2. Апрельская конференция и VI съезд партии

2. Апрельская конференция и VI съезд партии

Коренной пересмотр всей политической стратегии большевиков, олицетворением чего стали «Апрельские тезисы» Ленина, был для Сталина столь же разительным и неожиданным, как и для всей партии в целом. Понадобилось определенное время, чтобы осознать характер и масштабы перемен, связанных с принципиально новым политическим курсом, вытекавшим из ленинских тезисов. Нужна была основательная переоценка всей системы прежних политических ориентиров, всей стратегии и тактики партии. Для этого нужно было время, а обстановка не оставляла возможностей для теоретических споров и дискуссий. Хотя такие дискуссии и проводились. Правда, были они не столь продолжительными, как того требовал предмет разногласий, но в целом плодотворными. Все это позволило партии в целом, и Сталину в частности, достаточно быстро освободиться от старого багажа теоретических установок и стать на новые позиции. Процесс этот был закреплен Апрельской партийной конференцией, ознаменовавшей важный этап в политической биографии Сталина.

Чем же знаменательна Апрельская конференция для политической биографии и всей дальнейшей судьбы Сталина?

На этой конференции он впервые выступил официальным докладчиком по национальному вопросу, что свидетельствовало о том, что в партии в целом его рассматривали уже не просто в качестве видного практического работника, но и как теоретика, в первую очередь по национальному вопросу. Это, безусловно, повышало его статус в партии и в партийном руководстве.

Во-вторых, на этой конференции он впервые был избран в состав Центрального Комитета партии. Причем выборы были с предварительным обсуждением представленных кандидатур и проводились путем тайного голосования. При обсуждении его кандидатуры (и это весьма примечательно!) с обоснованием его выдвижения выступил В.И. Ленин. В протоколе, впервые опубликованном в 1958 г., зафиксировано:

«Тов. Сталин (нелегально — Коба).

Ленин (за). Тов. Коба мы знаем очень много лет. Видали его в Кракове, где было наше бюро. Важна его деятельность на Кавказе. Хороший работник во всяких ответственных работах. Против нет.»[584]

Результаты тайного голосования были для Сталина весьма благоприятными: он прошел в состав ЦК третьим по числу полученных голосов, включая Ленина, за которого проголосовало 104 делегата из 109, принявших участие в выборах. Сталин получил 97 голосов. К примеру, Свердлов, также избранный в ЦК, получил 71 голос[585].

Причем надо отметить, что выборы были проведены еще до того, как Сталин выступил на конференции с докладом по национальному вопросу. Видимо, на их результатах сказалось то, что еще в начале конференции он выступил с решительной поддержкой позиции Ленина. Формирование состава ЦК, хотя и происходило по вполне демократической системе, тем не менее, очевидно, что едва ли не решающую роль играло мнение лидера партии В.И. Ленина, который составу своих ближайших помощников по руководству партией придавал первостепенное значение. Так было в прошлом. Тем более в принципиально новой политической обстановке персональный состав руководящего центра приобретал особую важность. Вполне определенный выбор Ленина в пользу кандидатуры Сталина в качестве члена ЦК, вне всякого сомнения, оказал решающее влияние при тайном голосовании, поскольку авторитет вождя партии был общепризнанным, хотя и не строился на каком-то особом положении или каких-то исключительных полномочиях. Формально, будучи первым среди равных, он своей позицией фактически предопределял то или иное решение вопроса даже на таких форумах, как съезды и конференции партии.

Хотя сам В.И. Ленин и большевики в целом старались строго придерживаться установленных в партии норм внутрипартийной жизни, опыт нелегальной работы нередко заставлял их в каком-то смысле пренебрегать этими нормами; по крайней мере, не быть рабами этих норм и не ставить их соблюдение превыше интересов самого революционного дела. Кроме того, довольно большой в количественном отношении состав тех или иных выборных органов часто не позволял привлекать всех его участников к решению возникавших вопросов (нередко одни отсутствовали, другие были заняты выполнением иных поручений и т. д.). Поэтому в партийных верхах сложилась практика формирования своеобразных узких составов руководства, с ограниченным числом членов, на которых возлагалась обязанность быстро и оперативно решать конкретные вопросы, с обязательным привлечением для этого других членов выборных органов. Подобная практика себя оправдывала, и становилась тем более настоятельной, чем чаще возникали ситуации, требовавшие принятия экстренных решений.

Я пишу об этом в связи с датировкой времени включения Сталина в состав Политбюро ЦК партии. На этот счет существует определенная путаница. В биографиях Сталина, начиная с середины 20-х годов и кончая официальными источниками (биографическая хроника в собрании сочинений и «Краткая биография») однозначно указывается, что «в мае 1917 года, после конференции, учреждается Политбюро ЦК, куда Сталин выбирается в качестве его члена. С тех пор и до настоящего времени Сталин неизменно избирается членом Политбюро ЦК»[586].

Между тем, в официальной историографии партии считается, что впервые руководящий орган ЦК с названием Политическое бюро был образован ЦК РСДРП (б) на заседании 10 (23) октября 1917 г., в состав которого вошел в числе других и Сталин. Такая путаница объясняется, видимо, тем, что официальные биографы Сталина, определяя дату его вхождения в состав Политбюро, исходили не из чисто формальных, а фактических обстоятельств дела. После Апрельской конференции в составе ЦК было образовано Бюро (или узкий состав ЦК), которое выполняло функции органа, получившего впоследствии название Политбюро. Мне представляется вполне убедительной в данном случае точка зрения профессора Р. Слассера, высказанная им в книге о Сталине: «У нас, к сожалению, нет протоколов ЦК за этот период, поэтому мы не можем документально подтвердить факта организационных изменений после конференции, однако сведенные воедино косвенные данные позволяют нам установить один факт, имевший кардинальное значение в истории партии и в истории карьеры Иосифа Сталина. На своем первом после конференции пленуме Центральный Комитет провел голосование по выборам некоего бюро или руководящего комитета, который явился прообразом органа, получившего впоследствии название Политического бюро, или Политбюро. Более того, мы с достаточной долей уверенности можем утверждать, что в это бюро — какое название носило оно в то время, мы не знаем — входило четыре человека: Ленин, Зиновьев, Сталин и Каменев, мы называем их в таком порядке, исходя из числа полученных ими голосов при баллотировании в ЦК. Наконец, есть веские основания считать, что за этой акцией ЦК скрывался fait accompli[587] и ЦК всего лишь скрепил своей подписью то, что задумал Ленин заранее»[588].

Итак, представляется совершенно бесспорным тот факт, что после Апрельской конференции Сталин вошел в состав самой узкой группы ближайших сподвижников Ленина по руководству партией, причем не столь уж и важно, как назывался этот орган — Бюро, Политбюро или узкий состав ЦК. И это носило не какой-то формальный или чисто символический характер, а являлось свидетельством обретения им нового политического статуса в партийной иерархии. Он становился одним из партийных лидеров, что открывало перед ним неизмеримо более широкие возможности и перспективы, чем прежде. Стоит обратить внимание еще на одно обстоятельство: факт включения Сталина в руководящую группу ЦК не оспаривали его политические оппоненты в середине 20-х годов, когда шла ожесточенная борьба и когда противники Сталина могли бы довольно легко уличить его в подтасовке фактов и выпячивании своей фигуры. Этого не сделали ни Зиновьев и Каменев, ни Троцкий (даже впоследствии, когда он находился в эмиграции и львиную долю своих публикаций посвятил разоблачению «преступлений и ошибок» своего смертельного врага).

Включение Сталина в состав высшего партийного руководства нельзя рассматривать всего лишь как признание каких-то его особых заслуг в революционном движении. В партии было немало и других фигур, имевших не менее значительные заслуги. Очевидно, здесь доминирующую роль играли другие соображения, и прежде всего деловые качества Сталина, которые в максимальной мере могли раскрыться в тот чрезвычайно ответственный для партии этап ее деятельности. Именно эти соображения, очевидно, и побудили вождя партии привлечь Сталина в узкую руководящую группу. Примечательно, что на выбор Ленина не оказали какого-либо влияния известные колебания Сталина в первый месяц после Февральской революции. Более того, как явствует из его выступления на конференции при обсуждении кандидатуры Каменева при выдвижении в состав ЦК, он самому факту колебаний не придавал какого-то особого значения: «ведь многие товарищи колебались первые революционные моменты». И далее: «То, что мы спорим с т. Каменевым, дает только положительные результаты. Присутствие т. Каменева очень важно, так как дискуссии, которые веду с ним, очень ценны. Убедив его, после трудностей, узнаешь, что этим самым преодолеваешь те трудности, которые возникают в массах»[589].

Одним из ключевых вопросов, носивших на первый взгляд преимущественно теоретический характер, но на самом деле являвшимся вопросом всей политической стратегии партии на ближайшее и более отдаленное будущее, был вопрос о характере развертывавшейся революции. Главный водораздел пролегал между Лениным, Сталиным и другими последовательными большевиками, с одной стороны, и Каменевым, Рыковом и их сторонниками, с другой стороны. Рыков, в частности, решительно выступил против социалистической перспективы развития революции в России. На конференции он заявил: «Но можем ли мы рассчитывать на поддержку масс, выкидывая лозунг пролетарской революции? Россия самая мелкобуржуазная страна в Европе. Рассчитывать на сочувствие масс социалистической революции невозможно, и потому, поскольку партия будет стоять на точке зрения социалистической революции, постольку она будет превращаться в пропагандистский кружок. Толчок к социальной революции должен быть дан с Запада. Толчок от революционной солдатской руки идет на Запад, там он превращается в социалистическую революцию, которая будет опорой нашей революции. Иначе политика наша превратится в политику маленькой кучки»[590].

Ленин безоговорочно отверг эту точку зрения, приняв которую, партия большевиков превратилась бы в партию, не имеющую ясной стратегической перспективы, в партию, которая сама себя обрекла на положение политического флюгера. Вот принципиальная оценка Ленина: «Тов. Рыков говорит, что социализм должен прийти из других стран с более развитой промышленностью. Но это не так. Нельзя сказать, кто начнет и кто кончит. Это не марксизм, а пародия на марксизм»[591]. Следует отметить, что данный вопрос через несколько месяцев с новой остротой был поднят уже на VI съезде партии, где уже Сталину пришлось защищать и отстаивать принципиальную позицию Ленина.

Однако возвратимся непосредственно к участию Сталина в работе Апрельской конференции. Как уже отмечалось, помимо активной защиты позиции Ленина по принципиальным вопросам текущего положения, Сталин выступил с докладом по национальному вопросу. Для России национальный вопрос всегда был одним из ключевых вопросов всего развития. Его удельный вес и значение многократно возрастали в новой ситуации, когда перед многонациональной страной вплотную встала задача определения важнейших направлений национально-государственного строительства. От выбора правильной стратегии и тактики в этом вопросе зависело очень многое в судьбах страны и, конечно, в судьбах политических партий.

Сталин в качестве одного из главных экспертов партии по национальному вопросу защищал в тот период основные ленинские установки в подходе к национальному вопросу. Уже в первые дни после приезда в Петроград он выступил с рядом статей, в которых защищал следующую точку зрения:

«…Необходимо провозгласить:

1) политическую автономию (не федерацию!) областей, представляющих целостную хозяйственную территорию с особым бытом и национальным составом населения, с «делопроизводством» и «преподаванием» на своём языке;

2) право на самоопределение для тех наций, которые по тем или иным причинам не могут остаться в рамках государственного целого.

Таков путь, ведущий к действительному уничтожению национального гнёта, к обеспечению максимума свободы национальностей, возможного при капитализме»[592].

Следует особо выделить позицию Сталина по вопросу о федеративном принципе государственного устройства страны. Видимо, с учетом нынешней ситуации в России, она представляет не только чисто исторический интерес, но и в каких-то аспектах перекликается с современными реалиями. Сталин решительно отвергает принцип федерализма и обосновывает это так:

«…тенденция развития идёт не в пользу федерации, а против неё. Федерация есть переходная форма.

И это не случайно. Ибо развитие капитализма в его высших формах и связанное с ним расширение рамок хозяйственной территории с его централизующими тенденциями требуют не федеральной, а унитарной формы государственной жизни.

Мы не можем не считаться с этой тенденцией, если не берёмся, конечно, повернуть назад колесо истории.

Но из этого следует, что неразумно добиваться для России федерации, самой жизнью обречённой на исчезновение»[593].

Он упорно подчеркивает непригодность для России федеративного принципа государственного устройства:

«Половинчато-переходная форма — федерация — не удовлетворяет и не может удовлетворить интересов демократии;

Решение национального вопроса должно быть настолько же жизненным, насколько радикальным и окончательным, а именно:

1) право на отделение для тех наций, населяющих известные области России, которые не могут, не хотят остаться в рамках целого;

2) политическая автономия в рамках единого (слитного) государства с едиными нормами конституции для областей, отличающихся известным национальным составом и остающихся в рамках целого.

Так и только так должен быть решён вопрос об областях в России.»[594]

После Октябрьской революции большевики, и Сталин в том числе, радикально пересмотрели свое отрицательное отношение к федеративному принципу государственного устройства России. Сам Сталин в середине 20-х годов следующим образом объяснял причины и мотивы такого пересмотра:

«Эту эволюцию взглядов нашей партии по вопросу о государственной федерации следует объяснить тремя причинами.

Во-первых, тем, что ко времени Октябрьского переворота целый ряд национальностей России оказался на деле в состоянии полного отделения и полной оторванности друг от друга, ввиду чего федерация оказалась шагом вперёд от разрозненности трудящихся масс этих национальностей к их сближению, к их объединению.

Во-вторых, тем, что самые формы федерации, наметившиеся в ходе советского строительства, оказались далеко не столь противоречащими целям экономического сближения трудящихся масс национальностей России, как это могло казаться раньше, или даже — вовсе не противоречащими этим целям, как показала в дальнейшем практика.

В-третьих, тем, что удельный вес национального движения оказался гораздо более серьёзным, а путь объединения наций — гораздо более сложным, чем это могло казаться раньше, в период до войны, или в период до Октябрьской революции.»[595]

Приведенная аргументация выглядит вполне убедительной. Однако она не может затушевать тот факт, что по складу своего политического мировоззрения Сталин был и остался до конца своих дней противником федерации как главного принципа государственного строительства. На этом я остановлюсь в дальнейшем более развернуто. Здесь же хочется отметить, что сталинские «реверансы» в пользу федерализма кажутся мне какими-то вынужденными, продиктованными чисто политическими или же даже конъюнктурными соображениями. То, что такое предположение не является беспочвенным, покажет история противостояния между Лениным и Сталиным по национальному вопросу в начале 20-х годов.

В период после Февральской революции дискуссия по вопросам государственного устройства страны не носила какого-то отвлеченного характера. Она была органически связана с реальной политической обстановкой и перспективами ее дальнейшего развития. Крах царского режима в тот период не мог не поставить во весь рост и проблему национального самоопределения. Именно эта проблема оказалась центральным пунктом в докладе Сталина на Апрельской конференции.

Специфика подхода к решению национального вопроса, детально обоснованная Сталиным в его докладе на Апрельской конференции, состояла в том, что была проведена четкая грань между принципиальным признанием права наций на самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства и целесообразностью такого отделения в зависимости от обстановки. «Признавая за угнетёнными народностями право на отделение, право решать свою политическую судьбу, мы не решаем тем самым вопроса о том, должны ли в данный момент отделиться такие-то нации от Российского государства. Я могу признать за нацией право отделиться, — говорил Сталин в своем докладе, — но это ещё не значит, что я её обязал это сделать. Народ имеет право отделиться, но он, в зависимости от условий, может и не воспользоваться этим правом. С нашей стороны остаётся, таким образом, свобода агитации за или против отделения, в зависимости от интересов пролетариата, от интересов пролетарской революции. Таким образом, вопрос об отделении разрешается в каждом отдельном случае самостоятельно, в зависимости от обстановки, и именно поэтому вопрос о признании права на отделение не следует смешивать с вопросом о целесообразности отделения при тех или иных условиях. Я лично высказался бы, например, против отделения Закавказья, принимая во внимание общее развитие в Закавказье и в России, известные условия борьбы пролетариата и пр.»[596].

Думается, что нет необходимости да и возможности во всех деталях останавливаться на всех перипетиях постановки и обсуждения на конференции национального вопроса. Сейчас важно, поскольку речь идет о политической биографии Сталина, подчеркнуть следующий факт фундаментального значения: на этой конференции он впервые в общероссийском масштабе выступил в качестве не только теоретика, но и практика национального вопроса. Из всего сонма большевистских деятелей именно ему было поручено озвучить и защищать принципиальные положения партийной платформы по национальному вопросу. Американский биограф Сталина Р. Такер в связи с этим замечает: «Еще до официального создания соответствующего ведомства он уже действовал в качестве большевистского комиссара по делам национальностей.»[597] Бесспорно, что уже сам этот факт определенно свидетельствовал не только о признании его в качестве ведущего эксперта партии по национальному вопросу, но и активной политической фигуры общероссийского формата. Деятельное участие Сталина в работе Апрельской конференции продвинуло его на одно из первых после Ленина позиций в большевистском руководстве. Само собой разумеется, что это в немалой степени сказалось на его судьбе как политического деятеля накануне и в период свершения Октябрьской революции[598].

Деятельность Сталина в мае-июне 1917 года в исторической и мемуарной литературе оценивается по-разному. Одни усиленно подчеркивают, что в этот период он фактически бездействует, редко выступает в большевистской печати, проявляет политическую пассивность и т. д. Здесь камертоном служат высказывания Троцкого соответствующей направленности. Другие, более объективные авторы, обращают внимание на то, что главная роль Сталина в тот период, как и в дальнейшем, заключалась в том, чтобы вести столь важную и нужную партии организационную работу, имевшую первостепенное значение. Ведь любая революция подготавливается не только, а порой и не столько, выступлениями на митингах и другими публичными акциями, но и прежде всего реальной организационной работой. Да и сам Троцкий в своей книге о Сталине подрывает убедительность своих утверждений, приводя свидетельство одного из тех, кто знал Сталина еще по бакинской тюрьме: «Я всячески хотел понять роль Сталина и Свердлова в большевистской партии, — писал Верещак в 1928 г. — В то время, как за столом президиума съезда сидели Каменев, Зиновьев, Ногин и Крыленко и, в качестве ораторов, выступали Ленин, Зиновьев и Каменев; Свердлов и Сталин молча дирижировали большевистской фракцией. Это была тактическая сила. Вот здесь я впервые почувствовал все значение этих людей»[599].

В калейдоскопе событий, в непрерывной смене на арене политической борьбы имен деятелей различного направления, — а именно это и было характерно для исторического отрезка между двумя российскими революциями, — мало кто мог претендовать на какое-то свое, заранее определенное, прочное место на политической сцене. Менялась политическая арена — менялись и действующие лица: одни вспыхивали ярким пламенем, но вскоре их звезда закатывалась, и о них быстро забывали. В то же время бурный ход событий выдвигал на авансцену новые фигуры, политическая судьба которых также была весьма переменчива. И отнюдь неудивительно, что разные очевидцы и участники тех событий дают различную оценку месту той или иной личности в период, о котором идет речь. И уже из приведенных выше фактов и свидетельств отчетливо вырисовывается картина того, что Сталин в этот период играл, конечно, не заглавную, но все-таки довольно значительную роль в развороте событий того времени. С чем действительно следует согласиться, так это с тем, что эта его роль не носила, так сказать, демонстрационного характера, поскольку он с явной неохотой играл роль публичного политика. Как публичного политика его заслоняли другие деятели большевистской партии, для многих из которых покрасоваться, показать себя в качестве видных политических фигур, было органической частью их характера и призвания. Сталина же больше занимала сфера реальной практической деятельности, в которой он чувствовал себя, как рыба в воде.

Для подтверждения этой оценки приведем соответствующее место из биографии Сталина, принадлежащей перу И. Дойчера:

«В то время как Ленин, Зиновьев и Каменев занимали места на трибунах и вели бои с помощью слов и резолюций, Сталин и Свердлов действовали как неутомимые и невидимые представители большевистских фракций на собраниях, добиваясь того, чтобы рядовые члены партии работали в унисон с лидерами. Цепкий и умелый организатор, которому Ленин отвел столь видную роль в своих революционных планах, должен был теперь показать себя не в узких условиях подполья, а на виду, в гуще нараставшего народного движения. Однако по самому своему характеру его роль оставалась анонимной и скромной, как и прежде. Не для него были популярность и слава, которыми революция щедро и быстро награждает своих великих трибунов и ораторов»[600].

Остановимся на практической деятельности Сталина в этот период. Она сосредотачивалась на кампании перевыборов в Советы, где большевики шаг за шагом укрепляли свои позиции, завоевав половину мест в рабочих фракциях. Широкие масштабы приняла в это время и массовая кампания против продолжавшейся войны, в ходе которой большевики также последовательно закрепляли свои успехи. Важное место в его работе занимали и муниципальные выборы, проходившие тогда в ряде районов страны. Словом, в эпицентре его внимания находилась деятельность, нацеленная на завоевание на сторону большевиков широких трудящихся масс. Это, в сущности, и была та ось, вокруг которой и вращалась вся деятельность партии, в том числе и самого Сталина.

Как видно из выступлений Сталина в печати, он внимательно следит за малейшими изменениями в развитии ситуации в столице и в стране в целом. Ему было свойственно четкое и ясное понимание особенностей переживаемого момента. «Революция растёт вширь и вглубь, захватывая новые сферы, вторгаясь в промышленность, в сельское хозяйство, в сферу распределения, ставя вопрос о взятии всей власти, — писал он. — Во главе движения идёт провинция. Если в первые дни революции Петроград шёл впереди, то теперь он начинает отставать. При этом создаётся впечатление, что Петроградский исполнительный комитет старается остановиться на уже достигнутой точке.

Но в революционную эпоху невозможно устоять на одной точке, тут можно лишь двигаться — вперёд или назад. Поэтому, кто старается остановиться во время революции, тот неминуемо отстанет, а кто отстал, тому нет пощады: революция толкнёт его в лагерь контрреволюции»[601]. Дальнейшее стремительное изменение политической картины в июне — июле 1917 года, вошедшее в историю как одна из наиболее острых фаз кризиса в стране, убедительно подтвердило оценку, данную Сталиным.

Июньский кризис 1917 года, второй (после апрельского) политический кризис в России, стал одним из этапов нарастания общенационального кризиса. Он был порожден непримиримыми противоречиями между рабочими и солдатами, с одной стороны, и буржуазией, намеревавшейся пресечь развитие революции организацией наступления на фронте, — с другой. 1-й Всероссийский съезд Советов (на нём преобладали меньшевики и эсеры) 3 (16) —24 июня (7 июля) поддержал Временное правительство и отклонил требование большевиков о прекращении войны и о передаче власти Советам. Это усилило возмущение масс. Антидемократические действия Временного правительства привели к тому, что 8 (21) июня забастовали рабочие многих заводов Петрограда. ЦК партии большевиков, чтобы придать выступлению организованный характер, в тот же день назначил на 10 (23) июня мирную демонстрацию рабочих и солдат Петрограда. Меньшевики и эсеры, а также, разумеется, и правительство, обвинили большевиков в «военном заговоре». Съезд Советов 9 (22) июня запретил демонстрацию, и ЦК РСДРП(б) в тот же день отменил её, чтобы не противопоставлять себя съезду.

Большевики поставлены были в довольно сложное положение. Проведение демонстрации противопоставило бы их съезду. Кроме того, буржуазия стремилась спровоцировать столкновение рабочих и солдат с контрреволюционными элементами, что дало бы предлог обвинить большевиков в заговоре и расправиться с ними.

В ночь на 10 июня заседала большевистская фракция съезда Советов, а затем — Центральный Комитет партии. На своем заседании ЦК принял решение об отмене назначенной демонстрации. Оно было опубликовано в «Правде» как обращение «Ко всем трудящимся, ко всем рабочим и солдатам Петрограда».

Вот как сам Сталин описывает динамику тогдашних событий, в которых он принимал самое активное участие: «9 июня ЦК, ПК (Петроградский комитет — Н.К.) и Военная организация устраивают совместное заседание. ЦК ставит вопрос: ввиду того, что съезд Советов и все «социалистические» партии высказываются против нашей демонстрации, не следует ли отложить выступление. Все отвечают отрицательно. В 12 ч. ночи 9 июня съезд Советов выпускает воззвание, в котором весь свой авторитет направляет против нас. ЦК постановляет — демонстрацию не устраивать 10 июня и отложить её на 18 июня, учитывая, что самим съездом Советов назначается демонстрация на 18 июня, где массам удастся выявить свою волю.

Рабочие и солдаты встречают с затаённым недовольством это постановление ЦК, но они выполняют его»[602].

Сталин в эти критические дни находится в эпицентре политических событий. Он выступает на различных конференциях и совещаниях большевиков, где дает обстоятельную характеристику сложившейся ситуации и высказывает ряд принципиальных соображений относительно дальнейшей стратегии и тактики партии в эти чрезвычайно напряженные и сложные дни. В частности, он подчеркивал: «Развитие нашей революции вступило в полосу кризиса. Новый этап революции, врывающейся во все сферы хозяйственной жизни и революционизирующей их снизу доверху, подымает на ноги все силы старого и нового мира. Война и связанная с ней разруха обостряют классовые противоречия до последних пределов. Политика соглашений с буржуазией, политика лавирования между революцией и контрреволюцией становится явно несостоятельной»[603].

В свойственном ему стиле катехизиса он формулирует самые актуальные задачи, стоящие перед революционными силами: «Первая заповедь — не поддаваться провокации контрреволюционеров, вооружиться выдержкой и самообладанием, беречь силы для грядущей борьбы, не допускать никаких преждевременных выступлений.

Вторая заповедь — теснее сплотиться вокруг нашей партии, сомкнуть ряды против ополчившихся на нас бесчисленных врагов, высоко держать знамя, ободряя слабых, собирая отставших, просвещая несознательных»[604].

Сталин принимает непосредственное личное участие в переговорах с ЦИК Советов, чтобы разрешить возникший кризис, поскольку проведение демонстрации вопреки демонстрационному запрету со стороны Съезда Советов могло иметь далеко идущие отрицательные последствия для самих большевиков, как бы подтверждая обвинения в их адрес, что они устроили нечто вроде попытки захвата власти. В тех условиях, при сложившемся положении классовых и политических сил в стране, а также в самих Советах, ставить вопрос о захвате власти было бы чистейшей политической авантюрой, чреватой колоссальными последствиями. Предоставим слово самому Сталину, который следующим образом описывает развитие событий: «Но выступление началось. Пулемётчики разослали по заводам делегатов. Часам к шести мы стояли перед фактом выступления огромных масс рабочих и солдат. Часов в пять на заседании Центрального исполнительного комитета Советов я официально, от имени Центрального Комитета партии и конференции, заявил, что мы решили не выступать. Обвинять нас после этого в организации выступления, значит говорить ложь, достойную наглых клеветников.

Выступление разыгралось. Имела ли партия право умыть руки и уйти в сторону? Учитывая возможность ещё более серьёзных осложнений, мы не имели права умыть руки, — как партия пролетариата, мы должны были вмешаться в выступление и придать ему мирный и организованный характер, не задаваясь целью вооружённого захвата власти.»[605]

Рассматривая политическую деятельность Сталина в период июньских событий, нельзя оставить без внимания и один любопытный эпизод, проливающий свет на Сталина как активного участника тех событий. Именно с отменой ЦК партии июньского выступления связана первая известная истории попытка Сталина подать в отставку с поста члена ЦК ввиду несогласия с принятым решением. Тогда он, а также Смилга, имевшие самое непосредственное отношение к подготовке демонстрации, в знак протеста подали в отставку[606]. Отставка эта принята не была, и на этом можно было бы поставить точку. Но обращает на себя внимание, что ряд биографов Сталина весьма тенденциозно интерпретирует уже саму попытку отставки. Так, Р. Слассер пишет по этому поводу: «Тот факт, что Сталин изъявил желание выйти из состава ЦК, впервые обнародованный советскими историками в 1966 году, необыкновенно ярко показывает, какое сложилось у него в тот момент мнение о самом себе и своем месте в партии. В тот период, когда Сталин еще не совсем освоился с только что обретенным видным положением в партии, он продемонстрировал готовность добровольно отказаться от всего, поддавшись сиюминутной обиде. Более того, называя отмену демонстрации ошибкой, Сталин, по сути дела, высказывал упреки в адрес Ленина, пусть и против желания, но все-таки санкционировавшего эту отмену и теперь делавшего все, что было в его силах, чтобы утихомирить не на шутку разгневанных представителей наиболее воинственного крыла партии. В ретроспективе намерение Сталина выйти из состава ЦК снижает цену его позднейшим хвастливым утверждениям, будто он был членом Политбюро с самого его основания. Если бы он в июне 1917 года действительно осуществил свое намерение, то его пребывание на верхних ступенях партийной иерархии продолжалось бы немногим более месяца.»[607]

Пишут о первой попытке Сталина использовать угрозу своей отставки как своеобразном средстве политического нажима и некоторые другие биографы Сталина[608]. Принимая во внимание характер Сталина и учитывая свойственный ему радикализм, можно предположить, что так оно и было. И хотя это была первая известная акция Сталина такого характера, вообще следует заметить, что в среде большевистского руководства к такому приему прибегали многие, и прибегали не раз, так что сам по себе данный факт не являл собой чего-то экстраординарного и выходящего за пределы обычной политической практики. Он представлял собой обычный для тех времен инструмент отстаивания своей позиции, своей точки зрения. Истории большевистской партии известны многочисленные факты, когда даже сам лидер партии Ленин не раз угрожал подать в отставку с поста члена ЦК в случае, если не будет принята его точка зрения. Поэтому, стоя на почве историзма, принимая во внимание конкретные реалии того времени, из факта первой попытки Сталина сложить с себя полномочия члена ЦК в виду политических разногласий, едва ли стоит делать далеко идущие выводы, придавать этому факту чрезмерное значение. Правда, в дальнейшем, в 20-е годы, а также позднее, когда он стоял уже во главе партийного руководства, его неоднократные попытки подать в отставку с поста Генерального секретаря обретут совсем иной оттенок, и не только оттенок, но и принципиально иное содержание. Но об этом речь пойдет в соответствующих главах. Сейчас я ограничусь лишь высказанными соображениями, подчеркнув при этом то, что уже сам факт подачи в отставку, независимо от всех иных обстоятельств, сопряженных с нею, однозначно свидетельствует о его политической самостоятельности. Он не выступает в роли статиста, а пытается такими крайними средствами отстоять свою точку зрения.

Однако вернемся к развитию событий, активным участником которых был Сталин, еще несколько месяцев назад влачивший жизнь отшельника-спецпоселенца. Столь разительная метаморфоза в его жизни также должна приниматься в расчет, когда мы анализируем его политическую деятельность в тогдашних российских условиях. Предугадать конкретное направление развития событий той поры — и это надо подчеркнуть со всей определенностью — было вне пределов любых человеческих возможностей. В стремительном развороте стихийного революционного потока было много неожиданностей, сбивавших с толку не только отдельных деятелей, но и многие политические партии. Искусство политического предвидения, основанное на трезвом и объективном учете главных тенденций общественного процесса, в таких условиях обретает особо важное значение. И надо признать, что Сталин в этот период не плелся в хвосте событий, а пытался понять возможные перспективы их развития, уловить, так сказать, дух времени.

Следующим этапом, характеризующим дальнейшее обострение социально-экономической и политической обстановки в стране, стал июльский кризис. Поводом к нему явились неудачное наступление на фронте, расформирование революционных воинских частей. 2 (15) июля кадеты вышли из Временного правительства, угрожая меньшевикам и эсерам разорвать коалицию. 3 (16) июля в Петрограде вспыхнули стихийные демонстрации. События развивались бесконтрольно и грозили перерасти в вооруженную антиправительственную демонстрацию. Большевики были против выступления, поскольку в армии и в провинции революционный кризис не назрел. Петроград не получил бы необходимой поддержки. Но уже вечером 3 июля некоторые воинские части вышли на улицу под лозунгами «Долой 10 министров-капиталистов!», «Долой Временное правительство»! «Вся власть Совету рабочих и солдатских депутатов!». К ним присоединились рабочие Путиловского и других заводов столицы.

Эсеро-меньшевистское руководство Советов запретило демонстрацию, но удержать массы было невозможно. Большевики решили возглавить движение, придав ему организованный мирный характер. 4 (17) июля 500 тыс. рабочих, солдат и матросов под лозунгом «Вся власть Советам!» вышли на демонстрацию.

ЦИК объявил демонстрацию «большевистским заговором» и отклонил требования масс. Юнкерам и казакам было приказано разогнать демонстрантов. Контрреволюционеры организовали провокационные расстрелы демонстрантов. Антиправительственные выступления состоялись в Москве, Киеве, Риге, Орехово-Зуеве, Н. Новгороде, Красноярске и др. городах.

ЦК РСДРП(б) 5 (18) июля вынес решение о прекращении демонстраций. Временное правительство объявило Петроград на военном положении. С фронта с одобрения ЦИК были вызваны верные правительству войска. Рабочих стали разоружать, революционные воинские части расформировывать. Начались аресты. 5 (18) июля были разгромлены редакция «Правды» и её типография, 6 (19) июля правительство отдало приказ об аресте В.И. Ленина, который вынужден был уйти в подполье. Правительственный кризис усугубился отставкой премьер-министра Львова. 8 (21) июля министром-председателем стал А.Ф. Керенский. ЦИК Советов признал за Временным правительством «неограниченные полномочия и неограниченную власть». Советы стали его придатком. Июльский кризис, таким образом, положил конец двоевластию.

Сталин, как и в июньские дни, в этот период также находится в эпицентре борьбы. Он принимает активное участие в организаторской работе, направленной на то, чтобы смягчить удар контрреволюции, обеспечить планомерное отступление революционных сил, не допустить разгрома большевистских организаций. Но чисто организаторской работой его участие в бурных июльских событиях не исчерпывалось. Вот свидетельство Ф. Раскольникова, предводителя кронштадтских большевиков, сыгравших исключительно важную роль в революции: «Трудная роль выпала на долю тов. Сталина, которому фактически пришлось быть не только политическим руководителем, но и дипломатом»[609]. Дипломатическая миссия Сталина заключалась в ведении переговоров с представителями властей и партий, входивших в правительство. А возникло тогда много проблем, требовавших серьезных усилий по их урегулированию.

Выступает он и с анализом нового этапа развития революции в стране. «Как марксисты, мы должны подойти к кризису власти не только с формальной точки зрения, но, прежде всего, с точки зрения классовой. Кризис власти — это напряжённая, открытая борьба классов за власть»[610], — подчеркивает он. Главный вывод, который делают большевики, в том числе и Сталин, состоит в том, что начался принципиально новый этап развития революции в России. «Мирный период развития революции кончился, — говорил Сталин в своем выступлении на экстренной конференции Петроградской организации большевиков. — Настал новый период, период острых конфликтов, стычек, столкновений. Жизнь будет бурлить, кризисы будут чередоваться. Солдаты и рабочие молчать не будут.»[611]

Важным событием в политической жизни тогдашней России стал VI съезд партии большевиков, состоявшийся в конце июля — начале августа 1917 г. Можно также смело утверждать, что этот съезд явился и своеобразной вехой в политической биографии Сталина. На нем он впервые выступил в качестве основного докладчика с Отчетом ЦК партии и с докладом о политическом положении (в разделе повестки дня «О текущем моменте»). Конечно, то, что ему пришлось играть заглавную роль в работах съезда, объяснялось прежде всего тем обстоятельством, что Ленин находился в подполье, некоторые другие видные деятели партии были арестованы и содержались под стражей (Троцкий, Каменев и др.). Это, по всей вероятности, и выдвинуло Сталина в тот период на авансцену политических событий. Вместе с тем, было бы грубым упрощением принимать во внимание только указанное выше обстоятельство, игнорируя сам факт бесспорного роста политического веса и влияния Сталина в период между двумя революциями. Он уже сам по себе, а не только в силу отсутствия других лидеров, играл вполне самостоятельную политическую роль и рассматривался в партийных кругах в качестве фигуры первостепенной важности.

Для выполнения этой роли он был подготовлен как в теоретическом, так и в практическом отношениях. О нем знали как о ведущем партийном специалисте в области национальных отношений, бесспорно крупном и надежном партийном организаторе, за плечами которого стоял большой опыт подпольной работы. И именно такое сочетание качеств было особенно необходимо тогда, когда партия находилась в полуподпольном состоянии, когда она стояла на пороге решения жизненно важных проблем выработки новой политической стратегии.

Разумеется, не Сталину, а Ленину принадлежит главная и решающая роль в формулировании основных позиций партии по ключевым проблемам ситуации в стране и в выработке стратегического курса на социалистическую революцию. Однако было бы в корне неверно на этом основании принижать бесспорные заслуги Сталина в выработке партийной политики и осуществлении стратегического курса партии в период между двумя русскими революциями. Особенно велика его роль в проведении VI съезда партии, в отстаивании основополагающих ленинских установок, в том, что партия сумела выйти сравнительно с небольшими потерями из сложных перипетий того сложного во всех отношениях периода.

Рассматривая политическую биографию Сталина в широком историческом контексте, видимо, целесообразно остановиться не на всех моментах его деятельности в период VI съезда, а на некоторых ключевых, имеющих принципиальное значение или вызывающих определенные споры или кривотолки.

Основным содержанием отчетного и политического докладов Сталина на съезде был анализ противоречивого развития ситуации в стране, в особенности трех политических кризисов (апрельского, июньского и июльского) и обоснование стратегии и тактики партии в быстро изменявшейся обстановке. Налицо был рост влияния и авторитета большевиков, резкое увеличение численности партийных рядов: за период между Апрельской партийной конференцией и VI съездом число членов партии возросло почти втрое и составило 240 тысяч человек[612].

Касаясь вопроса о путях завоевания власти, Сталин подчеркнул, что до июльских событий была возможна мирная победа, мирный переход власти к Советам. Если бы съезд Советов решил взять власть, кадеты не осмелились бы открыто выступить против, ибо такое выступление было обречено на поражение. Но теперь, когда контрреволюция организовалась и укрепилась, бессмысленно говорить, что Советы могут мирным путем взять власть. Принципиальное значение имел вопрос об отношении к Советам, и касаясь этого вопроса, Сталин сказал: «Тем фактом, что мы снимаем прежний лозунг о власти Советов, мы не выступаем против Советов. Наоборот, можно и должно работать в Советах, даже в Центральном Исполнительном Комитете Советов, органе контрреволюционного прикрытия. Хотя Советы теперь лишь органы сплочения масс, но мы всегда с массами и не уйдем из Советов, пока нас оттуда не выгонят. Ведь мы остаемся и в фабрично-заводских комитетах, и в муниципалитетах, хотя они не имеют в своих руках власти. Но, оставаясь в Советах, мы продолжаем разоблачать тактику социалистов-революционеров и меньшевиков»[613].

Особый интерес не только чисто в историческом, но и в принципиальном теоретическом плане имела позиция Сталина по вопросу о перспективах развития социалистической революции в России. Позиция по данному вопросу фактически стала своеобразным краеугольным камнем, легшим впоследствии в основу сталинской теории построения социализма в одной, отдельно взятой стране. Известно, что согласно классическому постулату марксизма социалистическая революция должна явиться результатом выступления пролетариата наиболее развитых капиталистических стран. Вопрос о социалистической революции в такой стране, как Россия, где существовали многочисленные остатки прежней феодальной формации, в среде русских марксистов фактически не рассматривался в качестве ни ближайшей, ни отдаленной перспективы.

Поэтому серьезной новацией в теоретическом плане была даже сама постановка данного вопроса в качестве задачи практического действия. В докладе о политическом положении Сталин, по существу впервые поставил его, заявив: «Было бы недостойным педантизмом требовать, чтобы Россия «подождала» с социалистическими преобразованиями, пока Европа не «начнёт». «Начинает» та страна, у которой больше возможностей…»[614].

Интересы истины требуют добавить, что фактически именно Ленину принадлежит теоретическое и политическое обоснование данного положения. Знаменитые «Апрельские тезисы», по существу, базировались на концепции возможности и необходимости социалистического переворота в России. Добавим, что, выступая на Апрельской конференции, Ленин решительно отверг точку зрения А. Рыкова, согласно которой в стране с преимущественно крестьянским населением, такой, как Россия, социалистическая революция в марксистском понимании не может быть успешной. Позицию Ленина по этому принципиальному вопросу я уже излагал выше. Однако — и это необходимо подчеркнуть особо — в самой партии в то время господствовало убеждение, что только высокоразвитые капиталистические страны могут открыть России путь к социализму.

Дискуссия по этому вопросу на съезде развивалась так. Обсуждалась резолюция съезда, в одном из пунктов которой говорилось, что «задачей этих революционных классов явится тогда напряжение всех сил для взятия государственной власти в свои руки и для направления её, в союзе с революционным пролетариатом передовых стран, к миру и к социалистическому переустройству общества.»[615]. Делегат съезда Е. Преображенский (впоследствии один из активных участников троцкистской оппозиции) внес поправку: «Предлагаю иную редакцию конца резолюции: «для направления ее к миру и при наличии пролетарской революции на Западе — к социализму»[616].

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

3. Апрельская конференция большевиков

Из книги Новая «История КПСС» автора Феденко Панас Васильевич

3. Апрельская конференция большевиков На стр. 209 авторы Истории КПСС касаются темы сепаратного мира, при изложении хода Конференции партии большевиков в апреле 1917 г.: «Конференция протестовала против клеветы, распространяемой капиталистами, будто бы большевики


3. II съезд Российской социал-демократической рабочей партии. Принятие программы и устава и создание единой партии. Разногласия на съезде и появление двух течений в партии: большевистского и меньшевистского.

Из книги Краткий курс истории ВКП(б) автора Комиссия ЦК ВКП(б)

3. II съезд Российской социал-демократической рабочей партии. Принятие программы и устава и создание единой партии. Разногласия на съезде и появление двух течений в партии: большевистского и меньшевистского. Таким образом, победа ленинских принципов и успешная борьба


3. Тактические разногласия между большевиками и меньшевиками. III съезд партии. Книга Ленина «Две тактики социал-демократии в демократической революции». Тактические основы марксистской партии.

Из книги Краткий курс истории ВКП(б) автора Комиссия ЦК ВКП(б)

3. Тактические разногласия между большевиками и меньшевиками. III съезд партии. Книга Ленина «Две тактики социал-демократии в демократической революции». Тактические основы марксистской партии. Революция привела в движение все классы общества. Поворот в политической


2. Начало кризиса Временного правительства. Апрельская конференция большевистской партии.

Из книги Краткий курс истории ВКП(б) автора Комиссия ЦК ВКП(б)

2. Начало кризиса Временного правительства. Апрельская конференция большевистской партии. В то время как большевики готовились к дальнейшему развертыванию революции, Временное правительство продолжало творить свое противонародное дело. 18 апреля министр иностранных


4. Курс партии большевиков на подготовку вооруженного восстания. VI съезд партии.

Из книги Краткий курс истории ВКП(б) автора Комиссия ЦК ВКП(б)

4. Курс партии большевиков на подготовку вооруженного восстания. VI съезд партии. В обстановке невероятной травли со стороны буржуазной и мелкобуржуазной печати собрался в Петрограде VI съезд партии большевиков. Собрался он через десять лет после V Лондонского съезда и


7. Борьба большевистской партии за упрочение Советской власти. Брестский мир. VII съезд партии.

Из книги Краткий курс истории ВКП(б) автора Комиссия ЦК ВКП(б)

7. Борьба большевистской партии за упрочение Советской власти. Брестский мир. VII съезд партии. Чтобы упрочить Советскую власть, нужно было разрушить, сломать старый, буржуазный государственный аппарат и на его месте создать новый аппарат Советского государства. Нужно


2. Дискуссия в партии о профсоюзах. Х съезд партии. Поражение оппозиции. Переход к новой экономической политике (нэп).

Из книги Краткий курс истории ВКП(б) автора Комиссия ЦК ВКП(б)

2. Дискуссия в партии о профсоюзах. Х съезд партии. Поражение оппозиции. Переход к новой экономической политике (нэп). Центральному Комитету партии, его ленинскому большинству было ясно, что после ликвидации войны и перехода на мирное хозяйственное строительство нет


3. Первые итоги нэпа. XI съезд партии. Образование Союза ССР. Болезнь Ленина. Кооперативный план Ленина. XII съезд партии.

Из книги Краткий курс истории ВКП(б) автора Комиссия ЦК ВКП(б)

3. Первые итоги нэпа. XI съезд партии. Образование Союза ССР. Болезнь Ленина. Кооперативный план Ленина. XII съезд партии. Проведение нэпа встречало сопротивление со стороны неустойчивых элементов партии. Сопротивление шло с двух сторон. С одной стороны, выступали «левые»


3. II съезд Российской социал-демократической рабочей партии. Принятие программы и устава и создание единой партии. Разногласия на съезде и появление двух течений в партии: большевистского и меньшевистского.

Из книги Краткий курс истории ВКП(б) автора Комиссия ЦК ВКП(б)

3. II съезд Российской социал-демократической рабочей партии. Принятие программы и устава и создание единой партии. Разногласия на съезде и появление двух течений в партии: большевистского и меньшевистского. Таким образом, победа ленинских принципов и успешная борьба


3. Тактические разногласия между большевиками и меньшевиками. III съезд партии. Книга Ленина «Две тактики социал-демократии в демократической революции». Тактические основы марксистской партии.

Из книги Краткий курс истории ВКП(б) автора Комиссия ЦК ВКП(б)

3. Тактические разногласия между большевиками и меньшевиками. III съезд партии. Книга Ленина «Две тактики социал-демократии в демократической революции». Тактические основы марксистской партии. Революция привела в движение все классы общества. Поворот в политической


2. Начало кризиса Временного правительства. Апрельская конференция большевистской партии.

Из книги Краткий курс истории ВКП(б) автора Комиссия ЦК ВКП(б)

2. Начало кризиса Временного правительства. Апрельская конференция большевистской партии. В то время как большевики готовились к дальнейшему развертыванию революции, Временное правительство продолжало творить свое противонародное дело. 18 апреля министр иностранных


4. Курс партии большевиков на подготовку вооруженного восстания. VI съезд партии.

Из книги Краткий курс истории ВКП(б) автора Комиссия ЦК ВКП(б)

4. Курс партии большевиков на подготовку вооруженного восстания. VI съезд партии. В обстановке невероятной травли со стороны буржуазной и мелкобуржуазной печати собрался в Петрограде VI съезд партии большевиков. Собрался он через десять лет после V Лондонского съезда и


7. Борьба большевистской партии за упрочение Советской власти. Брестский мир. VII съезд партии.

Из книги Краткий курс истории ВКП(б) автора Комиссия ЦК ВКП(б)

7. Борьба большевистской партии за упрочение Советской власти. Брестский мир. VII съезд партии. Чтобы упрочить Советскую власть, нужно было разрушить, сломать старый, буржуазный государственный аппарат и на его месте создать новый аппарат Советского государства. Нужно


2. Дискуссия в партии о профсоюзах. Х съезд партии. Поражение оппозиции. Переход к новой экономической политике (нэп).

Из книги Краткий курс истории ВКП(б) автора Комиссия ЦК ВКП(б)

2. Дискуссия в партии о профсоюзах. Х съезд партии. Поражение оппозиции. Переход к новой экономической политике (нэп). Центральному Комитету партии, его ленинскому большинству было ясно, что после ликвидации войны и перехода на мирное хозяйственное строительство нет


3. Первые итоги нэпа. XI съезд партии. Образование Союза ССР. Болезнь Ленина. Кооперативный план Ленина. XII съезд партии.

Из книги Краткий курс истории ВКП(б) автора Комиссия ЦК ВКП(б)

3. Первые итоги нэпа. XI съезд партии. Образование Союза ССР. Болезнь Ленина. Кооперативный план Ленина. XII съезд партии. Проведение нэпа встречало сопротивление со стороны неустойчивых элементов партии. Сопротивление шло с двух сторон. С одной стороны, выступали «левые»


2. От политики ограничения кулацких элементов к политике ликвидации кулачества, как класса. Борьба с искривлениями политики партии в колхозном движении. Наступление против капиталистических элементов по всему фронту. XVI съезд партии.

Из книги Краткий курс истории ВКП(б) автора Комиссия ЦК ВКП(б)

2. От политики ограничения кулацких элементов к политике ликвидации кулачества, как класса. Борьба с искривлениями политики партии в колхозном движении. Наступление против капиталистических элементов по всему фронту. XVI съезд партии. Массовое вступление крестьян в