати лет,


К моим читателям

Из книги Свастика во льдах. Тайная база нацистов в Антарктиде автора Кранц Ганс-Ульрих фон

К моим читателям Антарктида… Страна ледников, морозов и пингвинов. Страна, где вечно царит холод. Где нет людей, кроме нескольких сот ученых-полярников, живущих на разбросанных по всему континенту станциях. Так представляют себе Антарктиду все. Так думал и я – по крайней


«Выбор моего сына вполне соответствует моим желаниям…»

Из книги Брачные союзы Дома Романовых автора Манько Александр Васильевич

«Выбор моего сына вполне соответствует моим желаниям…» Можно смело сказать, что династические связи между Российским императорским домом и владетельными фамилиями Германии получили новый импульс в период 34-летнего правления Екатерины II Великой. Всероссийская