1. Сталин в зеркале политической генетики

1. Сталин в зеркале политической генетики

Понятие политическая генетика используется мною для обозначения тех методов и подходов, в основе которых лежит стремление найти объяснение многих действий и поступков Сталина в плоскости преимущественно психологических и генетически обусловленных мотиваций. Сразу надо сказать, что, по моему глубокому убеждению, такие методы выглядят несерьезно, какими бы глубокомысленными и наукообразными аргументами они ни сопровождались. Однако в последнее время они получили довольно широкое распространение, а потому заслуживают того, чтобы на них хотя бы коротко остановиться.

Прежде всего, и это самое главное, — придавать сколько-нибудь значительное, а тем более порой и решающее, значение факторам преимущественно генетического свойства или психического характера при анализе деятельности столь масштабной фигуры, как Сталин, в корне неверно. Равно как в принципе ошибочно преувеличивать роль и значение этих факторов при оценке крупных социально-политических и общественных процессов, с реализацией которых сопряжена деятельность той или иной исторической личности. Марксистская концепция о роли личности в историческом процессе в сопоставлении с действием факторов объективного порядка, несмотря на все ее извращения, а порой и примитивизацию, убедительно подтверждается историей. По крайней мере еще никто убедительно не опроверг эту концепцию, имеющую более или менее универсальный характер для различных исторических эпох и личностей. Огульное отрицание марксизма как одного из наиболее плодотворных направлений в изучении и объяснении общественных процессов и, соответственно, роли и значения в этих процессах объективных и субъективных факторов, свидетельствует отнюдь не о том, что марксизм оказался нежизненной теорией. Скорее, его ниспровергатели сознательно искажают и примитивизируют фундаментальные положения этой теории, чтобы представить ее в качестве научно несостоятельной, обанкротившейся теории. Однако рано враги марксизма хоронят эту теорию. Она дала ответ на многие коренные вопросы общественного развития, в частности, и на вопрос об объективных критериях оценки роли личности в истории.

Вполне применима она и к широкомасштабной оценке роли Сталина, к объяснению крутых поворотов в нашей истории, связанных с его деятельностью. Уж о слишком серьезных и грандиозных явлениях идет в данном случае речь, чтобы их можно было бы объяснить и мотивировать прежде всего личными качествами — положительными или отрицательными — одного человека. Пусть и обладавшего почти необъятной властью и склонного к диктаторским методам правления. Любые личности, деятели любого исторического масштаба действуют и творят в рамках и пределах, которые им ставит объективная социальная среда, условия самой реальности. Их личные качества, особенности их психического и иного склада накладывают скорее свою печать на их действия, но не определяют характер и направленность этих действий.

Думается, что все эти прописные истины не утратили своего значения из-за их банальности. Однако при изучении литературы, посвященной политической деятельности Сталина и вообще эпохи, в которой развертывалась эта деятельность, постоянно приходится сталкиваться с сознательными и целенаправленными попытками найти объяснение многим сложным и противоречивым историческим моментам якобы генетически обусловленными психологическими особенностями личности самого Сталина. Более того, порой выстраивается целая система доказательств, базирующаяся на простой предпосылке: в основе теории и практики сталинизма, понимаемого как целостная система теоретических истин и практических действий, лежат некие отрицательные, генетически унаследованные им от родителей или сформировавшиеся в детстве и юности комплексы. В своей совокупности эти комплексы, как правило сугубо отрицательные, привели к серьезным и фундаментальным нарушениям психики Сталина, что в свою очередь, когда он стал обладать верховной властью в стране, не могло самым отрицательным образом не сказаться на политическом курсе государства, включая даже сферу внешней политики. Иными словами, в приложении к Сталину речь идет о якобы сформировавшейся прежде всего на генетической основе линии политического поведения. В дальнейшем, по мере рассмотрения тех или иных конкретных проблем, мы не раз будем касаться несостоятельности такого откровенно субъективистского подхода, при котором логика исторических событий как бы ставится с ног на голову. Сейчас же коснемся лишь одного аспекта данного сюжета, а именно, вопроса о том, насколько серьезны и обоснованны утверждения некоторых авторов, пишущих о Сталине, что заложенные в нем с рождения или приобретенные в детстве и юности комплексы, преимущественно негативного свойства, во многом предопределили как направление, так и существенные черты его политической деятельности в целом, в том числе и в ранний период.

Различные авторы, как западные, так и российские, скрупулезно выискивают и фиксируют различные негативные моменты в детстве и юности Сталина, отношение к нему отца и матери, взаимоотношения его со своими сверстниками, его реакцию на те или иные явления тогдашней общественной и личной жизни и т. д. и выделяют в качестве фундаментальных черт его личности и характера следующие черты. Мы их сводим воедино, как бы абстрагируясь от конкретных обстоятельств, на базе которых и делаются такие умозаключения.

Итак, от отца Иосиф унаследовал такие качества, как мстительность и озлобленность. Американский биограф Сталина Р. Такер прямо и однозначно утверждает: «Та чуждая сила, которую олицетворял отец, каким-то образом стала сутью Сосо»[18]. То обстоятельство, что отец частенько бил его, якобы стало причиной появления в его характере именно этих свойств натуры, которые впоследствии еще более усилились и стали неотъемлемыми свойствами не только его характера как человека, но и отличительными свойствами его политики вообще.

В свою очередь, происхождение из самых низов тогдашнего общества, наряду с жестоким обращением к нему со стороны отца, якобы зародило в нем комплекс неполноценности. Этот комплекс, сложный и противоречивый по своей природе, логически привел к тому, что он любыми путями стремился утвердить себя, свое главенство и даже превосходство над другими. В дальнейшем, мол, этот комплекс, сочетаясь с озлобленностью и мстительностью, выразился в том, что он не терпел никакого соперничества, беспощадно и крайне жестоко преследовал своих реальных и мнимых противников.

Из комплекса неполноценности, обернувшегося своей обратной стороной, эти авторы выводят и неутолимую жажду власти, обладание которой якобы стало сутью деятельности Сталина на протяжении всей его карьеры как политического деятеля. А тот факт, что Иосиф был единственным сыном, оставшимся в живых, и пользовался беззаветной любовью своей матери, якобы породил в нем безграничное чувство нарциссизма. Мол, в дальнейшем именно это чувство лежало в основе безудержного восхваления его личности, что он всячески поощрял и к чему стремился. И на «фундаменте» таких психоаналитических посылок славист-психоаналитик Д. Ранкур-Лаферриер в своей книге «Психика Сталина» делает не менее «фундаментальный» вывод: «Таким образом, чудовищные преступления, совершенные Сталиным против человечества, были в некотором смысле следствием фанатичной преданности матери своему единственному оставшемуся в живых ребенку так же, как они были воплощением в действие жестоких побоев, испытанных от отца»[19].

На ниве психоаналитического исследования личности Сталина подвизалось немало западноевропейских исследователей. Но наиболее полно и в концентрированном виде основные их доводы и выводы сформулированы в работе Д. Ранкур-Лаферриера. Видимо, стоит привести квинтэссенцию, своего рода выжимку его умозаключений, сделанных на базе совершенно произвольного и тенденциозного анализа некоторых фактов или же предположений, касающихся жизни Сталина и его личных качеств. Итак, согласно «исследованиям» этого автора, Сталину были присущи паранойя, мегаломания (мания величия), садизм, жажда власти, мстительность и высокоразвитый самоконтроль (нужно что-то и позитивное, хотя опять-таки для использования в целях «доказательства» заранее сформулированных выводов!). «По ходу дела в книге описывались и другие черты: ложная скромность, склонность к оскорблению детей, женоненавистничество и т. д. Как выяснилось, — пишет автор, — в основе всех этих черт лежали некие сложные и во многом подавляемые психологические процессы. Например, существовала неприемлемая для самого носителя бисексуальная наклонность, выражаемая чаще всего в виде паранойи и женоненавистничества. Существовало также острое чувство собственной неполноценности. Сталин справлялся с этим чувством при помощи таких подсознательных защитных механизмов, как проекция, чрезмерная компенсация, отрицание и рационализация, и создал чудовищно раздутый образ самого себя. За садизмом, жаждой власти и мстительностью скрывалось сильное беспокойство в отношении потенциальных агрессоров. С этим беспокойством он справлялся в основном путем отождествления себя с агрессором. Многие исторически последовательные взаимоотношения в жизни Сталина — с русскими как классом, с царскими властями, с Лениным, с Троцким, с Гитлером — в большой степени усилили почти театральную склонность Сталина к отождествлению с агрессором. Особенно трагичным было отождествление с Гитлером. Вместе с параноидальными чистками оно привело к одной из самых жестоких войн в истории России»[20].

Нормального читателя, голова которого не затуманена склонностью верить во всякую наукоподобную дребедень, поражает прежде всего несостоятельность таких выводов. Особенно же в той части, которая касается не просто личных качеств самого Сталина, а их увязки с масштабными по своему характеру общественными процессами, происходившими в стране в период руководства Сталина: психологическими особенностями личности пытаются объяснить чрезвычайно сложные и противоречивые явления общественной жизни огромной страны в самые критические периоды ее развития. К тому же, по существу начисто игнорируются сами общественные условия такого развития, реальная среда, в которой это развитие происходило. И уже на грани какого-то бреда воспринимаются авторские пассажи, касающиеся объяснения отношений между Советским Союзом и Германией накануне войны. Опять-таки с позиций какого-то мистического самоотождествления Сталина с агрессором Гитлером.

Что же, объяснение по своей примитивности и убогости из разряда тех, о которых говорят — проще пареной репы! Серьезный анализ серьезных общественно-политических явлений и событий подменяется такой легковесной словесной эквилибристикой, подкрепляемой ссылками на психоанализ, учение о роли подсознания в детерминации поведения людей и т. п. аргументы.

В ряду аналогичных изысканий стоят и наши, российские исследования «политической патологии», якобы органично присущей Сталину как человеку и как государственному деятелю. В качестве образчика таких претендующих на глубину анализа откровений можно привести высказывание некоего «марксиста социал-демократического толка» М. Якубовича: «Основная его (Сталина — Н.К.) характеристика, основная стихия его сознания, его «души», сводится к безграничному, страстному честолюбию и властолюбию, которые господствовали в нем над всеми другими свойствами его характера, над всеми остальными интересами его ума… Другим весьма важным свойством характера Сталина была его исключительная жестокость и кровожадность, жестокая и кровожадная мстительность. Ему доставляло удовольствие зрелище страданий как ясное доказательство его реальной власти, которая ни в чем так не ощущается, как в страдании, причиняемом другим людям по своей личной воле — в страдании и смерти. Сам процесс мучений и умерщвления людей был для него источником наслаждений независимо от того, были ли они в чем-то виноваты или нет… И он убивал — убивал врагов, убивал соперников, убивал товарищей и друзей»[21].

В данном случае мне кажется излишним вести предметную полемику по существу приведенного выше высказывания. Общие рассуждения и базирующиеся на них далеко идущие выводы едва ли способны прояснить картину и приблизить к пониманию реальных мотивов, лежавших в основе многих политических шагов Сталина на протяжении всего его жизненного пути. При рассмотрении конкретных вопросов мы будем иметь возможность детально проанализировать побудительные причины и характер тех или иных действий. Сейчас же нас интересует лишь один аспект проблемы — каким образом заранее запрограммированные посылки «политической генетики» служат доказательством того, что Сталин чуть ли не со времени своего рождения стал чем-то вроде демонического чудовища, воплотившего в себе зловещие черты Антихриста новейшего времени.

Надо признать, что подавляющее большинство западных биографов Сталина, усиленно подчеркивающих роль, так сказать, генетических факторов в формировании его социально-политической психологии, считают нужным указать и на то, что определенную роль играли, мол, и факторы объективного порядка, условия среды, в которой приходилось действовать самому Сталину. Таким образом вроде бы соблюдается необходимый баланс в соотношении субъективных и объективных причин, детерминировавших сталинское поведение и логику его политических действий. Более того, отдается и дань эволюции человеческой личности, признается очевидный факт неизбежных изменений в его характере по мере развития самой личности и перемен в его жизни. Так, упоминавшийся выше Р. Такер в своей книге пишет: «Особенности характера и мотивация не являются неизменными качествами. Они развиваются и меняются в течение всей жизни, в которой обычно присутствуют критические моменты и определяющие будущее решения. Более того, сформированная в юности индивидуальность, или (по выражению Эриксона) «психосоциальная идентичность» обладает перспективным, или программным, измерением. Она содержит не только ощущение индивидуума, кто и что он есть, но также его цели, четкие или зачаточные представления относительно того, чего он должен, может и сумеет достичь. Поэтому более поздние жизненные переживания не могут не оставить глубокого следа в его личности. Осуществление или неосуществление внутреннего жизненного сценария обязательно влияет на отношение индивидуума к самому себе, и именно это отношение и составляет основу личности. Более того, успех или неуспех жизненного сценария не может не влиять на взаимоотношение человека с другими, важными для него людьми и, следовательно, на его и их жизнь вообще… У молодого Сталина уже можно заметить задатки будущего тирана (выделено мной — Н.К.). Однако в то время его личность как личность диктатора еще полностью не сформировалась»[22].

Думается, что приведенные выше примеры дают вполне адекватное представление о сущности так называемой политической генетики в ее конкретном приложении к личности Сталина. Я не склонен принижать, а тем более вообще отрицать роль и значение личных качеств человека, особенно если он становится у руля государства. Бесспорно, что его личные черты характера и особенности накладывают свой отпечаток как на всю его политическую деятельность, так и на особенности политической линии, проводимой под его руководством. Особенно в тех случаях, когда речь идет об авторитарных режимах, каким безусловно являлся сталинский режим. Однако не те или иные личностные качества Сталина и приписываемые ему синдромы определяли пути и перепутья исторического развития Советского Союза в годы, когда он руководил партией и страной. В свое время еще К. Маркс предостерегал против того, чтобы личности приписывались какие-то демонические свойства и таким способом личность превращалась в своеобразного демиурга — творца истории.

В данном контексте мне кажется справедливой, хотя, разумеется, не во всем, оценка, которую дает один из исследователей жизни Сталина Б. Илизаров. Он, в частности, пишет: «Интеллектуальный и духовный миры человека никогда не совпадают. В то же время они удивительно пластичны, никогда не бывают неизменны. На протяжении жизни их объем и накал могут резко возрастать и расширяться и столь же резко сокращаться и даже падать. Наследственные способности, генетика — это лишь предпосылки. Если они есть, в дальнейшем многое определяют среда и собственная воля человека. Способности у Сталина явно были. Все, и соратники, и недруги, отмечали у него совершенно невероятную силу воли… Став благодаря своему политическому таланту единственным вождем, сверхдиктатором, он сознательно, а чаще интуитивно действовал сразу в двух направлениях — постоянно повышал свой интеллектуальный уровень и, используя механизмы репрессий, резко снижал его во всех сферах общественной жизни»[23].

Еще раз следует заметить, что приходится часто сталкиваться с тем, что элементарные истины легко и произвольно отбрасываются прочь, коль речь заходит о стремлении доказать заранее сформулированные выводы, касающиеся оценки тех или иных исторических деятелей. В данном случае эта общая оценка не относится к книге Б. Илизарова, поскольку ее отличает хоть какая-то степень объективности и стремление подтверждать выводы фактами, а не только голословными и категорическими утверждениями.

Сталину в этом отношении «повезло», может быть, больше, чем многим другим историческим персонажам. Для некоторых биографов Сталина история его жизни стала объектом не столько серьезного научного исследования, сколько тенденциозного, откровенно пристрастного «копания» в мелких деталях, которым при этом дается выгодное таким авторам толкование. Если бы политическая история имела свой генетический код (что, конечно, абсурдно), то в применении к эпохе Сталина роль основополагающего элемента в нем занял бы так называемый политический геном самого Сталина.

Все сказанное в совокупности диктует необходимость уделить особое внимание ранним годам жизни Сталина. Следуя таким путем, можно конкретно показать всю несостоятельность основных постулатов пресловутой политической генетики. Вместе с тем, рассмотрение раннего периода жизни Сталина, в особенности времени его учебы в духовном училище и в духовной семинарии, а также, пусть даже беглое, знакомство с некоторыми тенденциями общественного развития в Грузии в тот период помогут создать более или менее реальную картину формирования его как личности. И поскольку тема генетической ущербности Сталина всячески муссируется в современном сталиноведении, представляется уместным специально затронуть вопрос и о его родителях.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

В зеркале зарубежной печати

Из книги Кто стоял за спиной Сталина? автора Островский Александр Владимирович

В зеркале зарубежной печати 1 Когда родился И. В. Сталин (публикацию подготовили И. Китаев, Л. Мошков, А. Чернев) // Известия ЦК КПСС. 1990. № 11. С. 134; Верещак С. Сталин в тюрьме: Воспоминания политического заключенного // Дни. 1928. 22 и 24


Неужели «генетики нашли разных русских»?

Из книги Занимательная ДНК-генеалогия [Новая наука дает ответы] автора Клёсов Анатолий Алексеевич

Неужели «генетики нашли разных русских»? В современной России это повторяется с завидной частотой – средства массовой информации подхватывают нечто, что должно показать хотя бы какое подобие раскола между русскими, а другие с радостью перепечатывают на десятках


Нюансы генетики.

Из книги Тайны Беларуской Истории. автора Деружинский Вадим Владимирович

Нюансы генетики. Вот еще несколько фактов о генетических корнях европейцев.Финская гаплогруппа N3 представлена у народов Европы следующим образом: венгры — 1 % (это кажется просто фантастическим, не могу найти иного объяснения, кроме того, что венгры — чистые угры, а не


Глава 7 «ЛЕНИНГРАДСКОЕ ДЕЛО» И ГЕНЕТИКИ

Из книги Дело генетиков автора Миронин Сигизмунд Сигизмундович

Глава 7 «ЛЕНИНГРАДСКОЕ ДЕЛО» И ГЕНЕТИКИ «ЛЕНИНГРАДСКОЕ ДЕЛО»В событиях 1949–1950 годов чаще всего видят противоборство неких кланов в ЦК ВКП(б). Причем, ведущие партийные и советские деятели оказываются у разных авторов то по одну, то по другую сторону «баррикад».Впервые


Глава 7 МИФ О РАЗГРОМЕ СТАЛИНЫМ СОВЕТСКОЙ ГЕНЕТИКИ В 1948 ГОДУ

Из книги Сталинский порядок автора Миронин Сигизмунд Сигизмундович

Глава 7 МИФ О РАЗГРОМЕ СТАЛИНЫМ СОВЕТСКОЙ ГЕНЕТИКИ В 1948 ГОДУ Много внимания уделяется в современной литературе обвинениям Сталина в том, что он, дескать, разгромил советскую генетику в ходе приснопамятной сессии ВАСХНИЛ 1948 года, тем самым отбросив советских генетиков на


1.2. В зеркале дискуссий рубежа XX-XXI вв

Из книги Если завтра в поход… автора Невежин Владимир Александрович

1.2. В зеркале дискуссий рубежа XX-XXI вв 1990-е гг. стали рубежными для отечественной историографии. Уход с политической арены КПСС привел к преодолению идеологического контроля правящей партии над гуманитарными науками, в том числе – над исторической наукой. С распадом СССР


И.В.СТАЛИН ОТВЕТ Т-ЩУ НОТКИНУ, АЛЕКСАНДРУ ИЛЬИЧУ Государственное Издательство Политической Литературы 1952 год

Из книги Полное собрание сочинений. Том 16 [Другое изданее] автора Сталин Иосиф Виссарионович

И.В.СТАЛИН ОТВЕТ Т-ЩУ НОТКИНУ, АЛЕКСАНДРУ ИЛЬИЧУ Государственное Издательство Политической Литературы 1952 год Товарищ Ноткин!Я не торопился с ответом, так как поставленные Вами вопросы не считаю срочными. Тем более, что есть другие вопросы, имеющие срочный характер,


Часть III. Сталин в зеркале памяти

Из книги Сталин. Большая книга о нем автора Биографии и мемуары Коллектив авторов --

Часть III. Сталин в зеркале памяти (Лобанов М. Сталин в воспоминаниях современников и документах


ГЛАВА 8. Разгадать шифр Бога: открытие генетики и ДНК

Из книги Открытия, которые изменили мир автора Кейжу Джон

ГЛАВА 8. Разгадать шифр Бога: открытие генетики и ДНК В один прекрасный день на заре цивилизации, на прекрасном греческом острове Кос, в кристально чистых водах Эгейского моря молодая женщина, представительница благородного рода, незаметно проникла через черный ход в


Солнце русской генетики

Из книги Русские землепроходцы – слава и гордость Руси автора Глазырин Максим Юрьевич

Солнце русской генетики 1920 год, 4 июня. Н. И. Вавилов, возглавил оргкомитет III Всероссийского съезда по селекции и семеноводству в Саратове. Н. И. Вавилов открывает закон гомологических рядов в наследственности и изменчивости, «периодическая система» в растительном мире.


Война секты паразитов против русской генетики

Из книги Русские землепроходцы – слава и гордость Руси автора Глазырин Максим Юрьевич

Война секты паразитов против русской генетики 1939 год, 7–14 октября. Конференция Н. И. Вавилова по генетике и селекции. Не заслушав отчёта о достижениях ВИРа, малообразованный неуч Лысенко Т. Д. без всяких оснований назвал его неудовлетворительным и с порога отмёл мировой


Глава IX СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ СОВЕТСКОГО ОБЩЕСТВА. АКТИВИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ ТРУДЯЩИХСЯ УКРАИНСКОЙ ССР

Из книги История Украинской ССР в десяти томах. Том девятый автора Коллектив авторов

Глава IX СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ СОВЕТСКОГО ОБЩЕСТВА. АКТИВИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ ТРУДЯЩИХСЯ УКРАИНСКОЙ ССР Каждый съезд КПСС является значительным событием в жизни нашей партии и государства.С большим подъемом советский народ встретил


Глава 4 Обезьяна в зеркале

Из книги Секс на заре цивилизации [Эволюция человеческой сексуальности с доисторических времен до наших дней] автора Жета Касильда


Глава 5 Сталин и война «Проигнорированные» предупреждения • Донесение Воронцова • Германский перебежчик • Расстрелянный генералитет Красной Армии • «Прострация» Сталина в первые дни войны • Сталин – «никудышный» полководец • 1942 год: катастрофа под Харьковом • Военные операции «по глобусу» • Сталин

Из книги Оболганный сталинизм. Клевета XX съезда автора Ферр Гровер

Глава 5 Сталин и война «Проигнорированные» предупреждения • Донесение Воронцова • Германский перебежчик • Расстрелянный генералитет Красной Армии • «Прострация» Сталина в первые дни войны • Сталин – «никудышный» полководец • 1942 год: катастрофа под Харьковом •