Cвитки Кумрана

Cвитки Кумрана

В июне 1883 г. Моисей Шапиро, крещеный еврей, торговавший предметами старины в Иерусалиме, приехал в Лондон с довольно необычной находкой. Шапиро привез 15 узких полос пергамента, покрытых письменами, которые, по его словам, были обнаружены арабскими пастухами в пещере в холмах Палестины. В текстах пергаментов содержались неизвестные доселе варианты текстов библейской книги Второзакония, включая Десять заповедей, отличные от канонических.

Судя по начертанию букв еврейского алфавита, рукопись датировалась VI в. до н. э. или даже раньше, то есть возраст находки превосходил самые ранние манускрипты Ветхого Завета (IX в. н. э.) почти на полторы тысячи лет. Вполне понятно, что Шапиро хотел получить за них огромные деньги.

Этот торговец пользовался дурной репутацией в среде знатоков и любителей древностей. Десятью годами ранее его имя связывалось со скандалом, возникшим по поводу фальшивых находок из Дибана. Надпись на обнаруженной там в 1868 г. большой базальтовой плите (стеле вехозаветного моавитского царя Месы IX в. до н. э., так называемом библейском камне) стала одним из самых сенсационных открытий в археологии того времени. Продолжив поиски в том же районе Иордании, арабы обнаружили несколько горшков, покрытых сходными письменами. Эти горшки купил Шапиро, который затем продал их в Германии. Он выплатил арабам часть вырученных денег на дальнейшие поиски. Однако горшки оказались поддельными, и обман был раскрыт доктором Шарлем Клермоном-Ганно, автором первой академической публикации о «библейском камне».

Возможно, Шапиро и не был виноват, но его репутация честного торговца была безнадежно испорчена!

Поэтому неудивительно, что когда Шапиро обратился в 1878 г. к немецким чиновникам по поводу своего пергамента, они не поверили в подлинность необычной находки. На некоторое время торговец оставил свитки в покое, но вновь воспылал надеждой несколько лет спустя, когда прочитал о последнем открытии в области библейской археологии. Согласно новому аналитическому методу, в Ветхом Завете можно было выделить тексты разных авторов. Например, в одних текстах использовалось имя Яхве (Иегова), в других – Элохим. Пользуясь такими фактами, немецкие ученые утверждали, что могут разделить источники библейского текста на несколько групп.

Фотокопия страницы из свитка

Внимательнее присмотревшись к своим пергаментам, Шапиро в изумлении обнаружил, что там использовалось только имя Элохим. Теперь он был убежден, что в его распоряжении – один из источников Библии. В воображении замаячили золотые горы…

К 1883 г. Шапиро завершил новый перевод текстов и с благословения профессора Шредера, немецкого консула в Бейруте, отвез находки в Берлин, чтобы представить экспертам. После полуторачасовых дебатов члены комиссии объявили манускрипты… «хитроумной и бесстыдной подделкой».

Однако Шапиро не сдался. Он срочно переехал в Лондон, где его манускрипты встретили более благожелательно, по крайней мере сначала. Британский музей поручил своему лучшему эксперту по палестинским древностям Кристиану Гинзбургу снять копии и изучить тексты. Серия его переводов была опубликована в газете «Таймс», и в августе того же 1883 г. два пергамента были выставлены в Британском музее и вызвали оживленные дебаты среди ученых и общественности.

Премьер-министр Великобритании У. Гладстон, обладавший глубокой эрудицией в области древней истории, долго беседовал с Шапиро о стиле почерка на пергаментах. Прошел слух, что казначейство уже согласилось финансировать их покупку для музея…

Однако фортуна вновь отвернулась от торговца. Несколько ученых, в том числе директор музея, объявили, что никакие пергаменты не могут так хорошо сохраниться в течение двух тысяч лет в дождливом климате Палестины. Затем все тот же Клермон-Ганно, безжалостный гонитель Шапиро, после поверхностного осмотра пергаментов, лежавших под стеклом на витрине, объявил их подделкой. Гинзбург же внезапно изменил свое мнение и завершил серию публикаций в «Таймс» статьей, изобличающей находку Шапиро как фальсификацию. Он даже заявил, что может определить почерк нескольких переписчиков, работавших под общим руководством ученого-еврея. Стиль рукописи, по его мнению, просто скопирован с «библейского камня»!

Даже у сторонников подлинности находки сомнений не оставалось: манускрипты – подделка, а сам Шапиро – либо мошенник, либо невежда.

23 августа Шапиро написал письмо Гинзбургу из лондонского отеля, укоряя последнего в предательстве: «Вы сделали из меня дурака, опубликовав и выставив на обозрение рукописи, которые, оказывается, фальшивые. Не думаю, что смогу пережить этот позор».

В марте 1884 г. Шапиро покончил жизнь самоубийством в роттердамском отеле. Его семья, успевшая влезть в большие долги в связи с предполагаемой продажей манускриптов, распродала имущество в Иерусалиме и переехала в Германию.

Тем временем пергаменты были выставлены на аукционе «Сотби» и приобретены каким-то книготорговцем за ничтожную сумму в 10 фунтов 5 шиллингов. Последнее упоминание о них встречается в книжном каталоге 1887 г. вместе с приблизительной датировкой от XVI до XIX в. и ценой 25 фунтов стерлингов. Никто не знает, где находятся эти манускрипты сегодня…

История могла бы на этом и закончиться, если бы не открытие, имевшее место в 1947 году.

…Высоко над головой, в тяжелом жарком мареве, среди желтых скал виден вход в ту самую пещеру, где весной 1947 г. бедуины из племени таамире обнаружили два глиняных сосуда с древними рукописями. Место это находится в 25 км к востоку от Иерусалима и в 3 км к северу от источника Айн-Фешха, на северо-западном берегу Мертвого моря. Надписи сохранились на коже, свернутой в свитки. Некоторые из них были упакованы в ткань, но все равно имели ветхий вид – сохранились лишь отдельные фрагменты рукописей.

Сначала эти свитки не вызвали интереса у антикваров Вифлеема и Иерусалима. Тогда в поисках покупателей бедуины зашли в православный монастырь св. Марка в Иерусалиме, где и продали часть найденных рукописей. Оставшуюся часть приобрел позже Еврейский университет.

Университетские консультанты по древностям, помня историю с Шапиро, сначала объявили найденные свитки подделкой. Однако другие исследователи не спешили с выводами и отправили фотокопии нескольких рукописей известному в США семитологу У. Олбрайту. Скоро из Штатов пришла телеграмма: «Примите мои самые сердечные поздравления с величайшим открытием нашего времени – находкой доисторических текстов. Я отношу их к первому веку до нашей эры!»

Весной 1948 г. о свитках узнали в Европе, и вокруг них начался подлинный бум, поскольку оказалось, что это были священные тексты, проливающие новый свет на происхождение христианства. Неудивительно, что в Хирбет-Кумран – так называется место находки – зачастили экспедиции, которые за несколько лет обнаружили в горной гряде протяженностью 6–8 км около 40 пещер. За 10 лет в 11 из них исследователи обнаружили новые свитки. Четыре рукописи, купленные у бедуинов за бесценок монастырем св. Марка, были проданы в США за 250 тысяч долларов.

Неослабевающий интерес на протяжении полувека к этим рукописям объясняется тем, что в них описываются события, хорошо известные всем из священных христианских книг, но записанные кумранскими мудрецами за полтора века до возникновения христианства!

Особое место в свитках уделяется личности руководителя общины, называемого Учителем праведности. Время его деятельности, по мнению петербургского ученого И. Тантлевского, между 176 и 136 гг. до н. э. Его жизненный путь удивительно напоминает биографию Иисуса Христа. Например, глава кумранитов выступал как пророк, получивший откровение от Бога, и происходил из священнического рода. Учитель праведности, подобно Иисусу, имел своего «предтечу» – предшественника по управлению общиной. Так же, как Иоанн Креститель, кумранский предтеча призывал израильтян выйти в Иудейскую пустыню, чтобы очиститься от грехов, и ожидал в ближайшем будущем прихода истинного Пророка. Учитель праведности и явился как ожидаемый Мессия, помазанник Божий.

Последователи Учителя обосновались в Иерусалиме и действовали вместе с другими сектами. В одном из свитков говорится: «И Человека, который силой Всевышнего обновит закон, вы назовете обманщиком, и, наконец, замыслите убить его, не распознав его величия». Столкновение Учителя, претендовавшего на роль Мессии, со жречеством было неизбежным. И последовало наказание. Какое же? Ответ И. Тантлевского иначе как сенсационным не назовешь. В одной из рукописей говорится, как враги «наложат руки» на Мессию и распнут его. По мнению И. Тантлевского, это описание свершившегося события!

В другом фрагменте рукописей упоминаются даже гвозди, которыми прибивали распятого. Оказывается, еще декрет персидского царя Дария грозил преступникам распятием, так что подобная казнь применялась в Иудее задолго до римлян…

Этими фактами не исчерпываются удивительные параллели с жизнеописанием Иисуса Христа. Как толковать их? Можно считать их случайными совпадениями. Но есть и другое мнение. Как известно, Иисус Христос провел некоторое время в Иудейской пустыне, где обитали ессеи-кумраниты. Не исключено, что Иисус был знаком с их учением и оно оказало влияние на формирование христианской доктрины.

Но давайте вернемся к событиям XIX в. и спросим себя еще раз: «А что, если манускрипты Шапиро все-таки были подлинными и он стал жертвой узости академического мышления?» Такого мнения придерживается Джон Аллегро, признанный специалист по свиткам Мертвого моря и один из ученых, заново открывших «дело» Шапиро. Теперь можно сказать, что сам Шапиро был более прозорливым, чем любые эксперты, разоблачавшие его. Он не спешил с выводами о древности своих манускриптов; допускал, что они могли быть созданы некой сектой, жившей в окрестностях Мертвого моря. Как оказалось, такая секта действительно существовала: это была Кумранская община.

Что касается его манускриптов на пергаменте, то они скорее всего являются именно тем, чем их считал Шапиро, – древнейшими фрагментами Ветхого Завета. Однако пока их не найдут снова, – возможно, плесневеющими на каком-нибудь чердаке, – загадка не будет решена.

Почему в науке так часто все решает его величество случай? Ведь не найди бедуины свитков, не была бы прочитана важнейшая страница древней истории и по-прежнему оболганным оставался бы честный человек Моисей Шапиро. А открытие пещер Ласко и Альтамиры? А история исследований Шлимана?

Значит, надо ждать и других «случайных» открытий и, памятуя об опыте прошлого, не превращать академическую науку в прокрустово ложе кажущихся необычными находок.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >