96. Нехемия

96. Нехемия

Нехемия жил в столице Персии, Шушане (Сузы) и занимал должность виночерпия (чашника) при дворе царя Артаксеркса. Услышав о бедственном положении своих братьев в Иудее, он очень опечалился. Однажды, когда Нехемия подавал вино Артаксерксу, царь спросил его, отчего он так печален. Нехемия отвечал: «Как же мне не печалиться, когда город, где находятся могилы моих предков, разрушен?». Сочувствуя горю Нехемии, царь позволил ему поехать на время в Иерусалим, укрепить город и ввести в Иудее новые порядки. При этом Нехемия получил звание наместника (пеха) Иудеи.

В 445 году Нехемия прибыл в Иерусалим и тотчас стал призывать жителей к дружной работе по укреплению города. В течение почти двух месяцев народ работал, днем и ночью, над возведением крепостной стены вокруг столицы. Враги иудеев, в особенности самаритяне со своим начальником Санбалатом во главе, старались всеми способами мешать этим работам и даже нападали на строителей; но Нехемия вооружил всех рабочих и велел одной части охранять стену в разных пунктах, в то время как другая часть работала над постройкой. Среди рабочих были и такие, которые одной рукой клали камни, а другою держали меч для защиты. После двухмесячных напряженных трудов крепостная стена вокруг Иерусалима была готова, а вскоре были восстановлены и разрушенные городские ворота. У ворот была поставлена стража. Ворота запирались на ночь и открывались только утром, «когда солнце уже грело». Иудейская столица, прежде беззащитная, стала теперь укрепленным и замкнутым городом и внушала некоторый страх окрестным племенам.

Когда крепостная стена вокруг столицы была возведена, приступили к постройке разрушенных домов внутри города. Так как в Иерусалиме было очень мало жителей, то Нехемия перевел туда часть населения из деревень. В то время в Иудее был продолжительный неурожай хлеба, и народ бедствовал. Богачи, у которых были большие хлебные запасы, давали неимущим хлеб в долг; но когда бедные дойжвяки не могли возвращать к сроку полученные ссуды, заимодавцы отнимали у них дома и имущество, а иногда обращали в рабство самих должников.

Возмущенный этим, Нехемия заставил богачей прекратить свои жестокие поступки, отпустить на волю бедных должников и возвратить им отобранное имущество.

Водворив, таким образом, некоторый внешний порядок в стране, Нехемия соединился с Эзрою для совместной духовной деятельности. В начале осеннего месяца Тишри они созвали в Иерусалиме многолюдное народное собрание, состоявшее из мужчин и женщин. Эзра громогласно прочел пред собравшимися на площади ряд глав из Торы (Пятикнижия), поручив левитам подробно растолковать прочитанное народу. Народ был глубоко тронут. Все присутствовавшие поднялись со своих мест в знак благоговения перед словом Священного Писания; слезы текли из глаз слушателей, которые теперь поняли, как сильно уклонились они в жизни от высоких нравственных заповедей Торы. 24 Тишри было назначено днем всенародного покаяния. Все постились в этот день и облеклись в траурную одежду. Левиты, обращаясь к народу, изображали в ярких красках все его прошлое, все его великие подвиги и роковые ошибки. После этого взволнованным слушателям был прочитан письменный «договор», которым все они клятвенно обязались точно соблюдать законы и заповеди Торы. Под этим договором подписали свои имена представители народа, священники и левиты.

Позже Нехемия принял меры к тому, чтобы иудеи, оставившие еще у себя инородных жен, удалили их, чтобы народ строго соблюдал закон о субботнем отдыхе и чтобы дурные священники были удалены от храмовой службы. Один из главных священников Менаша, женившийся на дочери начальника самаритян Санбалата, был изгнан из Иерусалима (около 430 г.).

Тогда начальник самаритян построил для своего племени особый храм на горе Гаризим, близ города Сихема, и назначил Менашу первосвященником в этом храме.

С тех пор самаритяне все более отдалялись от иудеев в своих верованиях и образе жизни. Из всего Священного Писания они признавали только Пятикнижие Моисееве и книгу Иошуа, но и в этих книгах они потом многое изменили.

Самаритяне еще долгое время враждебно относились к иудеям и старались вредить им при всяком удобном случае.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >