16.2. Ранние цивилизации. Радость бытия

16.2. Ранние цивилизации. Радость бытия

Первая известная письменность появилась пять тыс. лет назад у шумеров. Тогда же были записаны первые мифы о сотворении человека. Вот бог Энки и богиня Нинмах, поев жареного козленка и изрядно выпив пива, занялись изготовлением людей. Богиня лепит фигурки из глины, а бог назначает им судьбу. Но пальцы захмелевшей Нинмах ослабли. Фигурки получились плохие. Некоторые оказались без «мужского корня» и без женского лона. Энки решил поправить дело:

Энки начал лепить форму – внутри и снаружи —

голову, руки, части тела.

Нинмах так он молвит:

«Корень вздымая, да испустит семя в женское лоно,

эта женщина получит зачатье в лоно».[446]

В первых цивилизациях не было противопоставления духовного и телесного в человеке. В мироощущении преобладали жизнелюбивые настроения. Так пришедшие в Индию арии отнюдь не были склонны к аскетизму. В самом древнем произведении индоевропейских народов, «Ригведе», (свыше 1500 лет до н. э.) есть гимн, где описана страна бессмертных (рай ариев):

Где есть хотенья и желанья, где чаша светящегося Сомы, где пища и радость, там дай мне бессмертие.

Где есть счастье и наслажденье, где процветают радости и удовольствия, где желания нашего желания достигнуты, там дай мне бессмертие.[447]

В «Ригведе» кама (желание) описывается как «самое первое движение, которое возникает в каждом, явившемся к жизни, в виде неудержимого порыва страсти и жажды обладания». В индийском пантеоне есть бог любви Кама – двойник греческого Эрота (Амура). Юный прекрасный Кама разъезжает на попугае (иногда, в возке, запряженных попугаями) и метко разит цветочными стрелами, вызывающими страсть. Натурфилософия древней Индии отводит исключительное место питанию и сексу. В ведической науке о здоровье «Аюрведе» (800 до н. э.) разработано учение об основах питания. «Аюрведа» исходит из того, что здоровый организм выбирает пищу в соответствии со своими внутренними свойствами. Если же человек нездоров, то следует использовать нужное ему лечебное питание.

Кама стреляет цветочной стрелой в Шиву. Стрела любви послана по приказанию богини Парвати, жены Шивы, которую он забыл в своих медитациях. Индия. Около 1820. Wikimedia Commons.

Тантрические культы, связанные с почитанием Великой Богини-Матери, были распространены в Индии задолго до прихода ариев. Они вошли в практику сексуальных храмовых ритуалов и тантра-йоги. Тантрическая йога направлена на пробуждение от радостей секса энергии кундалини, позволяющей достичь божественного экстаза. В первой половине первого тысячелетия н. э. поэт Ватсьяяна написал по мотивам скульптур тантрических храмов «Камасутру», руководство по технике секса. «Камасутра» предназначалась для высших слоев общества, в первую очередь, для правителей. Но Тантра – шире техники секса – это мистическое учение, включающее тантра-йогу, медитации, поклонение божествам, поддержание общего здоровья, в том числе, правильное питание.

В древнем Китае становление понятий о человеке проходило без мистики. Главными философскими учениями были конфуцианство и даосизм (позже в даосизме нашли место мистика и даже магия). Конфуцианство сосредоточилось на человеческом обществе – от семьи до государства, а даосизм на отдельном человеке. Основателем даосизма считают легендарного мудреца Лао-цзы (VI в. до н. э.), хотя истоки учения уходят в более раннее время. В трактате «Дао дэ цзин» (IV–III в. до н. э.) изложена идея о безграничном и вечном Дао – естественном пути вещей. Даосизм – путь жизни в гармонии с Дао, путь Вселенной. Вселенная – это безбрежный океан энергии, управляемый взаимодействием противоположностей – Инь и Ян. Люди – одно из наиболее сложных проявлений такого взаимодействия.

Учителя Дао считали любовь, пищу и упражнения тремя опорами жизни и долголетия. Продление активной жизни достигалась правильным питанием, дыхательными и психофизическими упражнениями и сексом. Отношение к сексу в даосизме исходило из понятий, что активная и удачная половая жизнь тренирует и стимулирует человека, неудачная снижает жизненный тонус. Легендарный император Хуан-ди написал книгу «Тайны Нефритовой Камеры» о гармонизации мужской, Инь, и женской, Ян, энергий, где учит, как любовникам добиться совместного оргазма и как управлять семяизвержением.

Если обратится к древнему Средиземноморью, то наличествует общая тенденция – средиземноморские цивилизации созидали народы одновременно религиозные и жизнелюбивые. Были два важных исключения. Египтяне подчинили жизнь живых культу мертвых, а евреи, считая себя богоизбранными, замкнулись в рамках служения своему Богу. Остальные – вавилоняне, финикийцы и сирийцы, народы Анатолии, этруски, италики, – славили богов и радовались жизни. Все же, своего апогея гармония духа и тела достигла в Элладе. Звезда Эллады ярко светила всего сто лет (IV в. до н. э.), но ни один другой народ, пусть во много раз больший, не оказал столь сильного влияния на историю мировой цивилизации.

Главное, что отличало греческий гений, это высокая интенсивность проявления начал человека, – духовных, интеллектуальных, телесных, и их неразрывное единство. Греки восхищались красотой. Этика переплелась с эстетикой – выражение калокагатия значит «красивый и хороший человек». Осознание краткости жизни и превратностей рока, не мешало им жить легко, играя. Греки обожали игры, новости, спортивные состязания, диспуты, театр. «Ах, Солон, Солон! Вы, эллины, вечно остаетесь детьми, и нет среди эллинов старца!»[448] – сказал египетский жрец афинскому философу. Да, греки были естественны и просты. Без пафоса шли на смерть и легко веселились. Радость жизни всегда прорывается у них сквозь страсти, страдания, смерть. Любая греческая трагедия тому пример. Пьеса Софокла «Аякс» заканчивается самоубийством героя, но хор поет:

.

О, трепет радости! Я окрылен, ликую!

Ио! Ио! Пан! Пан!

Пан, о странник морской, явись,

Божественных хороводов царь,

Покинь Киллены кремнистый кряж

С бурей снежной, о Пан! Сойди!

Ныне нисский и кносский пляс –

Безыскусный – затей, зачни,

О Пан, Пан!

К пляскам нынче лежит душа.[449]

Веселье пира, радости эроса – постоянные мотивы в греческих мифах, эпосе, литературе, в росписях ваз. Искусство отражало жизнь. Греки были на редкость общительны. Афиняне регулярно собирались на дружеские пирушки – симпозиумы, где за чашей разбавленного вина услаждались беседой, пели, любовались выступлением танцовщицы. В симпозиумах участвовали мужчины, женщины сидели дома. Исключением были гетеры. Демосфен говорил:

«Нам даны гетеры для удовольствия, наложницы для повседневных нужд и жены, чтобы давать нам законных детей и присматривать за хозяйством».[450]

Радости эроса. Роспись на внутренней поверхности чаши. 470 г. до н. э. Национальный музей в Тарквинии, Италия. Angelika Dierichs. Erotik in der Kunst Griechenlands. von Zabern, Mainz 1997. Wikimedia Commons.

Великий оратор не упомянул подростков и юношей, близость с ними греки ставили выше гетеросексуальной любви. Именно поэтому греки, ценители гетер, считали порочной мужскую проституцию. В комедии Аристофана «Плутос» есть строки:

И мальчики, как слышно, это делают —

Не по любви, а по корыстолюбию

Да, мальчики развратные, хорошим же

Не надо денег вовсе.[451]

Речь идет о подростках 13–17 лет; секс с детьми греки считали преступлением. Не одобряли они и чрезмерного увлечения только одной формой любви.

Сцена соблазнения: erastes (влюбленный мужчина) трогает подбородок и гениталии eromenos (любимого юноши). Аттическая чернофигурная амфора, около 540 до н. э. Баварское государственное собрание древностей. Мюнхен. Фото: Haiduc, 2005. Wikimedia Commons.

Превыше всего греки ценили меру. «Прекрасна надлежащая мера во всем»,[452] – считал Демокрит. Над входом в храм Аполлона в Дельфах написано: «Ничего слишком!» Считалось недостойным эллина объедаться и напиваться. На симпозиумах полагалось выпить три чаши: в честь богов, за здравие гостей по кругу (тут иногда случался перебор) и прощальную. В комедии Эвбула «Дионис, или Семела» бог вина советует:

«Умному человеку довольно три чаши: одна – для здоровья, вторая – для любви и наслаждения, третья – для сна. Если же дело дойдет до четвертой, начнется ругань; … после шестой начнешь шататься и орать непристойные песни; после седьмой разобьешь морду; а восьмая наверняка доведет до суда».[453]

Греки наслаждались чувственной любовью – эросом, но считали страсть болезнью, насланной богами. Они называли ее Тейа мания — безумие от богов. В пьесах Еврипида обезумевшая от ревности Медея убивает собственных детей, страстная любовь мачехи губит пасынка Ипполита; разнузданные вакханки разрывают на куски подсматривающего Пинфея. Человек должен наслаждаться жизнью, но не быть рабом своих вожделений, такова этика греков классического периода.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ПРОЛОГ КНИГА БЫТИЯ

Из книги Двенадцатая планета [с иллюстрациями] автора Ситчин Захария

ПРОЛОГ КНИГА БЫТИЯ Сегодня, когда наши астронавты побывали на Луне, а беспилотные космические корабли ведут исследование планет, уже не кажется невероятным предположение, что на другой планете может существовать более развитая цивилизация, представители которой в


ПРОЛОГ КНИГА БЫТИЯ

Из книги Двенадцатая Планета [илл., ёфиц.] автора Ситчин Захария

ПРОЛОГ КНИГА БЫТИЯ Сегодня, когда наши астронавты побывали на Луне, а беспилотные космические корабли ведут исследование планет, уже не кажется невероятным предположение, что на другой планете может существовать более развитая цивилизация, представители которой в


§ 3. Российский крестьянин: образы социального бытия

Из книги История России с древнейших времен до конца XVII века автора Боханов Александр Николаевич

§ 3. Российский крестьянин: образы социального бытия В отечественной мысли есть вечные темы. Судьбы российского крестьянства в его социальном и этнокультурном аспектах из их числа. Очень скудны документальные «остатки», нарративные тексты о земледельцах за XIV—XVI


ПРОЛОГ КНИГА БЫТИЯ

Из книги Двенадцатая планета автора Ситчин Захария

ПРОЛОГ КНИГА БЫТИЯ Сегодня, когда наши астронавты побывали на Луне, а беспилотные космические корабли ведут исследование планет, уже не кажется невероятным предположение, что на другой планете может существовать более развитая цивилизация, представители которой в


Зеркало Бытия

Из книги Всемирная история без комплексов и стереотипов. Том 2 автора Гитин Валерий Григорьевич


Хрустальная хрупкость бытия

Из книги Неизвестная Россия. История, которая вас удивит автора Усков Николай

Хрустальная хрупкость бытия В гораздо более худших обстоятельствах Мандельштам выработал формулу нашего пребывания в отечестве: «Мы живем, под собою не чуя страны». После аннексии Крыма, на фоне нарастающего патриотического подъема многих не покидает ощущение, что


Приложение 2 «КНИГА БЫТИЯ НЕБЕСИ И ЗЕМЛИ»

Из книги Победы и беды России автора Кожинов Вадим Валерианович

Приложение 2 «КНИГА БЫТИЯ НЕБЕСИ И ЗЕМЛИ» Начиная со времени Петра Великого во всем бытии страны совершается кардинальный перелом и, по сути дела, надолго уходит с авансцены предшествующая культура; правда, со второй трети XIX века она постепенно воскрешается.Решительное


Книга бытия небеси и земли[176]

Из книги Грех и святость русской истории автора Кожинов Вадим Валерианович

Книга бытия небеси и земли[176] Пушкин, имея достаточно основательные представления об отечественной истории, вместе с тем был, в сущности, мало знаком с произведениями русской литературы, или, лучше сказать, словесности, созданными до XVIII века, кроме ряда летописей, то есть


Глава 5 В ПОТОКЕ БЫТИЯ

Из книги Индия: беспредельная мудрость автора Альбедиль Маргарита Федоровна

Глава 5 В ПОТОКЕ БЫТИЯ Тени, и люди, и боги, и звери, Время, пространство, причина и цель, Пышность восторга и сумрак потери, Смерть на мгновенье и вновь колыбель. Ткань без предела, картина без рамы, Сонмы враждебных, мучительных «я»,Мрак отпаденья от вечного Брамы,Ужас,


«Изолгание бытия»

Из книги Последние Рюриковичи и закат Московской Руси автора Зарезин Максим Игоревич

«Изолгание бытия» Россия не раз переживала потрясения, которые современникам виделись предзнаменованием гибели или перерождения всей человеческой цивилизации. Вскоре после Октябрьской революции философ Н. Бердяев напишет: «Личина подменяет личность. Повсюду маски и


Наивысший миг бытия

Из книги Афганистан. Честь имею! автора Баленко Сергей Викторович

Наивысший миг бытия Слова, вынесенные в заголовок этого очерка, принадлежат майору А. Поповичу, который в газете «Молодь Украины» за 5 июня 1986 года, через два месяца после гибели Сергея Алхимова, поведал миру о его подвиге. «Еще миг — и рядовой Сергей Алхимов накрыл гранату