13.5.2.Бушмены

13.5.2.Бушмены

Образ жизни. Бушмены – их теперь называют сан, были (и отчасти остаются) охотниками и собирателями. Испокон века они кочевали в пустыне Калахари и окрестных полупустынях. Приспособленность бушменов к жизни в пустыне поражали путешественников. Знаток Южной Африки Лоуренс Грин писал о бушменах: «Ни один африканский народ не может сравниться с бушменами в знании природы. Они непревзойденные охотники, знатоки змей, растений и насекомых, они художники и наследники богатого фольклора».[317] Великолепное знание природы, умение добывать воду и находить пищу среди камней и песков позволило бушменам выжить там, где казалось жить невозможно. Обычно бушмены кочуют вблизи источников воды, но когда источники иссякают, они знают, где искать воду. Найдя казалось пересохший источник, они роют в песке яму пока не дойдут до водоносного слоя. Воду собирают в сосуды, сделанные из цельной скорлупы страусовых яиц с отверстием на одном конце. Бушменка берет стебель тростника, привязывает к концу пучок травы и опускает в яму. Взяв в рот свободный конец стебля, женщина создает в зарытом пучке травы род вакуума, благодаря чему вода быстро поднимается по стеблю в рот. По другой тростинке или соломинке вода поступает изо рта в яйцо. Когда нет воды, бушмены выкапывают сочные клубни и корни водоносных растений.

Бушмены делятся на племена, различающиеся по языку, степени сохранности культуры и масштабам смешения с соседями банту (есть «желтые» и «черные» бушмены). Тысячелетиями они вели кочевой образ жизни, но ныне многие племена перешли на оседлость. Бушмены кочуют группами от 10 до 30 (иногда до 50) человек. Группы состоят из родственников и примкнувших друзей, т. е. людей, с кем легко жить и работать. Для жилища бушмены используют шалаши из веток, связанных сверху и покрытых травой или шкурами. В шалашах они хранят личные вещи и спят в жаркое время дня. Ночевать предпочитают на открытом воздухе, располагаясь кругами вокруг костра. В прежние времена огонь добывали трением. Традиционная одежда ограничивается набедренной повязкой. Женщины носят сделанный из цельной шкуры антилопы плащ – каросс, служащий также мешком для переноски продуктов и подстилкой для спанья. Главное охотничье оружие у бушменов лук – острие стрел натирают ядом, получаемым из растений и личинок насекомых. Пользуются и копьем, ставят силки, капканы, роют ямы. Женщины заняты сбором съедобных насекомых, растений, плодов и корней.

Добыча еды. Основную массу пищи – 60–80 %, добывают женщины. У бушменов племени кунг, живущих в Калахари ни границе Ботсваны и Набии, главным продуктом питания являются орехи монгонго. Деревья монгонго дают постоянный и обильный урожай орехов, питательностью и калорийностью превосходящих злаковые культуры. Плодоносят монгонго круглый год. Женщины собирают также ягоды, фрукты, зелень, съедобную смолу, коренья, семена, луковицы, дикие арбузы и дыни (в сезон дождей) – более 100 видов съедобной растительной пищи. Они ищут и находят насекомых (кузнечиков, гусениц, жуков, термитов), дающих до 10 % белковой пищи. Мужчины тоже участвуют в собирательстве, но меньше, чем женщины. Изобилие съедобных растений настолько велико, что бушменам достаточно 20 ч. собирательства в неделю, чтобы обеспечить племя едой. Все же около трети калорий бушмены получают от мясной пищи.

Добыча мяса – дело мужчин. Вопреки популярным романам основную часть мяса бушмены получают не от охоты на антилоп или буйволов с помощью отравленных стрел, а путем добычи мелких млекопитающих, многие из которых живут под землей. Здесь главными орудиями охоты становится щуп, длинная полка с крючком на конце и силки. Помощниками в охоте являются отлично обученные собаки. Бушмены непревзойденные следопыты. По следам они определяют вид животного, его возраст, состояние здоровья, как давно оно прошло, в какое время дня оставило следы, и голодное животное или сытое. По следам охотники преследуют ценную дичь (какой-нибудь вид антилопы). Сложнее всего подобраться к добыче, ведь бушменский лук эффективен не дальше, чем на 35 м. Сделав удачный выстрел, охотник поступает на первый взгляд странно: он отправляется на стоянку, где спокойно ложится спать. На другой день, захватив подручных для переноса добычи, охотник отправляется на место выстрела, а затем по следам находит убитое животное. Дело в том, что легкая бушменская стрела не убивает, а переносит яд, и у охотника есть время отдохнуть, пока яд сделает свое дело.

Любопытно, что удачливого охотника отнюдь не хвалят, и сам он всячески принижает свой успех. В книге Ричарда Ли бушмен Гауго объясняет как должен вести себя охотник, убивший крупного зверя: «Скажем, человек охотился. Он не должен придти домой и заявить как хвастун: «Я убил что-то большое в буше!». Он должен сначала сесть и помолчать, пока я или кто-то еще не подойдет к его костру и не спросит: «Что ты видел сегодня?». Он отвечает спокойно: «Я не гожусь для охоты. Я вообще ничего не видел… может быть что-то маленькое». Тогда я в душе улыбаюсь, потому что знаю, он убил что-то большое».[318] Пренебрежение к добыче выражают и мужчины, отправившиеся перенести мясо в лагерь. Они высмеивают добычу, говорят, что не стоит нести домой эту кучу костей, а охотник с ними соглашается и предлагает, бросив все гиенам, начать новую охоту. Этот древний обычай направлен на смирение гордыни охотников и поддерживает равенство членов племени. Принято благодарить не охотника, а дух убитого животного. Печень животного мужчины съедают на месте охоты, так как считается, что она содержит яд, опасный для женщин.

Питание. Вопреки домыслам о «жалких дикарях», загнанных в пустыню (где они всегда жили), бушмены питаются лучше не только жителей Черной Африки, но жирных американцев из «Золотого миллиарда». При малом росте бушмены получают 2355 калорий и 96,3 г. белка в день,[319] что превышает средние стандарты ВОЗ. При этом еда сбалансированная – 2/3 растительной и 1/3 животной пищи, содержит все необходимые витамины и не содержит ненужных организму очищенных углеводов (белого хлеба, полированного риса, сахара), маргарина и напитков типа колы. Добыча еды и прочий труд по хозяйству занимает у бушменов мало времени. Ричард Ли подсчитал, что женщины доба тратят в неделю 12,6 ч. на собирательство, 5,1 ч. на изготовление одежды и утвари, 22,4 ч. на приготовление пищи и домашнее хозяйство; всего 40,1 ч. Мужчины трудятся немного больше: 21,6 ч. уходит на охоту и собирательство, 7,5 ч. на изготовление и ремонт оружия и орудий охоты, 15,4 ч. на домашнюю работу; всего 44,5 ч. в неделю.[320] Для сравнения, средний американец или канадец тратит на домашнее хозяйство около 40 ч. в неделю (при всех стиральных машинах),[321] да еще работает минимум по 8 ч. пять дней в неделю, т. е. еще 40 ч. в неделю. У бушменов явно больше свободного времени, чем у американцев, но досуг они тратят не на телевизор или интернет, а на живое общение.

Социальная жизнь. У бушменов, как и у пигмеев, нет вождей и старейшин. Сообщения о бушменских вождях основаны на недоразумениях.[322] Решения принимают сообща с общего согласия, причем женщины участвуют в обсуждении наравне с мужчинами. Общество бушменов – общество равных. Все добытое на охоте и собранное женщинами делится между членами рода. Главное занятие бушменов в свободное время – это общение. Люди постоянно ходят в гости – перемещаются с одной стоянки на другую. Там они встречаются с друзьями, обмениваются подарками и наравне с членами семьи пользуются добытой общими усилиями пищей. Большую часть времени хозяева и гости проводят в беседах; они много шутят, поют, играют на музыкальных инструментах, танцуют священные танцы.

Брак и семья. Родители договариваются о помолвке детей, когда они еще маленькие. Учитываются ограничения, препятствующие заключению брака: слишком близкое родство и совпадение имени жениха с именами родственников невесты (то же для невесты). Для закрепления помолвки родители обмениваются подарками. Фактический брак происходит, когда жених и невеста уже подросли. Мальчики женятся в 18–25 лет, девочки выходят замуж в 12–16 лет. Родители невесты окончательно соглашаются отдать дочь замуж, лишь присмотревшись к жениху. Он должен удовлетворять двум основным требованиям: быть хорошим охотником и не быть задирой, склонным к дракам. Первый брак начинается с инсценировки похищения. Невесту силой уводят от родителей и приводят в хижину жениха. На другой день молодых умащивают смесью орехового масла и ароматных семян. Женщина Тва делится с Ричардом Ли подробностями предстоящей женитьбы юноши Тома и ее дочери Куши:

«Когда Тома придет с востока, мы устроим женитьбу. Сначала построим дом, где им жить. Затем Тома зайдет в хижину и будет ждать, а мы – «матери» и «бабушки» пойдем и приведем Куши. Она будет плакать и плакать, сопротивляться, драться и кричать на нас. Иных девушек приходится относить на спине. И все время мы говорим ей: «Этого мужчину мы даем тебе. Он не чужой: он наш мужчина и хороший мужчина; он не причинит тебе вреда, и мы, твои тунси («матери»), будем рядом с тобой в этом селении». Когда она немного успокоится, мы войдем в хижину и сядем вокруг костра для беседы. Потом всем захочется спать; мы уйдем, оставив с дочерью старшую девушку: они будут вместе спать, так что Куши ляжет между подругой и мужем. На следующее утро мы помоем и покрасим их. Мы помоем мужа и жену смесью масла монгонго и семян дыни тцама. И покрасим с головы до пят красной мазью».[323]

Далеко не всегда умыкаемая невеста сопротивляется понарошку. Ведь ее не спросили, когда родители договаривались о браке. Теперь настал ее час, и если невеста упорно выражает недовольство, то брак не состоится. Никто не будет принуждать девушку жить с нелюбимым. Факт, что почти половина первых браков сразу распадается, говорит о том, что бушменские девушки умеют за себя постоять. Браки, где девушка только притворялась недовольной, длятся долго, до смерти одного из супругов. Муж и жена взаимно привязаны, хотя проявлять чувства не принято: супруги предпочитают шутить и поддразнивать друг друга. По оценке антрополога Лорны Маршалл число разводов в таких браках не превышает 10 %.[324] При разводе супруги расстаются по-хорошему, обычно между ними сохраняются добрые шутливые отношения. Собственно говоря, брака и развода в «цивилизованном» понимании у бушменов нет: просто люди живут вместе или прекращают совместную жизнь.

У бушменов преобладают моногамные браки. Из 131 обследованных женатых мужчин 122, т. е. 93 %, имели одну жену, 6 мужчин имели двух жен, один жил с тремя женами, и двое делили общую жену. Все многоженцы были знахарями: у бушменов считается, что знахари обладают особой силой, и жены гордятся такими мужьями. Остальные мужья и рады завести вторую жену, но им препятствуют жены. А с женами у бушменов считаются. В пожилом возрасте многие бушмены остаются одни в связи со смертью мужа или жены и вынуждены вступить во второй брак.

Сексуальные традиции. Дети у бушменов до 7-8-и лет бегают голые. Они наблюдают за не слишком скрытым сексом родных и соседей и начинают им подражать, сначала в играх. По мере взросления сексуальные игры сменяются групповым подростковым сексом. Большинство мальчиков и девочек занимаются сексом с 15 лет. Поэтому сопротивление невесты, когда ее отводят в хижину жениха, никак не связано с боязнью потерять невинность. Семейные пары чаще всего приступают к сексу вечером у догорающего костра. Они лежат на боку, обратившись к огню, – мужчина сзади женщины. Молодежь занимается сексом днем в буше. Их позы разнообразны: юноша сверху или девушка сверху, сближение спереди и сзади. Бушменки хорошо знают, что такое женский оргазм и используют для него слово, обозначающее вкус дикого меда. У бушменов нет орального и анального секса, прерывания секса и садомазохистских развлечений, свойственных «цивилизованным» людям. До недавнего времени они не знали, что такое изнасилование. Теперь, с завозом спиртных напитков, случаи появились.

Гомосексуализм не распространен среди бушменов, хотя иногда встречается. Изредка им занимаются дети и подростки, еще реже – взрослые, женщины и мужчины. Но мужской гомосексуализм встречается чаще, чем женский (лесбиянство). По наблюдения Ричарда Ли из шести мужчин и двух женщин, имевших гомосексуальные отношения, все состояли в браке, т. е. все были бисексуальны. Прочие бушмены относятся к подобным людям со смесью изумления и любопытства, но без всякой вражды.

Бушмены сегодня. В наши дни идиллическая жизнь бушменов в Калахари подходит к концу. Все чаще они вступают в контакт с цивилизацией, причем ее проводниками выступают черные африканцы. Вооруженные огнестрельным оружием, они занимаются охотой на еще многочисленных животных Калахари, лишая бушменов источника мяса. Взамен банту – гереро и бечуаны, нанимают бушменов проводниками и отдают им остатки добычи. Они используют бушменов и как пастухов при выпасе стад, но собственного скота у бушменов нет. Черные африканцы охотно берут в жены бушменок, миловидных в молодости. Кроме красоты, бушменки еще и бесплатны, ведь за них не требуется платить выкуп родителям. Сами банту своих девушек за бушменов не отдают.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >