Мстислав Владимирович Храбрый

Мстислав Владимирович Храбрый

В современном русском языке сохранилось слово «Тмутаракань». Оно стало нарицательным для обозначения захолустного населенного пункта, удаленного за тридевять земель да так, что толком даже и неизвестно, где он находится. Однако не всегда это слово имело такой смысл.

Тмутаракань некогда была широко известна на Руси и даже являлась центром обширного и сильного русского княжества. Однако закончился недолгий период расцвета и уже после 1094 года этот город перестал упоминаться в «Повести временных лет».

Надо сказать, что историки не сразу пришли к согласию относительно нахождения древней Тмутаракани. В.Н. Татищев предполагал, что Тмутаракань находилась в Рязанской области. Другие историки помещали ее в разных местах: близ Азова, рядом с Астраханью и даже в верховьях реки Ворсклы, притока Днепра. В современной исторической науке принято определять местоположение этого города на Таманском полуострове. Сейчас на этом месте находится станица Таманская, а неподалеку расположен город Темрюк. Считается, что некогда там была колония античных греков, которая называлась Гермонассой. Разрешить споры о местонахождении Тмутаракани помогла археологическая находка 1792 года, известная среди историков и археологов как Тмутараканский камень. На мраморной плите, оставшейся от греческих времен, высечена надпись о том, что в 1068 году князь Глеб по льду замерил ширину Керченского пролива от Тмутаракани до Керчи. Результат измерения составил «10 000 и 4000 сажен» Из летописей известно, что в это время в Тмутаракани правил сын черниговского князя Глеб Святославич. Находка мраморного блока, использованного для первой в России записи геодезического замера, дала возможность локализовать место расположения Тмутаракани. Появилось и объяснение своеобразного имени города. Скорее всего это русифицированный вариант слова «Таматарха» ? прежнего названия города, которым раньше владели хазары. Саму мраморную плиту, убедительно разрешившую споры историков, можно видеть в санкт-петербургском Эрмитаже.

Русская история Тмутаракани началась с 965 года, с походов Святослава Игоревича, положивших конец власти хазар на причерноморских землях. Расцвет же этого города связан с именем Мстислава Владимировича, во многом похожего на своего воинственного деда, отвоевавшего Таматарху у хазар. Прозвище Мстислава Храбрый говорит о многом. Первая летописная запись о деяниях Мстислава в русской летописи датирована 1022 годом и повествует о походе Мстислава на черкесов: «В то же время Мстислав находился в Тмутаракани и пошел на касогов». Обратим внимание, что тмутараканский князь, как и его дед Святослав, смело брал инициативу в свои руки. Именно он «пошел», как пишет летопись, завоевывать новые черкесские земли, раздвигая границы своего княжества.

Относительно начала появления Мстислава в Тмутаракани летопись говорит не очень определенно. Фразу «когда же умер старший Вышеслав в Новгороде, посадил [киевский князь Владимир] в нем Ярослава, а Бориса в Ростове, а Глеба в Муроме, Святослава в древлянской земле, Всеволода во Владимире, Мстислава в Тмутаракани» можно понять так, что время, когда Мстиславу доверили самостоятельное княжение в южных русских землях, совпало со смертью старшего сына Владимира ? Вышеслава. До этого он находился при дворе Владимира в Киеве. В историко-генеалогическом исследовании «Князь Рюрик и его потомки» его авторы В.М. Коган и В.И. Домбровский-Шалагин указывают дату смерти Вышеслава ? 1010 год. Видимо, эту дату надо принять в качестве начальной при рассмотрении правления Мстислава в Тмутаракани. Впрочем, если буквально следовать тексту «Повести временных лет», то приведенная выше фраза находится под 988 годом. Соответственно, и время смерти Вышеслава, и время, когда Владимир «посадил... Мстислава в Тмутаракани», надо бы отнести не к 1010 году, а на 22 года раньше. Это вообще-то недостаточно аргументировано, поскольку в то время вряд ли у Владимира уже родились все 12 сыновей, а те, что родились, были слишком малы, чтобы «посадить» их на княжение. А мы видим, что некоторые из них уже и умерли к этому времени, например Вышеслав, ранее княживший в Новгороде. Сменил его в этом северном городе Ярослав, до этого бывший князем Ростовской земли. То, что Ярославу к моменту перехода в Новгород было не 10 лет, а гораздо больше, следует из того, что им до этого в Ростовской земле были предприняты вполне самостоятельные действия. Он основал у слияния Волги и Которосли город Ярославль, вводил христианство среди местных языческих мерянских и славянских племен, лично сразился с медведицей ? живым воплощением языческого бога на месте мерянского поселения, где позже и возник город Ярославль. 10-летнему мальчику все это совершить невозможно, а 32-летнему князю вполне по силам. А под 988 годом в «Повести временных лет» содержится много информации. Но не следует довольно пространные рассуждения летописца относительно крещения Владимира, его венчания и того, что Владимир и его 12 сыновей несли просвещение в Русскую землю, относить только к 988 году. Видимо, эти слова надо понимать так, что после принятия христианства началась эпоха просвещенного правления Владимира и его сыновей, которые были наместниками князя в различных русских городах.

Еще более туманно время рождения Мстислава. С одной стороны, в «Повести временных лет» сказано о том, что его матерью была Рогнеда, но этому указанию нельзя доверять безоговорочно. Во всяком случае Рогнеда названа там же матерью и Ярослава, но анализ показывает, что тот мог родиться еще до того, как она стала наложницей Владимира. Это говорит о том, что летописные сведения могут быть неточными. Во-вторых, Владимир удалил от себя Рогнеду вскоре после своего венчания с византийской принцессой Анной, а Мстислав, судя по всему, был в числе младших сыновей Владимира. Это следует, в частности, и из того, что до смерти Вышеслава он находился при киевском дворе, тогда как его более взрослые братья уже были посажены Владимиром по городам: «посадил Вышеслава в Новгороде, Изяслава в Полоцке, а Святополка в Турове, а Ярослава в Ростове». В.Н. Татищев называет матерью Мстислава некую Адиль.

Как бы там ни было, в исторической литературе дата рождения Мстислава открыта. Нельзя сказать даже, что первое упоминание о Мстиславе в «Повести временных лет» датируется 980 годом, поскольку под этим годом рассказывается о многих фактах и событиях: о захвате Полоцка, о противоборстве Владимира с Ярополком, о партизанской войне Варяжко и о примирении его с киевским князем, о религиозной реформе в Киеве, перечисляются жены и наложницы Владимира. Приводятся и рассуждения летописца на морально-этические и библейские темы. Все это нельзя отнести только к одному 980 году, в том числе и то, что уже тогда «имел он ...сыновей: Изяслава, Мстислава, Ярослава, Всеволода ? и двух дочерей; ...имел он Святополка ...Вышеслава ...Святослава и Мстислава ...Бориса и Глеба, а наложниц было у него 300 в Вышгороде, 300 в Белгороде и 200 на Берестове ...»

Какую же ориентировочную дату рождения Мстислава можно считать относительно достоверной? Следует исходить из того, что во время назначения его князем в южных русских землях ему вряд ли могло быть менее 10–12 лет. Это минимальный возраст, с которого князь, опираясь на советы своих воевод, мог принимать самостоятельные решения. К этому соображению следует добавить еще одно. Маловероятно, что Мстислав родился после церковного брака Владимира с византийской принцессой, то есть после 988 года. Точно так же маловероятно, что он был рожден до 980 года, то есть до момента прихода Владимира к власти в Киеве. Невозможно, чтобы, прячась от Ярополка в Скандинавии, Владимир вместе с собой возил бы весь свой гарем. Гарем из многочисленных жен и наложниц появился у него уже позже, после занятия киевского престола. Тогда получается, что наиболее вероятное время рождения прославленного тмутараканского князя ? около 985 года, плюс-минус от этой даты три-четыре года.

В крещении Мстислав получил, как отмечено в энциклопедии «История России», составленной под руководством научно-редакционного совета во главе с академиком А.О. Чубарьяном, имя Константин.

Итак, в 1010 году Тмутаракань обрела себе князя, которому тогда было примерно 25 лет. Через 12 лет ему стало тесно на морском побережье и он предпринял поход на черкесов, или, как они названы в «Повести временных лет», касогов. В летописи нет упоминаний о набегах касогов, то есть этот поход был полностью завоевательным мероприятием, проявлением экспансии русского князя на юге по направлению к Каспийскому морю. Потомки прежних касогов, черкесы и кабардинцы, сегодня проживают в центральном Закавказье, в том числе и в Приэльбрусье. Если исходить из того, что место их обитания за последнюю неполную тысячу лет не очень изменилось, то получается, что место столкновения русских и касогов было удалено от побережья Черного моря на 500–700 километров. Это говорит об обширности владений Мстислава и его способности предпринимать дальние походы. Если же под касогами понимать предков современных адыгов, то масштабы действий Мстислава будут несколько меньше, но не намного.

Если согласиться с тем, что «Повесть временных лет» верно передает историческую канву событий, то надо отдать должное мужеству и самопожертвованию касожского князя Редеди. Он попытался предотвратить русскую агрессию, предложив Мстиславу поединок на условиях, когда победитель, что называется, «получал все». В летописи переданы слова Редеди: «Если одолеешь ты, возьмешь богатства мои, и жену мою, и детей моих, и землю мою. Если же я одолею, то возьму твое все». В качестве призового фонда, таким образом, выступало право победителя присоединить к своей территории владения побежденного. Черкесский князь был готов на риск, чтобы спасти свой народ от разорения, а своих воинов ? от смерти.

В смелости Мстислав не уступал своему противнику. Не зря в энциклопедиях к его имени будут потом прибавлять эпитет «Храбрый», хотя в «Повести временных лет» он отсутствует. Мстислав согласился на поединок.

Благородство черкеса проявилось и в том, что он предложил: «Не оружием будем биться, но борьбою». Казалось, победа в схватке будет за ним. Мстислав стал изнемогать в долгой борьбе и тогда обратился с молитвой к Пречистой Богородице. Он пообещал в случае победы поставить церковь ее имени в Тмутаракани. То ли Богородица действительно помогла с небес Мстиславу в ответ на его обещание воздвигнуть храм, то ли Редедя сделал какую-то ошибку, то ли сам русский князь напрягся из последних сил, но он все-таки победил, бросив черкесского князя на землю.

Дальнейшее летопись никак не комментирует. Противники уговорились бороться без оружия, однако, бросив Редедю на землю, Мстислав «выхватил нож» и зарезал его. Похоже на то, что русский князь нарушил условия борцовского поединка, но оставшиеся без своего предводителя касоги должны были смириться.

В итоге Пресвятая Богородица получила в свою честь храм в Тмутаракани, а Мстислав, победив касожского князя, «забрал все богатства его, и жену его, и детей его и дань возложил на касогов».

Набожность тмутараканского князя странным образом сочеталась с агрессивностью, которая не давала ему покоя. Он не мог наслаждаться прелестями жизни у теплого моря. Ничего летописи не сообщают об активизации торговли с другими странами через прекрасную Тмутараканскую гавань. Также ничего не говорится и о развитии рыболовства и сельского хозяйства. Мирные занятия не привлекали Мстислава, как, впрочем, и его деда, киевского князя Святослава, сложившего свою голову на днепровских порогах.

В 1023 году, на следующий год после кавказского похода, «пошел Мстислав на Ярослава с хазарами и касогами». Вчерашние противники русских, хазары и касоги, стали союзниками тмутараканского князя в начатой им войне против своего брата.

Дальше летопись пишет довольно скупо: «Когда Ярослав был в Новгороде, пришел Мстислав из Тмутаракани в Киев, и не приняли его киевляне». Как разворачивались события ? неясно. Возможно, Мстислав воспользовался отлучкой своего брата и попытался захватить Киев во время его отсутствия. Возможен и другой ход событий. Узнав о приближении Мстислава с войском, Ярослав счел за благо ретироваться в Новгород, уже не раз выручавший его в братоубийственных перипетиях борьбы за власть. Также нет возможности однозначно прокомментировать сообщение, что жители Киева «не приняли» Мстислава. Что произошло в Киеве? Состоялось ли городское вече, где народ отказал в доверии пришельцу с юга с его разноплеменным войском? Или против Мстислава выступило городское ополчение? Или киевляне ограничились тем, что закрыли ворота и не впустили сына князя Владимира внутрь крепостных стен? Ничего об этом не сказано. Летописец говорит лишь о результате не менее чем тысячекилометрового похода Мстислава от берегов Черного моря на северо-запад: «Он же пошел и сел на столе в Чернигове».

Началась новая история Тмутараканского княжества, включившего в себя громадные земли от Азовского и Черного морей, левобережье Днепра, Дон и, возможно, нижнее течение Волги. Результаты Мстислава впечатляют ? двумя походами он более чем вдвое расширил подвластную ему территорию. При этом его военный потенциал практически не был даже использован!

Однако величие Тмутаракани было недолгим.

Как и следовало предполагать, Ярослав не был обрадован столь близким соседством своего брата. Всего пять лет тому назад борьба сыновей Владимира за киевский престол завершилась гибелью четырех братьев: Бориса, Глеба, Святослава и Святополка. Сейчас разворачивались аналогичные события. Как и прежде, Ярослав прибегнул к помощи новгородцев и варягов.

Варягов возглавлял некий Якун. Г.В. Вернадский передает его имя как Хакон, что, видимо, точнее отражает скандинавское происхождение конунга, нанятого Ярославом. Кстати, многократное обращение Ярослава в критические моменты своей жизни именно к варягам косвенно подтверждает версию о том, что он родился во время пребывания Владимира в Скандинавии. Кем была мать Ярослава ? точно неизвестно, но не исключено, что Владимиру во время его вынужденного пребывания на севере приглянулась дочь какого-то ярла или конунга, а та ответила ему симпатией.

Относительно Якуна (Хакона) у историков имеются разногласия, связанные с невозможностью правильно интерпретировать слова летописи. Одни историки понимают соответствующее место «Повести временных лет» так, что скандинав был слеп, а чтобы скрыть свой физический недостаток, носил на глазах шитую золотом повязку. Другие, в том числе и автор наиболее известного перевода летописи, Д.С. Лихачев, считают, что Якун был леп (то есть, по-древнерусски, красив), а золотом была выткана его накидка или плащ. Разница в интерпретации лаконичных слов летописца значительна, но истину сейчас установить не удастся. Можно предположить, что слепому трудно руководить сражением, но в истории имеются примеры выдающихся полководцев, лишенных зрения: в античную эпоху ? Ганнибал, в позднее Средневековье ? Ян Жижка, в новую историю ? Кутузов. Можно возразить, что у Ганнибала и Кутузова не было по одному глазу. Так и Якун (Хакон), возможно, был слеп только на один глаз! А Ян Жижка командовал войсками, уже совершенно ослепнув. Вместе с тем трудно представить, что летописец особо отметил бы именно красоту (лепоту) заезжего варяга, не обращая внимания на внешние данные остальных исторических персонажей. Ведь он практически ничего не говорит о внешности князя Владимира, Ярослава Мудрого, Владимира Мономаха, а здесь вдруг сделал исключение для эпизодического, третьестепенного лица. Слепота ? это другое дело, это существенный признак для воина, в отличие от формы носа и рисунка губ или подбородка.

В течение года Ярослав собирал воинские силы, и в 1024 году состоялся новый акт трагедии, сюжетом которой была борьба сыновей Владимира за власть. На этот раз инициативу взял на себя Ярослав. Он сделал первый ход, войдя с войсками в Черниговскую землю, которая согласилась принять в качестве правителя Мстислава. Сражение состоялось у города Листвен на берегу реки Рута. Как указано в «Славянской энциклопедии» В.В. Богуславского, Листвен находился в 40 верстах от Чернигова.

На стороне Ярослава сражались наемники-варяги. На стороне Мстислава ? северяне (жители присоединенной к его владениям Черниговской земли, которая располагалась к северу от Киева). Кроме этого, Мстислав вывел и приведенную им дружину, которая, как мы помним, включала в себя и касогов, и хазар. Летописец ничего не пишет об участии в Лиственской битве ни новгородцев, ни киевлян. Значит ли это, что они остались равнодушны к исходу сражения братьев? Или не хотели больше поддерживать Ярослава? Точного ответа на эти вопросы пока нет. Может быть, летописец просто ограничился указанием основных сил противников: с одной стороны ? варягов, с другой ? северян.

Погода не благоприятствовала выяснению отношений: была сильная гроза, гремел гром, сверкала молния. В то время это не могло не произвести впечатление на людей, которые во всем старались увидеть проявления сверхъестественных сил. Казалось, сами боги старались удержать войска обоих братьев от столкновения. Однако воинственному Мстиславу, наоборот, погода показалась весьма подходящей для нападения. Не дожидаясь рассвета, он ввел северские полки в бой.

Описание битвы говорит о незаурядном полководческом таланте Мстислава. Он смог правильно выбрать момент для начала боевых действий, смог правильно расставить свои силы. Профессиональные воины-варяги потратили свои силы, отбивая нападение северян. Те почти все погибли в ночном сражении, но и варяги расстроили свои ряды. Когда на них Мстислав вывел свои свежие силы, те уже не смогли устоять. Летописец не удержался от поэтических образов в описании ночной битвы: «И была сеча сильна, и когда сверкала молния, блистало оружие, и была гроза велика и сеча сильна и страшна».

Ярослав спас свою жизнь и свободу, бежав в Новгород. Якун, не задержавшись на Руси, «ушел за море». Летопись сохранила для потомков реакцию победителя: «Мстислав же чуть свет, увидев лежащими посеченных своих северян и Ярославовых варягов, сказал: „Кто тому не рад? Вот лежит северянин, а вот варяг, а дружина своя цела“.

Обычно историки осуждают его за такие слова, считая их циничными. Но эта фраза ничего нового не добавляет к облику князя, нарушившего уговор о схватке без оружия с правителем соседних земель, касожским князем Редедей, а затем выведшего полки для войны со своим родным братом. Правители и военачальники редко могут служить образцами добродетели и примерами высокой морали. Для них характерен, как сейчас говорят специалисты по менеджменту, так называемый ресурсный подход, при котором все окружающее и в первую очередь люди рассматриваются только как ресурс для достижения своих целей. Такой подход можно осуждать, но он объективно присущ полководцам любой страны и любого исторического периода. Когда Наполеон проявлял заботу о своих солдатах и старался, чтобы они были накормлены и смогли отдохнуть перед сражением, он хотел, чтобы они наиболее эффективно проявили себя в бою. Если бы он действительно их любил, то он просто не повел бы их на смерть.

А вот дальнейшие события говорят о том, что Мстислав был не только талантливым полководцем, но и трезвым политиком, умеющим правильно очертить границы своих интересов. Это качество встречается во всемирной истории крайне редко. Совершив всего два победоносных похода, он смог остановиться и удержаться от соблазна попытаться покорить своей власти остальные близлежащие земли.

Мстислав отправил гонца к Ярославу и предложил ему разделить власть над Русской землей по Днепру: Ярославу оставить Новгород, Киев и правобережье Днепра, Мстиславу ? левобережье, Чернигов, азовское и черноморское побережья.

Такое предложение было настолько неожиданно для Ярослава, что тот так до конца ему не поверил. До самой смерти своего брата Ярослав не появлялся в Киеве, предпочитая править Киевщиной через своих наместников. Такая недоверчивость определенным образом характеризует и самого Ярослава. На переговоры с братом в 1026 году он пошел только тогда, когда вновь «собрал воинов многих». Приходится считать преувеличением слова Н.М. Карамзина об «искреннем согласии двух государей российских».

Однако в данном случае Мстислав проявил верность своему слову. В 1031 году братья совместными силами совершили поход в Польшу, воспользовавшись ее ослаблением после смерти Болеслава Великого. Червенские города, потерянные во время междоусобных войн Ярослава и Ярополка, были вновь возвращены под власть киевского князя. Следует отметить, что Мстислав немного приобрел от этого похода. Подвластные территории расширил Ярослав. Были увеличены не только земли. Братья получили в свое распоряжение и дополнительные людские ресурсы. Пленных поляков Ярослав поселил на притоке Днепра, на реке Рось. В следующем году «Ярослав начал ставить города по Роси», сообщает летопись.

Все, казалось бы, складывалось у Мстислава удачно. Дружина его любила, и он ничего не жалел для нее. «Затихли усобица и мятеж, и была тишина великая в стране». Товаропотоки, как показал Г.В. Вернадский, сместились с нижнего течения Днепра к востоку и стали проходить через черниговские земли в Азовско-Черноморский регион. В Приазовье встречались торговые пути с Севера, а также из Средней Азии и Закавказья, ведущие через Крым в Константинополь. Контроль над транзитной торговлей пополнял казну тмутараканского князя.

Однако в 1033 году у Мстислава, которому было в то время около 50 лет, умирает сын Евстафий, наследник. Именно он должен был унаследовать власть в огромном государстве, в которое выросло некогда скромное Тмутараканское княжество. А еще через три года в Чернигове странным образом ушел в мир иной и сам тмутараканский князь. «Мстислав вышел на охоту, разболелся и умер», ? сообщает нам летописец. В «Славянской энциклопедии» В.В. Богуславского содержится информация, что Мстислав умер даже раньше, на следующий, 1034, год после смерти своего сына.

Задумаемся, от чего мог умереть князь?

Летопись сообщает, что был он грузен («дебел телом») и краснолиц («чермен лицом»). Такие особенности не исключают возможности сердечно-сосудистого заболевания, например инсульта. Но инсульт обычно случается внезапно. Не зря его называют «ударом». О Мстиславе в летописи говорится, что он сначала на охоте разболелся, а затем умер.

Впрочем, Д.С. Лихачев перевел слова летописца, описывающего князя, совсем в другом смысле. Из его перевода следует, что Мстислав был «могуч телом, красив лицом». Тогда получается, что предположение о наличии у князя сердечно-сосудистого заболевания неверно. Его смерть приобретает еще более необъяснимый характер.

Все школьники нашей страны знают о его поединке с касожским князем. А охота, во время которой случилась эта болезнь? Больной человек на охоту, где требовалось вступить в единоборство со зверем, не поехал бы. Вышел бы наш современник, больной или здоровый, на дикого кабана или лесного медведя с коротким копьем в руках (оно называлось рогатиной из-за поперечины за острием) и кинжалом у пояса?

Вспомним события, случившиеся в Русской земле после 1015 года.

Князь Владимир собирается в поход на Новгород, так как княживший в нем Ярослав отказался платить Киеву налоги. «И сказал Владимир: “Расчищайте пути и мостите мосты”, ибо хотел идти войною на Ярослава, на сына своего, но разболелся... сильно разболелся; в этой болезни и умер». А после этого в междоусобной борьбе погибают еще четверо сыновей Владимира: Борис, Глеб, Святослав и Святополк.

Что же произошло между Ярославом и Мстиславом?

Сначала в 1024 году Ярослав оказался вынужден отдать почти половину своих владений Мстиславу, оказавшемуся сильнее в военном отношении. Упали его доходы от контроля торгового транзита. Но потом в 1033 году умирает наследник победителя, а вскоре в 1036 году и он сам, могучий русский богатырь. Без всяких войн и сражений Ярослав присоединяет к своей территории владения безвременно умершего брата и с легким сердцем возвращается из Новгорода в Киев. При жизни брата он не мог рискнуть перебраться жить в «матерь городов русских», предусмотрительно защитившись от полководческого таланта брата расстояниями и труднопроходимыми дорогами.

Неожиданная смерть Мстислава и его сына Евстафия была выгодной прежде всего Ярославу, который в результате стал единовластным правителем всей Русской земли. Еще один его брат, Судислав, был в этом же 1036 году посажен в темницу, племянник Брячислав был им крепко наказан еще в 1021 году и тихо сидел в Полоцке, в стороне от торговых путей. Случайно ли совпадение года смерти Мстислава Владимировича и года заключения под стражу Судислава Владимировича? «Повесть временных лет» подчеркивает, сообщая о внезапной смерти Мстислава: «В тот же год посадил Ярослав брата своего Судислава в темницу во Пскове». Случайно ли все это отвечало интересам Ярослава Владимировича?

Все вышесказанное не означает, конечно, что Ярослав виновен в смерти своего отца Владимира, своих братьев и племянника. Нет доказательств, что он подсылал к ним наемных убийц и отравителей. Но то, что от всех этих трагических событий выгоду получал именно Ярослав, опровергнуть трудно. Также несомненен политический талант Ярослава, его умение принимать продуманные решения, имеющие далеко идущие следствия. Неоднократно Ярослав демонстрировал в своих действиях смелость и бескомпромиссность. В целом его деятельность привела к росту могущества Русского государства, укреплению международного положения Руси. Какие средства использовал киевский князь для достижения своих целей ? нам сегодня трудно судить.

На центральной площади Ярославля стоит памятник основателю города. Князь держит в своих руках меч и макет православного храма.

Это соответствует истине.

Ярослав не боялся сражений, хотя далеко не всегда удачно воевал. Ярослав много внимания уделял церкви. При нем появился первый русский митрополит, и именно он начал добиваться канонизации первых русских святых. Уже после его смерти, в 1071 году, Русская православная церковь обрела своих первых святых Бориса и Глеба.

Относительно его непростых отношений с отцом и братьями можно выдвигать различные версии, которые невозможно сейчас ни доказать, ни опровергнуть. Тем более не нуждаются эти версии в эмоциональных комментариях и морально-нравственных оценках.

Мстислав, неожиданно умерший вскоре после столь же неожиданной смерти своего сына, был похоронен в заложенном им грандиозном черниговском храме Святого Спаса. Летопись вообще отмечает набожность князя и его любовь к строительству церквей. Другим памятником Мстиславу Владимировичу и его разноплеменному войску, как полагает Г.В. Вернадский, остались названия реки Псел (притока Днепра) и города Черкассы. И то и другое появилось после прихода черкесов (касогов) в черниговские земли. «Псол» по-черкесски означает «вода», а город возник на месте переселения черкесов, позже ассимилировавшихся среди местных жителей. Не исключено, что и украинское слово «козак» произошло от слова «касог».

После смерти Мстислава Тмутаракань уже никогда не вернулась к своему былому величию. Как отметил Г.В. Вернадский, свое ведущее положение утратила и Тмутараканская епархия. По соглашению с Константинополем главой русской церкви стал киевский митрополит. Сама Тмутаракань очень быстро превратилась в далекий уголок Руси, где находили приют изгнанники, спасаясь от гнева власть имущих. После 1094 года она отошла, по различным версиям, либо к половцам, либо к Византии. В 1185 году братья Святославичи Игорь и Всеволод отправились в дальний поход. Как написал безвестный поэт в «Слове о полку Игореве», «два сокола слетели с отчего стола золотого ? добыть хотели города Тмутараканя». Как мы знаем, поход окончился поражением, а братья не смогли стать наследниками славы Мстислава Владимировича.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >