БЕРГМАН ИНГРИД

БЕРГМАН ИНГРИД

(род. в 1915 г. – ум. в 1982 г.)

Знаменитая шведская актриса кино, театра и телевидения. Исполнительница ролей в 46 фильмах. Обладательница многих почетных наград: 3-х «Оскаров» за роли в фильмах «Газовый свет» (1944 г.), «Анастасия» (1957 г.), «Убийство в Восточном экспрессе» (1975 г.); приза Венецианского кинофестиваля (1947 г.), королевской награды Швеции – золотой медали «Литтерис эт Артибус» (1947 г.); премии Женевского национального пресс-клуба за выдающиеся достижения в области театра (1948 г.); театральной премии «Тони»; телевизионной премии «Эмми» за мини-сериал «Женщина по имени Голда» (1982 г.).

«Жизнь не может быть справедливой или не справедливой, трагичной или комичной. Жизнь – это жизнь, вот и все. Ее должно принимать какова она есть» – под этим монологом одной из своих героинь могла смело подписаться Ингрид Бергман, жизнь которой была исполнена любовью и драматизмом, поклонением и презрением.

Ингрид родилась в Стокгольме 29 июля 1915 г. Она была поздним ребенком в семье Юстуса Самюэля Бергмана и Фриды Адлер. На формирование ее характера оказали влияние все многочисленные родственники, которые занимались ее воспитанием после смерти родителей. Рано ушедшую мать ей заменили тетя Элен, тетя Эльза и бойкая Грета Даниэльсон (любовница отца). Они научили ее по-разному относиться к жизни и вносить поправки в свое поведение.

С 1922 по 1933 г. девочка обучалась в гимназии с весьма напряженным курсом, дополнительно поглощая огромное количество книг, заучивая много стихов и понравившихся диалогов, которые потом она представляла в лицах своим соученицам.

B 11 лет будущая актриса открыла для себя театр. «…На сцене взрослые люди делали то, что я делала дома, сама по себе, забавы ради. И им еще платили за это. Они этим зарабатывали на жизнь. Я просто не могла поверить, что артисты могут вести себя подобно мне, притворяться и называть все это работой». В 1932 г. жюри Королевского театра приняло Ингрид в театральную школу, сразу оценив ее дар. Во время летних каникул 1934 г. она снялась в небольшой роли в фильме «Граф из Мункбро». Дебют был удачным. Ингрид отказалась от дальнейшего обучения, сыграв сразу следующую роль в мелодраме «Прибой». Критики дали высокую оценку первым работам актрисы: «Ее игра прекрасно сбалансирована и деликатна, сама актриса убедительна и верна правде жизни».

В 1936 г. Ингрид снялась в пяти картинах. Наиболее известным фильмом стал «Интермеццо». А в следующем году она вернулась в театр, но параллельно снималась в кинокомедии «Доллар» и неоднозначном фильме «Единственная ночь». Тогда же она вышла замуж за Петера Линдстрома, «возлюбившего искусство дантиста», который ухаживал за ней четыре года.

Большой радостью для Бергман стало известие о признании ее кинозрителями самой популярной актрисой 1937 г. С согласия мужа Ингрид заключила договор на участие в двух немецких фильмах. Идея пригласить Бергман родилась у самого Геббельса. Снят был только один фильм «Четыре подружки». Об этой работе Ингрид всегда сожалела: «Если бы я лучше разбиралась в политической ситуации, то конечно не поехала в Германию!.. В конце концов, я же собиралась лишь делать кино». Но до отъезда в Берлин она успела сняться в фильме «Лицо женщины» (это был уже ее шестой фильм с режиссером Муландером).

20 сентября 1938 г. Ингрид родила дочь Фридель Пиа. А на следующий день получила приглашение от известного режиссера Дэвида Селзника сняться в римейке «Интермеццо», после которого журналисты говорили, что звезда Бергман взошла на смену Грете Гарбо и Марлен Дитрих. Эта и последующие работы с Селзником сделали актрису знаменитой.

В возрасте двадцати трех лет Бергман не побоялась поехать за тысячи миль от дома, в незнакомую страну, рассчитывая только на свою внутреннюю силу и необыкновенные актерские способности. Смелости и уверенности в себе ей было не занимать. Ингрид поняла, что талант дал ей право иметь собственное мнение и принимать те или иные художественные решения, связанные с выбором или трактовкой роли. Поэтому в угоду капризному Голливуду она не изменила ни фамилии, ни формы бровей, ни зубов – осталась «натуральной». «Так я стала естественной звездой. И как раз вовремя, потому что в кино все дышало искусственностью», – вспоминала Бергман.

За шесть лет работы в Америке ее героинями были учительницы, компаньонки, жены («Интермеццо», «У Адама было четыре сына», «Лихорадка в раю»), барменши, жертвы маньяков («Доктор Джекилл и мистер Хайд»), любовницы («Касабланка»), неукротимые авантюристки («Саратогская ветка»), подруги воров («Газовый свет») и даже врач-психиатр («Завороженный»). Все фильмы были разными, но Бергман всегда оставалась естественной и правдивой. «Самая совестливая актриса», – говорил о ней Селзник.

Картиной, выдвинувшей актрису в ряд ведущих звезд, стала «Касабланка» (1942 г.), удачно соединившая схему любовного треугольника с темой антифашистского сопротивления. В этом фильме Ингрид играла со знаменитым Хамфри Богартом. Еще большие лавры и первый «Оскар» принесла актрисе картина «Газовый свет», где ей приходилось демонстрировать всю гамму человеческих чувств. Эта работа привлекла внимание Альберта Хичкока. И в 40-е гг. он снял три фильма с участием Бергман – «Завороженный» (1945 г.), «Пользующаяся дурной славой» (1946 г.), «Под знаком козерога» (1949 г.). Но своей лучшей работой этого периода сама актриса считает музыкальную комедию «Колокола церкви Святой Марии» (1945 г.).

1946–1948 гг. стали последними звездными годами Бергман в Голливуде. С детских лет ее любимой героиней была Орлеанская дева, и она раскрыла ее образ в 199 спектаклях «Жанна Лотарингская» на Бродвее. Голливуд принес Бергман славу, но не личное счастье. Она всегда была покорной, образцовой шведской женой. Без согласия мужа не подписала ни единого контракта, не потратила лишнего пенни. Он постоянно вмешивался в ее работу, диктовал, мелочно опекал и полностью распоряжался ее доходами. Любовь ушла. Их соединяла только дочь и верность Ингрид.

А в 1948 г. в жизнь актрисы ворвался Роберто Росселлини, вначале своими фильмами («Рим – открытый город» и «Пайза»), а затем и собственной персоной. Для Ингрид эта встреча обещала свободу и полноценную творческую жизнь. Она влюбилась в него, ничего не зная о его характере, причудах и слабостях, о той бурной жизни, которой он жил. В то время как для него это был очередной, хотя и самый долгий роман, ей любовь принесла крушение привычных устоев, потерю дочери, ужасный скандал и изгнание из Голливуда за аморальное поведение. Линдстром обвинял во всем жену, настроил дочь против матери – и только потому, что «потерял контроль за ней». Практически оставшись без доходов от многолетней работы, преследуемая журналистами, Ингрид пыталась начать жизнь заново. Жестокий суд общественного мнения, признававший ее ранее «святой», теперь приговорил женщину к осуждению на несколько лет. Скандал вокруг развода вспыхнул с новой силой, когда публика узнала, что у ее недавней любимицы будет внебрачный ребенок. Бергман был запрещен въезд в Америку.

Актриса спасалась работой. За несколько лет жизни с Росселлини она снялась в пяти его фильмах. Самым удачным из них был первый – «Стромболи – земля божья» (1950 г.). Но стиль итальянского неореализма не совсем сочетался с индивидуальностью актрисы. И последующие работы были менее удачны. Хотя позднее, в эпоху французской новой волны фильм «Путешествие в Италию» канонизировали, назвав «триумфом элегантной пустоты».

24 мая 1950 г. Росселлини и Бергман узаконили свои отношения. В этом браке Ингрид родила троих детей – сына Ренато (1950 г.) и дочерей-близнецов Изабеллу и Изотту (1952 г.). Ее жизнь с Росселлини была разной, но только не скучной. «Он был типичный расхлябанный итальянец, а я – типичная аккуратная шведка», – рассказывала Ингрид. В конце концов, их брак потерпел крах. Росселини повел себя по отношению к жене словно по сценарию первого мужа – дети остались с ним и 75 % своих доходов актриса по решению суда отдавала на их воспитание.

В 1953 г. Ингрид, выучив текст на пяти языках, с успехом гастролировала со спектаклем «Жанна д’Арк на костре», исполняя свою роль на фоне хора и оркестра. Ее Жанна размышляла о своей жизни и суде над ней так, как это делала сама актриса. Узнав о том, что Бергман сыграла в фильме «Елена и ее мужчины» уже без опеки Росселлини, «XX век Фокс» предложил ей съемки в фильме «Анастасия». Это было триумфальным возвращением в мировой кинематограф. Америка, как и десять лет назад, с восторгом приняла игру Бергман. Кинокритики Нью-Йорка присудили ей приз как лучшей актрисе года.

В марте 1957 г. она соединила свою жизнь с парижским театральным режиссером Ларсом Шмидтом, который стал ей другом до конца жизни, хотя спустя несколько лет официально они развелись. Он искал для жены пьесы, сценарии, находил режиссеров. За роль в телефильме «Поворот винта» Бергман получила премию «Эмми» как лучшая драматическая актриса. Почти каждый год в течение 20 лет появлялся новый спектакль с ее участием или фильм. Ингрид интенсивно работала, будучи востребована и в театре и в кино. Американский сенатор Перси публично извинился перед актрисой от имени всех американцев за те гонения, которые она выдержала на гребне карьеры. Но Бергман не таила зла, а боль врачевала напряженной работой. Однако, когда серьезно заболела ее дочь Изабелла, она 18 месяцев была возле нее, помогая справиться с болью после многочисленных операций на позвоночнике. Повзрослев и став знаменитой моделью, тележурналисткой и актрисой, дочь впоследствии сыграла свою мать в фильме о ней.

Между тем непродолжительные съемки, занимавшие 4,5 минуты в фильме «Убийство в Восточном экспрессе», принесли Бергман третьего «Оскара» за роль второго плана (1974 г.). А в 1977 г. известный шведский режиссер Ингмар Бергман нашел сценарий для своей соотечественницы. В героинях она узнала себя и свою дочь Пиа. Много лет Ингрид пыталась избавиться от вины перед дочерью, унять боль от разлуки с ней и непонимания, которое пролегло между ними. И в фильме «Осенняя соната» она, наконец, смогла признать свою вину, покаяться и попросить прощения у Пиа за боль, причиненную ей. Бергман поняла, что «у нее будет не просто роль – она сама станет ролью». Ради этого режиссер слегка изменил сценарий, приблизив его к реальным событиям из жизни актрисы.

Уже работая над этим фильмом, Ингрид начала «жить взаймы». Злокачественная опухоль груди, три операции, мучительные курсы терапии почти не изменили ее стиля жизни. Поведение актрисы было до конца мужественным. Оно ни в чем не омрачало работу труппы, ведь даже в третьеразрядной пьесе актриса выкладывалась, как в самой главной роли. Никто, кроме самых близких, не подозревал, насколько она больна, хотя видели, как быстро Ингрид устает.

После третьей операции Бергман уже не смогла ездить на гастроли и съемки, но принимала участие в жизни коллег и друзей, вносила поправки в мемуары, общалась с детьми и мечтала о работе. Ее поддерживал Ларсен и даже Росселлини сказал: «К черту прошлое! Смотри вперед, и иди вперед, как ты всегда поступала!» И спустя четыре года Ингрид вновь стояла перед камерой в роли Голды Меир, глубоко осознав свое сходство с героиней и желая искупить вину перед еврейским народом за фильм, снятый в 1938 г. в фашистской Германии. Актриса мужественно выдержала 9 недель съемок и переездов в Израиле. Метастазы распространились по всему телу, актриса катастрофически теряла вес, боли иссушили ее. Плакали те, кто работал рядом с ней, а она стойко держалась, лишь временами теряя сознание. Мини-сериал «Женщина по имени Голда» (1982 г.) Ингрид уже не увидела. 29 августа 1982 г., в день своего рождения, она скончалась, прожив жизнь достойной женщины и великой актрисы.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >