КЛИКО-ПОНСАРДЭН НИКОЛЬ БАРБ

КЛИКО-ПОНСАРДЭН НИКОЛЬ БАРБ

(род. в 1778 г. – ум. в 1867 г.)

Основательница винодельческого торгового дома «Вдова Клико-Понсардэн».

Когда-то легкомысленные французы сочинили песенку о шампанском, в которой есть такие слова: «Весельем мир обязан монаху и вдове». Это истинная правда: монах Периньон выделил мутный осадок в шипучем виноградном вине и решил, что именно он портит этот божественный напиток. Его дело продолжила Николь Понсардэн, вдова винодела Франсуа Клико – именно она придумала способ, как этот неприятный осадок удалить. С тех пор вино из Реймса, главная забота и неубывающая гордость виноделов Шампани, доставляет радость и веселье всему миру.

Сама Николь не очень-то часто веселилась в жизни. Она родилась в Реймсе в 1778 г. в обеспеченной семье городского мэра, получившего титул барона от императора Наполеона и отличавшегося строгими взглядами на воспитание детей. Мадемуазель все свое время посвящала вышиванию, стихосложению и садоводству – занятиям хоть и необходимым образованной барышне, но весьма скучным. Существует семейная легенда, согласно которой ее матушка часто говаривала: «Ах, Николь, я знаю, ты прославишься вскоре после замужества!» Поэтому самым радостным для девушки был день ее свадьбы в 1798 г., когда она стала женой Франсуа Клико – наследника удачливого производителя и торговца винами.

Похоже, молодая девушка знала, с кем связать свою судьбу: отец ее супруга был смелым предпринимателем, одним из первых в округе организовавшим торговлю вином под собственной торговой маркой. Но фортуна почему-то отвернулась от торгового Дома на самом подъеме семейного бизнеса: через семь лет после свадьбы молодой господин скоропостижно умер. Мадам Клико лишилась мужа и в одночасье приобрела фамильный замок, виноградники, требующие постоянного ухода, и целое подземное королевство – подвалы в меловой горе протяженностью 24 километра.

Недолго думая, 27-летняя вдова решила сама продолжать дело супруга. Весь Реймс недоумевал: как женщина осмелилась стать во главе винодельческого производства? Ведь испокон века известно, что вино превращается в уксус, едва женщина приблизится к подвалам. Но мало кто знал, что с первых лет совместной жизни Франсуа Клико посвящал свою юную жену в тонкости превращения виноградного сока в шипучее вино. И неожиданно оказавшись вдовой, Николь уже кое-что понимала в производстве шампанского. Однако, чтобы прекратить пересуды, она решила поначалу спрятаться за спиной многочисленных помощников покойного Франсуа. Надо сказать, ее муженек умел подбирать кадры: начиная с 1801 г. его управляющий, Луи Бон, предок современных менеджеров фирмы Клико, без устали колесил по свету в поисках рынков сбыта.

С Луи Боном вдова стала буквально неразлучна, с утра до вечера заставляя его подробнейшим образом докладывать о малейших происшествиях в поместье. Она хотела быть в курсе всего и год за годом изучала, фиксировала, анализировала все технологические подробности производства вина. А трудности подстерегали ее на каждом шагу: то осадки, то неурожай, то злодейка-филоксера, пожирательница лозы. Мадам Клико, чтобы возместить убытки, даже пришлось продать все свои драгоценности – но это ее нисколько не огорчило. Она без устали твердила своим людям: «Мы должны добиться одного качества – лучшего». Так год за годом создавалось знаменитое шампанское, слава о котором уже вышла за пределы Франции и достигла далекой России.

О шампанском «веселой вдовы» гуляки и знатоки Петербурга знали не понаслышке. Шампанское было темой восторженных од, им начинались и заканчивались попойки гусаров и изысканные светские рауты, оно примиряло влюбленных, купцы скрепляли им удачную сделку, актеры отмечали премьеру, наконец, без шампанского не обходился даже Императорский дом. Одним словом, в России не было человека, не знакомого с продукцией из далекого Реймса. Проспер Мериме с нескрываемым удивлением писал: «Вдова Клико напоит Россию. Ее вино называют «кликовское» и не пьют ничего другого», а Гоголь, оценивая воздействие модного напитка, говорил: «Ну, просто находишься в эмпиреях!»

Как случилось, что шампанское так быстро и основательно завоевало русские умы и души? Едва мадам Клико взяла дело в свои энергичные руки, она сразу сообразила, что ее вино пора показать всему свету. И за несколько лет экспорт семейного предприятия увеличился до 110 тыс. бутылок, а самые большие поставки шли в Россию – 25 тыс. бутылок в год. Надо отдать должное и Луи Бону – он регулярно проводил блестящие маркетинговые расследования: «Сообщаю вам радостную новость. Царица беременна. Если она родит наследника, в этой огромной стране будет выпито море шампанского. Только не говорите никому ни слова – наши конкуренты могут этим воспользоваться». Это донесение – одно из многих, которые сегодня хранятся в архивах Дома, и оно превосходно объясняет секрет успеха удачливой Николь. Ее конкурентам оставалось только гадать: не прибегает ли мадам к услугам темных сил?

Конечно, у вдовы, которая так больше и не вышла замуж, бывали трудные времена. Например, император Наполеон несколько спутал планы Дома авантюрной русской кампанией в 1812 г. Правда, необычайная популярность «кликовского» от политического противостояния не угасала – по нему скучали, бережно хранили в подвалах остатки былых запасов и надеялись на лучшие времена. Они настали, к удовольствию обеих сторон, спустя всего два года. С блеском преодолев экономическую и идеологическую блокаду, Николь Клико-Понсардэн с триумфом вернулась в Россию.

Знаменитые пузатые бутылки, непременно в горизонтальном положении, чтобы сохранять букет шампанского, и непременно темного стекла, поскольку солнечный свет нарушал вкусовую гармонию, осторожно заворачивали в солому и везли на телегах к восточным границам. «Вдову Клико» везде встречали с восторгом и стремились сделать заказы непременно на целый год вперед, словно памятуя о недавней блокаде. А у себя на родине госпожа Клико была провозглашена Великой Дамой, что свидетельствовало о признании ее грандиозного успеха.

Но Николь мало реагировала на дифирамбы. «Только одно качество, первосортное!» – без устали повторяла она своим работникам. Ее можно смело назвать первой бизнес-леди своего времени, ведь она была единственной среди мужчин-конкурентов, которых никак нельзя было считать галантными кавалерами. Тем не менее она заставила всех прислушиваться к своему мнению, смело рисковала, всегда тщательно просчитывая запасной вариант, свято соблюдала правила игры и никогда никого не подводила, подавая пример честного отношения к делу.

Несмотря на все растущую славу, дни неутомимой вдовы не отличались один от другого. С утра она без устали сновала по плантациям, вычисляя, какой состав почвы лучше всего подходит именно этому сорту винограда. Она вела бесчисленные записные книжки, в которых бесстрастно анализировала удачи и поражения. В 1816 г. первой изобрела технологию удаления осадка из бутылок с вином, которой по сей день пользуются виноделы Шампани.

Мадам Клико-Понсардэн прожила долгую жизнь: до 89 лет она удивляла помощников и конкурентов неукротимым духом предпринимательства, проявляла настойчивость и волю в своем деле. Детей у нее не было, и, как говорят во Франции, сегодня семейным предприятием управляют ее «весьма далекие родственники». Впрочем, ее неизменное требование: «Шампанское Клико может быть только одного качества – лучшего» – они усвоили вполне и свято соблюдают обычаи и традиции фирмы.

Сегодня Дом «Вдова Клико Понсардэн» – это настоящая империя шампанского. Кристиан Ренар, главный смотритель виноградников фирмы, каждый день обходит 286 гектаров плантаций вместе с сотней помощников: обрезка, подвязка, пиницировка, 2 тыс. столбиков для лоз, 40 км проволоки для подвязки… Один гектар виноградника требует 500 часов годовой работы плюс инвестиций в размере до 1,5 млн франков. Больше 85 % знаменитых бутылок экспортируются в 110 стран мира, а филиалы легендарного винодельческого Дома расположены в Бразилии, Японии, США, Великобритании, где желтая этикетка на бутылках шампанского «Мадам Клико» давно стала знаком престижа и искусства жить.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >